Домашняя / Фантастика / Новинки русской фантастики — Сергей Чмутенко Всадники Мысли

Новинки русской фантастики — Сергей Чмутенко Всадники Мысли

Читать новинки русской фантастики — Сергей Чмутенко Всадники Мысли

Синопсис к книге

Повесть о талантливых русских инженерах, которые исследовали тонкую физическую структуру мыслей  формирование мыслеобразов и, несмотря на скудное финансирование и отсутствие помощи от Академии Наук , создали серию приёмных и передающих устройств, позволяющих читать мысли конкретного человека, кроме того принимать потоки мысленной информации из дальнего Космоса от инопланетных цивилизаций  находящихся на расстояниях в десятки и сотни световых лет от Земли. Кроме того группой под руководством талантливого руководителя и инженера Сергея Крылова  разработан передатчик мыслей на колоссальные в космическом масштабе расстояния, позволяющий обмениваться информацией с рядом инопланетных цивилизаций. Группа Сергея Крылова работала в тесном контакте с экстрасенсами, один из которых с помощью прибора, разработанного и использующего информацию фантома (души) погибшего в аварии человека выясняет точную причину аварии.  Группу Крылова случай свёл с Израильскими физиками, которые работали в тесном контакте  со спецслужбами Израиля над предотвращением террактов  исламскими экстремистами. Израильтяне предложили финансировать разработки в обмен на реальное использование приборов Крылова  для выявления и нейтрализации террористов.  Группе Крылова, работая в Израиле, с помощью своей аппаратуры удавалось прочитать мысленные намерения террористов и, так называемых, шахидов (смертников) в деталях и, с  помощью передатчика мыслеобразов, внушать шахидам   страх перед террактом , они сдавались полиции.  Террористы под воздействием навязанного им ужаса передачей определенной мысленной информации  перед террактом панически убегали с места установки взрывного устройства, чем себя обнаруживали и нейтрализовались.  Воздействие на человека «правильной» мысленной информацией с помощью передатчика  он воспринимал как свои мысли и, в большинстве случаев, делал то, что ему диктовали. Развал Союза из-за повышенного интереса местного КГБ заставил всю  группу переехать в Россию и там в небольшом городке организовать лабораторию и опытное производство. Несмотря на финансовые трудности (Израильтяне прекратили финансирование) инженеры группы непрерывно совершенствовали аппаратуру и даже использовали её для борьбы с алкоголизмом. В группе серьёзно задумались над новым направлением работ коррекцией  дефектов генома на основе последних представлений полевой генетики. Иными словами воздействием определенного корректируюшего потока мыслеобразов исправлять дефекты ДНК.  Повесть не окончена, и если уважаемый читатель не против, будет продолжена в свете последних событий  в борьбе с новой раковой опухолью Человечества ИГИЛ .

Сергей Чмутенко Всадники мысли скачать WORD

Всадники мысли читать онлайн

ВСАДНИКИ МЫСЛИ
Сергей Чмутенко
(научно- фантастическая повесть)

