Домашняя / Фэнтези / Александра Лисина всадник для дракона читать онлайн

Александра Лисина всадник для дракона читать онлайн

Я повертела в руках осколок от бокала.
— Киринол? Вы хотите сказать…
— Вас спасло лишь то, что доза оказалась минимальной, всего одна капля, да и то сильно разбавленная. Но ее вполне достаточно, чтобы инкуб, создавший напиток, потерял над собой контроль. Вам ведь известен состав этого зелья, арре?
Я шокированно кивнула.
— Да, милорд.
— А то, почему он так опасен для женщин?
— К сожалению, в книгах об этом не написано.
— И никогда не будет написано, арре, — поджал губы инкуб. — Это закрытая информация, которую я сообщаю лишь потому, что для вас основная угроза почти миновала. Скажите, что вам известно о нашем обществе?
— То, что указано в справочниках и книгах, данных мне лордом Эреноем.
— Вы говорите про двухтомник в красной обложке?
— Откуда вы знаете? — удивилась я.
— Это — обязательный вводный курс для начинающих доноров. Его необходимо освоить всем без исключения людям, которые рискуют подолгу находиться рядом с магом-круольцем. Но меня интересует другое: что вам известно о наших женщинах, арре? Вы вообще в курсе, как мы живем и как образуем семьи?
— В общих чертах, милорд, — покачала головой я. — Подробностей мне не рассказывали.
Инкуб раздраженно зашипел:
— Ну, Кай… Ладно. Значит, придется начинать с самого начала. Как вы знаете, правящая каста на Круоле обладает весьма впечатляющими магическими способностями, которые, к нашему сожалению, передаются лишь по мужской линии. Наши женщины не владеют магией. И даже «эрья» им практически неподвластно. Поэтому главенствующую роль во всех делах Дома играют мужчины, и от них же зависит процветание нашей расы. Каждый род кровно заинтересован в появлении наследников, поэтому браки на Круоле — явление довольно редкое и заключаются они в строгом соответствии с законом. При этом если простой круолец волен сам выбирать себе пару, то у магов проблема выбора стоит невероятно остро: зачать ребенка от верховного способна далеко на каждая женщина. А зачать полноценного мага и вовсе — единицы. Для этого как женщине, так и будущему отцу необходимо соблюсти ряд условий, без которых зачатие невозможно. И главным из них является наличие у супругов чувства влечения, в порыве которого мужчина способен на неконтролируемый выброс сил. Именно это становится залогом передачи ребенку магического дара. Однако, как вы понимаете, снять защиту для нас весьма проблематично. Это случается, лишь когда мы теряем голову и становимся опасны даже для самих себя. Ни одна женщина, кроме коренной жительницы Круола, не способна на подобный подвиг, поэтому своих женщин мы бережем как зеницу ока. Но даже с учетом этого рождаемость среди магов крайне низка.
— Почему? — тихо спросила я, следя за выражением лица лорда Сая.
Инкуб невесело усмехнулся.
— Потому что мы не способны на сильные чувства. Говорят, что мы вовсе не умеем любить, и, полагаю, в этом есть доля правды, арре. Для полноценного чувства мы слишком рациональны. Это необходимо для выживания в тех условиях, в которые нас поставил собственный мир. Без должного контроля наши силы способны уничтожить все вокруг, поэтому мы вытравливаем из себя то, что нарушает внутренний покой. Я скажу больше: к своим женщинам мы относимся гораздо холоднее, чем следовало бы. Бережем их, но лишь потому, что это нужно Круолу. Насмешка Творца — чтобы наша раса жила, мы должны любить, но не испытываем к тем, кто дарит нам жизнь, ничего, кроме равнодушия.
Я вздрогнула.
— А к женщинам из других миров?
— С ними проще.
— В каком смысле?
Лорд Сай многозначительно хмыкнул.
— Насытиться можно разными способами, арре: от мужчины или от женщины, от ребенка или от старухи. Чем привлекательнее еда, тем больше на нее спрос. А люди для нас — незаменимый источник силы. С той лишь особенностью, что получить желаемое от женщины гораздо проще, чем от мужчины. Ну и приятнее, разумеется, поэтому отношение к вам измеряется лишь качеством содержащегося в вас напитка и степенью его доступности.
От этих слов меня едва не передернуло, а инкуб жестко усмехнулся.
— Вас это шокирует, арре? Но правда не всегда бывает приятной. Чтобы обезопасить себя, вам необходимо это знать. А также понимать, почему мы, при отсутствии естественного влечения к особям противоположного пола, до сих пор не вымерли.
— Вы используете заменители, — сглотнула я, пытаясь уложить в голове нарисованную инкубом жуткую картину.
— Точнее, привороты, — кивнул лорд Сай, откинувшись на спинку стула. — Как известно, на нас не действуют яды. Природная устойчивость инкубов уникальна, хотя причина этого явления до сих пор неясна. Собственно, мы не против — это очень удобная особенность, и ее частенько используют наставники, с детства прививая нам устойчивость к большинству опасных составов. Но даже если попадается что-то новое, риск минимален, потому что нам удается вырабатывать противоядие в считаные часы. И только наша собственная кровь, смешанная в определенных пропорциях с некоторыми другими ингредиентами, действует на нас подобно сильному яду — опьяняет, заставляет терять голову… и позволяет производить потомство.
Я недоверчиво покосилась на окровавленный осколок.
— Милорд, вы пользуетесь приворотами, чтобы зачать ребенка?
— К сожалению, это единственный способ. Однако приворот действует всего несколько часов и, к сожалению, однократно. Дальше мы приобретаем к нему устойчивость и, если не сумеем зачать ребенка сразу, во второй раз к этой женщине уже не притронемся.
— А к другой?
— Возможно. Но тоже лишь однажды. В наших семьях редко рождается более одного ребенка, и даже один — великое счастье, особенно если это мальчик. Тем не менее многоженство в высших кругах не приветствуется, хотя количество фавориток никто не ограничивает.
Я хмуро кивнула:
— Понятно. А