1

Сережа с нетерпением ждал начала урока, потому-что на перемене невозможно было читать было слишком шумно пацаны бесились, хлопали крышками парт, стреляли друг в друга жеваной бумагой через трубочки, втягивая в этот веселый дурдом почти всех в классе. Отличник Толик сидел и, улыбаясь с ямочками на кругленьких щеках, наблюдал за бесившимися, он поморщился, когда Вовка и Саня втащили за шиворот из корридора Женю Сухина в класс, тот страшно выпучив глаза орал: «Убивают!». Всем было до одури смешно и весело, только Оля грустными карими глазами наблюдала за всеми, она стыдливо прятала под партой ноги в штопанных чулках, и , видимо поэтому редко выходила со всеми девчонками в корридор на перемене, а когда ее вызывали к доске, она почти вплотную подходила к первым партам, чтобы не видно было, аккуратно заштопанных коленок. Сереже Оля нравилась, а может он ее просто жалел, она была из многодетной бедной семьи.
И вот долгожданный звонок на урок, Сережа открыл вожделенную книгу затертую и затрепанную, сверху на обложке Александр Беляев, он нашел закладку – спичечную этикетку. «Властелин Мира», так назывался роман. Из этого счастливого состояния начала чтения его вывела Любка- соседка по парте, она легонько стукнула его учебником Истории по башке и диким шепотом прошептала: «Ты что, дурак что-ли, встань, училка зашла..». Он встал, книга упала с колен на пол, учитель истории Елена Ивановна заметила это и, едва заметно улыбаясь уголками губ, сказала: « Садитесь, седьмой Е». Только бы не вызвали сегодня, причитал он мысленно,и со страхом смотрел на учительницу, взгляд которой скользил по журналу сверху вниз и обратно. Весь класс с замиранием сердца ждал, кого вызовут, потому, что было начало Весны и никто ни черта не учил, за исключением «правильных»: одного отличника и двух- трех ударников. Сережа встретился взглядом с учительницей и вдруг отчетливо понял,как-будто это она скакзала вслух, что она его сегодня не вызовет и он успокоился и начал читать напрополую, иногда отрываясь от книги с таким выраженнием лица, как будто он весь внимание и никто в классе не знает, что он читает. Саня Иванов, улучив момент, когда Елена Ивановна отвернулась к карте на доске, развернулся к Сергею и сделав напряженное лицо прошептал: — Сэр, я следующий, не вздумай отдать книгу Лосю- и показал Сэру кулак. Сэр кивнул.
Самыми затрепанными и затертыми книгами в школьной библиотеке были книги Майн Рида, Фенимора Купера, А. Дюма, «Плутония, Земля Санникова» Обручева , «Дерсу Узала»В.К. Арсеньева, Александра Беляева, Немцова, т.е тех авторов, читая романы которых невозможно было оторваться от книги под страхом расстрела, книги просто глотали, подражая героям книг. За этими книгами в библиотеке была большая очередь. Они питали наше еще детское воображение и вселяли надежду на то, что мы когда-нибудь испытаем себя в приключениях или изобретем такое, что спасет все Человечество.
Сережа не был исключением, он был мечтателем, его легко было обидеть грубым словом, но когда воображение и фантазия уносила его в далекие миры, он не слышал и не видел ничего вокруг,он просто обалдевал от полета в своих мыслях, а возвращаясь оттуда испытывал страшную усталость, как будто все было наяву. В седьмом классе он уже твердо знал, кем он будет. Писатель-фантаст Немцов (бывший радиоинженер) и математичка Антонина Яковлевна толкнули его в эту прекрасную бездну творчества. Он полюбил радиотехнику уже тогда, когда в ней абсолютно не «сёк ». Однажды, увидев, как на математике весь класс по очереди слушает детекторный приемник в футлярчике от часов, она подозвала его на перемене и дала ему книгу «Радиодело для солдат и офицеров Красной Армии» 1938 года издания и сказала: -Мой муж по ней учился, почитай, не пожалеешь. Приговор был подписан. Более толковой книги в технической литературе он больше не встречал. Теперь уроки он делал в свободное от занятий радиотехникой время, учиться стал, мягко говоря хуже, но в физике он сёк, как говорили тогда пацаны, на пять с плюсом. Потом был техникум, институт, из которого его выгоняли два раза: один раз за начерталку, а второй за сверхминиатюрные радиостанции с которыми сдавала экзамены вся группа. Простите, уважаемый читатель, за биографические подробности этого парня, но что поделаешь, я к нему неравнодушен, кроме того он мой тезка и старый приятель.
Работу он менял часто, отпускали его с искрекнним сожалением. Он был эмоционален, иногда так уходил в самобичевание, что в конце концов становился сам себе противен и замыкался в себе, но потом снова оживал.. Все, за что он брался, выполнял обстоятельно с полной самоотдачей глубоко и до конца «вьезжал», не считаясь со временем. Загорался быстро и горел ровным огнем до окончания работы, доводя себя до изнеможения, а когда получалось, то, что было задумано, он боялся радоваться, сдерживал эмоции, как бы боясь спугнуть удачу. В какой бы «конторе» он ни работал, после него оставались изобретения, оригинальностью которых он задевал самолюбие многих коллег, которые «петушились», вначале тщательно заплевывая все, что он родил, а потом, после его ухода, смело и беззастенчиво выдавали все его мысли за свои, привыкая к ним, как к родным. Это его огорчало, но не очень — Ничего, пользуйтесь, мы еще, слава Богу плодовиты, совесть ваша не жажда, пусть мучает, — говорил он, работая уже в другой «конторе». Такое привыкание к чужим идеям и мыслям характерно людям слабым, ограниченным и бесталанным, особенно людям в руководстве, когда выслушивается здравая мысль подчиненного, на нее нет реакции начальника, а потом, через некоторое время, он тобою выстраданную мысль формулирует как свою с едва скрываемой гордостью. Сереже очень везло с коллективами в которых он работал. Это были даже не коллективы, а семьи со своими любимыми и нелюбимыми со своим «уродом», но все были как братья и, не задумываясь, бескорыстно бросались помогать тем, кому плохо или трудно. Он не переставал удивляться тому, что он такой «побегунчик», у которого скоро не останется места для записей в трудовой, и ему так везет на коллег – нормальных, умных парней. — Да, я просто избалован хорошими командами, ох и трудно будет играть в плохой, — говорил он нутром чувствуя, что не бывает такого длительного счастья и когда нибудь все равно произойдет череда событий, которая круто изменит его жизнь.

2
Мне сейчас трудно сказать, когда эти его мысли оформились, но я глубоко уверен в том, что не он один так думает и сознание этого возможно позволит мне изложить некоторые из них.
Эти размышления — его ниша, отдушина, когда мы по старому «совковому» обычаю беседовали с ним на кухне и мы с его женой выслушивали его «бредни» о том, что когда-то люди придут к единству понимания величия нашего Создателя — Величайшей сверхцивилизации, гениального генного инженера, обладающего абсолютным знанием Мироздания, давшего нам великие непреходящие нравственные принципы через своих пророков, наблюдающего за каждым из нас как мудрый, добродетельный и все понимающий отец, дающий нам полную свободу выбора цели жизни.
Он говорил о том, что религии хоть и даны были человечеству для очищения душ, но они были созданы для людей прошлых эпох, людей того уровня интеллекта, того уровня осознания своей роли в многообразии жизни, которое сотворил Создатель.
Сейчас приближается время, когда Человечество, сохраняя непреходящие великие нравственнные принципы, взятые из религиозных учений откажется от полусказок и на основе трансформации всех разрозненных религий наконец создаст единое учение
доступное для понимания современным человеком, осмысливающем на космическом
уровне основные заповеди и такие понятия как нравственность, сострадание, любовь. Он говорил о том, что именно тогда и только тогда наконец-то настанет примирение между религиозными учениями и разными конфессиями и прекратится религиозная ненависть, а значит и кровопролитие на основе религиозной розни. К большому сожалению за 2-3 тыс.лет Человечество мало изменилось. Так больно, что алчность, жестокость, жадность, деньги продолжают править современным миром. Пораженные этими недугами люди ищут и находят-же оправдание своим чудовищным преступлениям против своих же братьев.
Он говорил о том, что настанет время, когда Человек, научившийся корректировать геном, создаст биологических роботов, имеющих совершенную биологическую организацию, имеющих сверхпрочную кожу, выдерживающих много большие, чем человек перегузки, обладающих высокоразвитым интеллектом, бесполых с большой продолжительностью жизни (2-3 тыс. лет). Ведь прилетают же «зеленые» человечки-роботы к нам, а мы как страусы прячем голову в песок, тщательно скрывая материалы об этом под грифом «Сов.секретно», и плодим сотни низкопробных фильмов об агрессивности инопланетян, и фильмов о «Звездных войнах». Нам, видимо, пока не дано понять, что существа, пославшие к нам из таких далей «зелененьких» биороботов, обладающие таким высоким интеллектом и технологически обогнавшие человечество на тысячи лет не могут нести агрессию, на которой делают акцент авторы низкопробных фантастических триллеров. Мы наконец-то откажемся от ракетных принципов передвижения во Вселенной и разработаем новые межпланетные корабли экологически чистые, способные «перемещаться» в любую точку Вселенной за секунды и максимум часы, корабли, двигатели которых будут использовать колоссальную знергию «растворенную» во Вселенной.
Мы посылаем сверхмощные радиосигналы во Вселенную в надежде на то, что нас услышат братья по разуму и ответят нам. Как мы наивны – ведь радиоволны, распространяющиеся на расстояния тысячи световых лет в те области Вселенной, где могут существовать биологические или иные формы жизни, претерпевают трудно представимое затухание и время распространения на такие расстояния так велико, что их можно сравнить разве что с почтовой каретой, которая привезет поздравление с днем рождения ко дню кончины, в то время как мысль и мыслеобразы колоссально уплотненные информацией, распространяются практически мгновенно не затухая на чудовищно большие расстояния (миллионы световых лет). Мысль – понятие неязыковое т. е.рассуждения о том, что люди, говорящие на разных языках мыслят,скажем по русски, по немецки, по английски либо на каком-то другом языке несостоятельны, т.к. те или иные поступки людей,вне зависимости от языка на котором они говорят, под управлением своих или чужих мыслей при прочих равных условиях похожи. В будущем люди смогут понять друг – друга даже не будучи полиглотами, а лишь развив в себе телепативные способности, а значит, в будущем у Человечества будет реальная возможность телепативно обмениваться информацией со своими братьями по разуму как на нашей планете, так и в отдаленных галактиках, формируя направленный мощный поток энергии мысли, позволяющий передавать колоссальные обьёмы информации. Дело лишь за «малым» — понять и изучить физику формирования мыслеобраза (гипотетически –это микролептоново-плазменная субстанция, возникающая при изменении плотности времени), научиться формировать мощный адресный направленный поток мыслей, не мешающий людям в ближней зоне излучения для которых он не предназначен, а также принимать и дешифрировать информацию ввиде мыслеобразов, визуализировав ее в доступной для наблюдения форме. Но доступ к такому преобразованию информации должны иметь люди высоких нравственных принципов, иначе этот лептоновый век станет уж точно последним в истории существования нашей планеты.
Все больше людей искренне верят в Бога (Создателя), и ученые, занимающиеся фундаментальными исследованиями и искренне верящие в Великого и Мудрого Создателя наиболее успешны в своих исследованиях, выводы их взвешенны, а результатты исследований как правило имеют практическую реализацию. Создатель дал нам свободу выбора в своем развитии. Мы же увы выбрали порочный путь: паровые машины, бензиновые двигатели внутреннего сгорания, ядерные реакторы, ракетные двигатели. Мы с остервенением опорожняем земные недра. Этот путь медленно убивает наш дом, нашу планету. Этот путь отбросил развитие нашей цивилизации по меньшей мере на 300-500 лет и отсрочил полноценный диалог с нашими братьями по разуму, которые используя цепь превращений «энергия-энтропия-время-пространство» на своих кораблях уходят из одного «пространства»,чтобы появиться в другом, при этом никакой роли не играет величина расстояния между точками перемещения: несколько сотен метров или сотен световых лет, такой «полет» длится доли секунды.
Понятие бессмертия души, перестало вызывать снисходительную улыбку даже у самых ярых воинствующих атеистов. Душа, являясь лептоново- плазменной полевой субстанцией чрезвычайно сложной пространственной структуры, несущая информацию о всех наших предыдущих жизнях не может быть уничтожена ни одним из известнных нам видов оружия, она бессмертна и эволюционирует,накапливая информацию, совершенствуясь, пополняет информационный банк Вселенной, об этом позаботился наш Создатель. Душа , обладая чрезвычайно сложной энергоиформационной структурой, с точки зрения классической физики имеет очень низкую плотность, грубо говоря, ниже плотности самого разреженного вакуума Вселенной, а значит обладает такой проникакющей способностью, что не может быть ни экранирована ни поглощена ни одним, известным человечеству элементом сколь угодно высокой плотности. Ряд известных ученых уже давно исследуют явление так называемого энергоинформационного обмена, но почему-то они даже в своих научных кругах испытывают странное безразличие, мягко говоря , и откровенные усмешки со стороны власть и деньги придержащих, это так напоминает отношение к кибернетике на заре ее развития.
Он говорил, что ему снятся вычислительные структуры невидимые как душа человеческая, легко программируемые, доступные через мысль и ею управляемые, не требующие источников питания, т.е. персональные компьютеры, находящиеся все время с тобой. Стоит только сформулировать мыслеобраз-задачу, получаешь несколько вариантов ее решения, а тут уж должен поработать твой интеллект для выбора наиболее приемлемого из них, т.е диалог «человек-машина» в нашем теперешнем понимании станет наконец проще и естественее, не требуя от человека специальных знаний и условностей языков программирования.
.Я много раз переосмысливая то, о чем мы говорили на кухне понял, что человек с таким широким диапазоном интересов и знаний, с таким весом интеллекта , собрав команду себе подобных, может творить чудеса.

3

Прошло три года. За все это время мы не разу не «пересекались» с Сергеем, но тут произошел случай, который оживил в памяти те темы, которые мы когда-то затрагивали с ним в кухонных беседах.
Я работал в горах Тянь-Шаня в электромагнитной экспедиции института высоких температур АН СССР. Экспедиция занималась параллельно с институтом сейсмологии разработкой методик исследования геофизических процессов как во время землетрясений, так и исследовании предвестников землетрясений с целью разработки кратко- и долгосрочных прогнозов. Отряд, в котором я работал занимался разработкой и внедрением электронных приборов, которые использовали геофизики нашей экспедиции в своих исследованиях.
Утром, в 6-30 нас на автобусах отвозили в горы, предприятие находилось на высоте 2500 м, а вечером возвращали в город. Деньги, по тем временам, платили приличные, работали мы увлеченно, одно было неудобство, мало кто мог легко адаптироваться к перепадам давления два раза в день, однако ради больших денег со всем мирились. Были, правда времена когда надолго задерживали зарплату и мы помимо работы крутились, чтобы заработать «детишкам на молочишко».
Случай, о котором я хочу рассказать произошел в сентябре. Мы ехали домой с работы. Был мягкий теплый сентябрьский вечер, горы уже окутывала крисстально чистая вечерняя прохлада, я с содроганием думал, что через каких-то 15-20 минут мы опять нырнем в смог и духоту азиатского большого города. Вдруг раздался звук, от которого по салону автобуса пробежал холодок ужаса, это был звук соударяющихся машин, дикий визг тормозов — звук аварии. Проехав 200-250 метров, наш автобус остановился на обочине. Все бросились к окнам, на противоположной стороне дороги почти поперек движению стоял Москвич, из радиатора шел пар. Внутри салона шевелилось что-то окровавленне бесформенное, это что-то вызвало такой ужас, что женщины в салоне как по команде зарыдали , мужчины смотрели в оцепенении. Меня и моего друга Гену как будто кто-то одновременно подтолкул к дверям, мы вышли и растолкав зевак подошли к машине. Метрах в пятидесяти у поваленных на обочине деревьев стоял КРАЗ, у переднего его колеса на сфальте сидел его водитель он выл,обхватив окровавленную голову руками. Я крикнул в толпу, чтобы вызвали скорую, к телефонной будке побежал какой-то мальчик. Передняя и задняя левые двери лежали оторванные на середине дороги. Мы с Геннадием не сговариваясь нашли в искореженном багажнике фуфайку, осторожно вытащили бесформенное окровавленное тело водителя, положили на фуфайку и оттащили на обочину, когда тащили Гена мне сказал: «Серж,чуть осторожнее,ты тащишь как мешок», я ему что- то бессвязно ответил. От лобового соударения Москвича с КРАЗом, двигатель Москвича сорвало с подвески и он вьехал в салон, а так как рулевое колесо ударило водителя в грудь, водитель оказался на уровне заднего сиденья и лежал на оторвавшейся и лежавшей горизонтально спинке переднего сиденья. Подьехала скорая, осмотрели тело, остановили кровотечение на шее и груди. Кто-то близко от нас из толпы орал, что не надо было тревожить тело до приезда скорой, но молодой парнишка-врач, посмотрев на меня, сказал не всем понятную фразу: — Милые вы мои, у него ранения не совместимые с жизнью. Водителя Москвича и водителя КРАЗа увезла скорая, а менты так и не приехали.
Я приехал домой и не мог себе найти места, всю ночь мне снилась авария, я кричал во сне, чем сильно напугал жену. Понемногу все подзабылось, к моему стыду погруженный в свои заботы, я даже не поинтересовался, выжил ли водитель.
Прошло чуть больше полугода. Начались трудные времена, нам все чаще задерживали зарплату и все время угрожали разогнать всю нашу «контору». Я, после работы и в выходные дни стал шабашить на своем Москвичишке, возил людей от вокзалов до базара и обратно. Один раз я попал в автомобильную пробку у центрального рынка. Двигались, в лучшем случае со скоростью один метр в минуту, у самого перекрестка ко мне в машину вскочил парень с костылем, на шее у него был ремень от помпы, под мышкой в рваной газете — тормозные колодки от Москвича. Я покрыл его матом, сказав, что неохота платить штраф из-за него дурака. Он немало не смутившись сказал: — Не боись, ментов беру на себя, поехали до рабочего городка, Серега. Я посмотрел на парня, лицо его было в шрамах, самый крупный и рваный был от подбородка до ключицы и ниже скрывался под тельником. Я вначале спросил его: — Это где тебя так, в Афгане небось, да нет в аварии — А где друган твой Гена?. И тут меня как молнией ударило, я остановился на обочине, меня прошиб холодный пот. — Откуда ты меня то знаешь, а Генку откуда, — спросил я, отстукивая челюстями дробь. — Я вас видел и слышал, паря над дорогой когда в сентябре вы тащили меня на фуфайке, — несколько картинно ответил он, — ты был в рыжем пиджаке, а Гена в сине-серой штормовке. Я сидел и не мог вымолвить ни слова. Он закурил и стал рассказывать, что душа его и второй раз в реанимации отлетала от тела, и что он наблюдал себя со стороны всего в бинтах, и что видел, как в ординаторской разливали спирт врачи, дежурившие в ночь, собираясь выпить и как молодой парнишка врач-«интерн» прижимал в коридоре медсестричку. Я тоже закурил и понемногу успокоился.
— Найди еще кого- нибудь в мире, у кого бы как у меня два раза душа отделялась от тела и при этом я жив, – с нескрываемой гордостью сказал он. Мы поехали, против его дома я остановился. «Николай»- неожиданно представился он ,подавая мне руку на которой не было трех пальцев, — Видишь, я вас знаю, а вы меня нет, во нонсенс, ну ладно спасибо, бывай- и сунул мне в руку трояк, я выскочил из машины догнал его и вернул ему деньги. Долго еще я стоял у обочины, переваривая услышанное. Какой жизненной силой должен обладать человек, чтобы два раза вернуться с того света. А может это воля Бога, значит есть на то какие-то причины, какие причины, почему именно он, а другие уходят туда с первого раза. Немного успокоившись, я поехал домой. Я вспомнил наши с Сергеем разговоры о душе, собственно не наши, а его рассуждения, его гипотезы, столь смелые и оригинальные, что становилось не по себе.
Почему душа возвращается в тело, как она видит предметы, как эта субстанция слышит и слышит ли, может просто читает мысли. И ведь запомнились же Николаю имена. Вот бы сюда Серегу, он наверное смог бы обьяснить, и где этот сумасшедший, три года я вообще о нем не слышал, он как в воду канул, как умер, а ведь город маленький-всего около миллиона.
Потом опять захлестнула реальная жизнь, вечные поиски шабашек, работы семейные проблемы и мне было не до «тонких» субстанций. Кроме всего прочего развалили Союз, в некогда самой спокойной Республике закипело, забулькало национальное самосознание .
И вот господин случай, а может, так надо было Богу, столкнул вновь меня с Сергеем. Пусть простит меня читатель за обилие трагических событий уже на первых страницах, но именно череда таких событий, иногда, заставляла людей полностью переосмысливать «законы» бытия и свою жизнь.
У моего бывшего коллеги по работе в НИС на Кафедре технической физики Политехнического Института погиб сын Коля в автокатастрофе, на третий день после своей свадьбы. Как потом стало известно его и жену на мотоцикле, сбил самосвал, за рулем был пьяный водитель. Водителя, благодаря связям и деньгам родственников отмазали от суда, тем более, что Коля и его жена погибли, а свидетелей не было. Списали все на погибших. Иван, отец Коли был в состоянии, близком к умопомрачению и всем, с неестественной улыбкой на лице, твердил: — Мне надо точно знать, как все произошло, надо восстановить истинную картину, я уверен, что Коля не виноват. На девять дней, Ваня, осунувшийся и обросший с туберкулезным румянцем на щеках, подошел ко мне и сказал: — Сережа, у меня есть знакомый мужик, он живет в вашем районе, он экстрасенс, сходи к нему он не откажет, он наш. Может с его помощью восстановим картину. Мне так плохо Сережа. На следующий день, после работы, отложив все шабашки, я пошел к экстрасенсу. Глухой тупиковый переулочек, аккуратный, видимо саманный домик, палисадник с сиренью, звонок на столбе калитки, ничего необычного. Я позвонил, откуда-то из-а угла выбежала маленькая собачёнка, похожая на Жучку из стихов Пушкина, она облаяла меня и замолчала рыча, поглядывая в ту сторону, откуда должен выйти хозяин. Хозяин меня поразил с первой секунды, это был мужик лет 43-45-ти широколицый, коренастый, с полуулыбкой на лице и голубыми глазами, в руке у него рубанок. Мы познакомились,его звали Саша, у него было крепкое мозолистое рукопожатие, от которого мне стало стыдновато за свою интеллигентскую ладошку. Он сразу, с первого взгляда располагал к себе, было такое чувство, что мы давно знакомы. Я сказал, что я от Ивана, его приветливая полуулыбка слетела с лица, — Душман, свободен, — сказал он, обращаясь к собачонке, и Душман с чувством исполненного долга побежал впереди нас, попутно по-хозяйски строго, пугнув соседскую кошку. В доме все было просто и уютно. Мы присели в зале к столу. — Маш, угости нас чайком, — крикнул он жене, которая с кем-то ласково, видимо с кошкой, разговаривала на кухне. Сразу перешли на ты. Он сказал, что только сегодня узнал о Ванином горе. Я передал ему Ванину просьбу. В зал вошла Маша остроносенькая блондинка с розеткой с вареньем и домашними булочками. Она была явно моложе Саши, но чем-то неуловимо на него похожая, улыбнулась, и без предисловий сказала:
— Кот, Федор у нас умник, поймает мышь, принесет,положит на пороге кухни и пока не похвалишь его, не сьест. Пейте, мальчики чаёк, разговаривайте, я вам не мешаю,- и ушла во двор. Саша сказал, что Ваня несколько переоценивает его возможности, шансы невелики узнать как все было, но , учитывая, что времени прошло немного и состояние Ивана, можно попробовать, тем более что у него есть друг Сергей, талантливый электронщик и физик. Как фамилия этого парня, спросил я , Крылов, ответил Саша. Я обалдел от неожиданности и от счастья, что вновь встречусь с Сережей, я слушал Сашу, уставившись в пол. Мы с ним уже три года ведем одну работу, полезность которой , трудно переоценить, результаты небольшие, но очень обнадеживают. Если ты, Сергей воздержишься от преждевременных афиш, мы покажем тебе наш первый прибор, с помощью которого можно попытаться восстановить картину трагедии. То,что меня считают экстрасенсом, это сильно сказано, я это слово не люблю, я просто в большей степени вижу и чувствую то, что не видят другие, а прибор позволяет многократно усилить мои способности. Вообщем так, Сережа,легонько хлопнув меня по коленке, сильно обольщаться не следует, попробуем, а там посмотрим и вот что, ни открытие ни изобретение еще не застолблены, поэтому, учитывая их серьезность, о том, что увидишь никому ни слова. Я сказал, что будь спок., и что я я давно знаю Крылова и несказанно рад, что его увижу и что вот уж три года как я потерял его из виду. Сашино лицо просветлело, он сказал, что он тоже рад этому. Мы договорились встретиться в ближайшую субботу втроем на месте, где произошла трагедия, вечером, в 19-30, когда меньше зевак и сказал, чтобы я, пока не обнадеживал Ивана раньше времени. Он проводил меня до машины и я уехал. Я был рад, что жизнь мне подбросила возможность соприкоснуться с этими талантливыми чудесными парнями.

4

Селение называлось « Горный Орел», это аккуратненькая деревушка в предгорьях, так же назывался и винодельческий совхоз, в который она входила. На место я приехал раньше условленного времени минут на 10-15. Сережа с Сашей приехали на Сережиной «копейке». Сережа, всегда такой эмоциональный, подошел ко мне и обняв меня, похлопал меня по спине. «Здорово дружище,сколько лет сколько зим. Саня тебе все обьяснил и мне рассказал о Ванином горе. — Давайте ребята перекурим, — сказал Серега — и потихоньку начнем. Ты ж не курил, сказал я ему, я и не курю, но в такие моменты иногда покуриваю. Мы с Серегой молча покурили, а Саша внимательно осматривал место трагедии. Сережа подошел к машине и взял толстенький дипломат с электронным кодовым замком и присев на лежащую у обочины опору ЛЭП, открыл дипломат, приставив к замку ключ в виде газовой зажигалки. В дипломате, разделенном на несколько отделений, в одном из них я увидел экран небольшого дисплея, в другом лежал шлем, напоминающий резиновую шапочку пловцов, спереди была небольшая коробочка, размером с два спичечных коробка, составленных торцами. — Вот наша шапчонка, — сказал Серега и, обращаясь к Саше сказал: — Саня, иди одевай. Саша взял шапку и почему-то, погладив себя по голове, одел её. Он сказал, чтобы мы посидели тихо в машине и не мешали ему думать. Серега, положив подбородок на руки на руле, спокойно смотрел на Сашу, а я смотрел на Сашу, боясь пропустить любое его движение. Саша медленно двигал головой, как будто освещая фонариком место происшествия, искал что-то, потом застыл, направив коробочку куда-то в сторону гор. В такой неподвижной позе он оставался минут десять, по его лицу было трудно понять, что он переживает, тем более, что свет фонаря на противоположной стороне дороги слабо освещал то место,где стоял Саша. И вот Саша закончил свое обследование. — Там, где я стоял, осталась полянка обгоревшей травы. На этом месте, по рассказу Ивана, нашли обгоревшее тело Коли. Здесь я и обнаружил полевой фантом смерти Коли, — сказал Саша. Я с нетерпением стал спрашивать: — Мужики, ё моё, какой фантом, я ничего не понимаю, ведь со дня смерти прошло больше двух недель. Саша, как-бы не слыша моего лепета, продолжал: — Колю действительно сбил самосвал на обочине встречной для самосвала полосы, а это значит, что Колиной вины эдесь нет, Коля видел, как он вилял до входа в поворот, за которым и произошла авария. Плюс ко всему «потеряли» результаты экспертизы на алкоголь водителя, сомнения нет, этот гад за рулем был пьян . Я понемногу успокоился, но все равно меня так и подмывало, подпирало любопытство, как они все узнали. Сергей, когда мы уже ехали домой, как бы читая мои мысли сказал: -Попытаюсь в общих чертах обьяснить как. Работа нашего прибора основана на открытии П. П. Гаряева, согласно которому спектр рассеяния умираюших молекул ДНК несет информацию о жизни и смерти. О смерти потому, что в момент смерти во время разрушения ядер ДНК происходит энерго- информационный взрыв, порождающий волновой сгусток своеобразный фантом, а вот в нем-то и записана информация, которую мы считываем, путем облучения фантома коллимированным (параллельным) пучком лазера, принимаем спектр рассеивания, который рождает в мозгу наблюдателя более или менее четкие картинки-мыслеобразы. Фантом совокупности волновых сгустков всего умирающего организма (с некоторой натяжкой его можно назвать душой) по неисследованным пока причинам находится 40 дней в районе гибели, а потом исчезает или уходит за пределы разрешающей способности прибора. Вот так Серж. Кроме того не все люди с помощью нашего прибора могут «поговорить» с умершими, нужны развитые способности к телепативному восприятию, они есть у Сани. Я , например, воспринимаю информацию как некие сумбурные картинки не связаннные между собой, говоря языком радиотехники – шумовые.
Будучи неглупым инженером — прогматиком, я был потрясен сказанным, тем как далеко ушли от классических подходов эти мужики, и как скромно и обыденно они говорят об этом.
Крылов сказал, чтобы я не вздумал рассказывать Ване о нашем обследовании с прибором. Пусть он думает, что полученная информация, плод напряженной работы только Саши- экстрасенса, всё равно всё , что мы узнали к уголовному делу не пришьёшь, паровоз ушёл, да и не поймут. Сергей сказал мне, прощаясь: — Ты приходи к нам, я покажу еще кое-что, если понравится у нас, нам грамотные электронщики нужны, правда с финансированием у нас хреновато. Нет спонсоров. Ну , приходи, сам посмотришь. Будь, дружище.
Я был счастлив и горд тем, что судьба меня соприкоснула с этими парнями.

5

Времена настали трудные, в результате развала Союза у нас в городе заводы и фабрики останавливались, люди по привычке приходили на работу, но в конце- концов уходили «челночить», торговать на базаре, продавая и перепродавая, кто поухватистей создавали кооперативы, которые тут-же начинали доить налоговики и рекетёры. Я тоже подрабатывал после работы где только можно, по понедельникам, средам и пятницам ремонтировал телевизоры на дому, от кооператива, а во вторник,четверг и субботу шабашил — чистил сартиры на стареньком говновозе ГАЗ-51. Он мне достался временно от одного старичка, который заболел и, чтобы не потерять работу, договорился с начальством, о временной подмене своим человеком, т.е. мной. Надо сказать большее финансовое удовлетворение приносила работа на поприще ассенизации, шабашек было- пруд пруди, да и рекетёры не наезжали. Работа не требовала особого интеллекта, сунул шланг, включил компрессор и жди, с каждого отхожего места 40-50 рублей, а таких мест в погожий вечер выгорало 3-4. Карманы оттопыривались от денег, ни один Гаишник почему-то никогда не останавливал мой Газон, не смотря на то, что у меня не было прав, видимо потому, что я никогда не превышал скорость, т.к. с Газона нельзя было выжать больше 60 км/час. С одним обстоятельством было трудно мириться- это специфический запах экскремента, который пропитывал одежду, волосы, даже деньги, несмотря на то, что кто-то мудрый когда-то сказал, что деньги не пахнут. И всё же я с содроганием думал, что вот-вот хозяин дядя Вася выздоровеет и отберет у меня этот «Клондайк». Так и произошло, дядя Вася позвонил как-то вечером и бодрым, но пьяненьким голосом сообщил: — Серёжка, сынок, я уже в п..поряде и г..отов прынять от тебя эстафету, занеси ключи, будь другом. Я грустно пошутил, что у меня права менты отобрали и пошёл отдавать ему ключи. Жена и старшая дочь проводили меня до двери с такой грустью в глазах, как будто меня, известного сенатора, незаслуженно опустили до бомжа. Да, к «хорошему» быстро привыкаешь.
Помыкавшись с одной работы на другую, я все-таки, решил зайти к Крылову. Цокольное помещение в старом двухэтажном домишке почти на окраине города, во дворе туалет «со всеми удобствами» из неструганных досок. Мое внимание привлекла вышка из стального уголка, высотой 20-25 метров, на верхушке которой было уставновлено что-то ввиде стакана из проволоки размером с мусорную урну. Это что-то медленно вращалось вокруг точки подвески. Как радиоинженер я отметил про себя, что устройство не было похоже ни на одну из известных мне радиоантенн. Я вошёл, прошел как обьяснили, коротким темным корридорчиком и попал в комнатку, длинную как трамвай, в торце этой комнаты была дверь в другую, такую же как первая, а точнее двери не было, был только дверной проём. В первой комнатке было на удивление чисто, стены, обклеены моющимися обоями, на полу линолеум. Справа,за прилепленным к стене столом сидела рыженькая девушка в белом халатике, в комнатных тапочках с бубончиками и что-то паяла под микроскопом. Она мельком глянула на меня и мои ноги.и спросила: — Вам,кого,- я сказал, что я к Крылову. Его нет пока, дальше пожалуйста не проходите, подождите, он будет минут через двадцать, разденьтесь, оденьте тапочки они под вешалкой. Я присел на старенький, но акккуратно отремонтированный гнутый стул и с любопытством стал осматривать комнату. Слева на стеллаже стояла труба гелий-неонового лазера, сочлененная скакой-то трубой такого-же диаметра. На блоке питания лазера стояли один над другим два генератора не самых последних модификаций, один был высокочастотный, а другой низкочастотный. Над генераторами, на стене, висел портрет Эйнштейна, показывающего лазеру язык. Меня подмывало спросить, как звать девушку, и я спросил несколько витиевато: — Как Ваше имя, кудесница от микроэлектроники. Лиза, не отрываясь от микроскопа, тихо оветила девушка, — Сергей, в свою очередь, оторвав пятую точку от стула представился я. Я понял, что своими расспросами вот-вот вызову раздражение и , замолчав, стал дальше рассматривать комнату. В полуметре от стола Лизы, на другом столе стоял какой-то прибор напоминающий не то центрифугу, не то волчок. К нему был пришпандорен пультик с клавиатурой, видимо от калькулятора. Удивляло то, что от «волчка» отходил латунный трубопровод высокого давления и уходил куда-то под стол. Любопытство моё закипало, но я молчал. Стол Сергея находился в соседней комнате, в её торце. Сидел он, судя по всему, лицом к дверям. Из этой комнаты доносилось не то кряхтенье, не то стоны и скрип стула, видимо такого же не весьма нового, как и у меня. — Не обращайте внимания, это у нас Ньютон так напряженно думает, со стонами, — сказала Лиза, оторвав своё кукольное личико от микроскопа. – Чё ?,- дурашливо хулигански отозвались из комнаты. И вот из комнаты вышел парень с волнистыми густыми волосами и лицом действительно похожим на лицо Исаака Ньютона с портрета школьного кабинета Физики. Он, не подавая мне руки, удостоил меня лишь длинным кивком и щелчком выбив сигарету из пачки ловко поймал её губами, ушёл курить в коридор. – Пижон, — подумал я. В коридоре послышался громкий топот, топот Сергея. У него была такая привычка, независимо от погоды и времени года перед дверью топать ногами. Зашел Сергей, за ним понуро опустив голову плёлся « Исаак Ньютон». Сергей, заметив меня подошёл, я встал. Он, легонько потрепав меня по затылку,с улыбкой сказал: — Рад видеть федерального агента по ассенизации нашего города. Откровенно говоря мне стало стыдновато и я, понюхав рукав своего свитера в тон ему сказал: — Не понимаю, что Вы имеете ввиду сэр, ведь всякая работа хороша, если за неё хорошо платят. Я в полголоса спросил откуда он об этом знает, — Разведка,- сказал Сергей. Мы втроём прошли во вторую комнатку. Володь — обратился Сергей к Ньютону, как бы продолжая начатый в коридоре разговор- ты распиваешь с этой девицей коктейли в баре и всякие широкие жесты, а ты знаешь, кто её отец, денежный мешок, он же может быть нашим спонсором, а нам нужно ещё два лазера на красителях, вот и охмуряй её для пользы дела. Мы, в недалеком будущем сможем быть чрезвычайно полезны таким как он, нейтрализуя их непорядочных конкурентов. Ньютон сидел и слушал «шефа» в непринужденной позе, полулежа на стуле. К стати, я вас не представил друг-другу: Владимир, Сергей, мы пожали друг-другу руки, — это Лиза мне кликуху Ньютон приклеила, — сказал Володя. Что значит нейтрализовать конкурентов-спросил я. Нейтрализовать – внушить им нормальные формы поведения в честом бизнесе на достаточно длительное время, время за которое они смогут привыкнуть к ним, как к своим, а не навязанным кем-то, — сказал Сергей. Фантастика, подумал я, но не сказал этого вслух.. Ну что поговорим о работе, о целях и средствах, сказал Сергей. — Сережа — сказал я, перебивая его, ..я удивлён тем, что вы, занимаетесь такими обалденными исследованиями а двери у вас нараспашку. Серж, а ты сам подумай, ведь любопытство у людей возникает к тем обьектам, которые сокрыты за семью замками, а у нас всё бедненько в старом домишке и открыто, но в рабочее время. Ты заметил, у нас всего два окна, подойди поближе к этому, возьми лупу, грязновато стёклышко, видишь тоненькие проводники, напыленные на стекло – это шлейф, точно такой же на втором окошке. При нарушении его целостности включается обычная сирена с автономным питанием но с диким звуком.. Преступник становится перед выбором, продолжать противоправное действо или уносить ноги, а вдруг кто-нибудь приедет. Такой же шлейф на двери, но погрубее, кроме того, при обрыве шлейфа формируется сигнал тревоги каждому из сотрудников по каналу радиосвязи, с указанием места проникновения. Замок на двери дуракоустойчивый электронный, открывается ключом — газовой зажигалкой, с модуляцией инфракрасного потока кодом, который какждый день сам автоматически обновляется. Да, забыл сказать, когда рвется шлейф на двери, в месте разрыва возникает высокое напряжение переменного тока, величина которого тем больше, чем больше геометрия разрыва, шлейф начинает коронировать (зловещее голубое свечение) не только на двери, но и на окнах, это к стати Володькино изобретение. Как видишь, все у нас не так уж безалаберно, во всем должна быть разумная достаточность, да и денег и времени нет на разработку более сложной системы и Сергей с Володей дружно «заржали». Давай чайку хорошего врежем, и Сергей включил электрический чайник. За чаем, как водится, поинтересовались здоровьем жен и детей, Лиза, расчувствовавшись вытащила из полиэтиленового пакета хорошее печенье, купленное домой. У девушки Лизы, как выяснилось двое детей и муж дальнобойщик и высшее образование – технолог по микрокомпрессионной сварке в микроэлектронике. Володя – физик, специалист по всевозможным методам голографии в том числе и в неоптическом диапазоне волн, и кроме того радиолюбитель.- Вот такая семейка у нас, — сказал Сергей, — ну а с Сашей ты уже успел познакомиться. Сейчас я тебе вкратце обьясню задачи которые мы себе поставили, чего достигли, а также о наших финансовых возможностях. Я снова перебив Сергея спросил: — Чем вы кормитесь, зарплата и т.д., ведь ваши, как я понимаю, фундаментальные работы наверное не способны пока прокормить хоть и маленький, но коллектив. -Ты прав старик, в самую точку, — грустно заметил он. Для того, чтобы платить себе и людям зарплату, приходиться размениваться по мелочам: договора, договорчики. Вот например сделали для чабанов и взяли на обслуживание одну систему. Беременные «баранки», жёны баранов,- улыбнувшись сказал он, выделяются в родильное отделение и, если не уследить, мать может после родов затоптать ягненка, а это срыв планируемого прироста поголовья. Чтобы помошник чабана вовремя отобрал ягнёнка у матери, мы разработали микропередатчики, которые легкими прищепочками цепляются по обе стороны от того места, откуда при родах выталкивается плод. Он, выходя из мамки, разрывает контакты на прищепке, включая модулятор микропередатчика. Каждой овцематке присвоен свой код. Приемник общий, попеременно опрашивает все передатчики, кроме того на прищепке начинает мигать светодиод, чтоб была дополнительная информация, например в темноте. Чабаны довольны, мы тоже. Сделали на пробу для Узбекистана, Казахстана. Сейчас начали «окучивать» чабанов у Туркменбаши, но там дела идут туго, жадные они, жалеют «бабки», не видят своего счастья. Предвижу твой вопрос, чтобы сделать много таких устройств и быстро, вынуждены были разработать схемы простенькие, но вкусные, паяют их, часть надомники- два инвалида-радиолюбителя, часть мы сами. Сделали миниатюрный генератор торсионного излучения, который облучает смесь перед впрыском её в цилиндры двигателя. Экономичность двигателей возрастает минимум на 30%, при приросте мощности и приёмистости в районе 20%. Одна беда у таких генераторов: они пока нетехнологичны, дороговаты, мы их реализуем пока «крутым», в дальнейшем может завяжемся с ВАЗом, если его к тому времени не прикроют. Есть еще кое-что, сам увидишь, если будешь с нами.

Посмотрите также

Сергей Чмутенко — Сборник рассказов

Сергей Чмутенко — сборник коротких фантастических рассказов О авторе   НА ОСИ СПИРАЛИ Сергей Чмутенко ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *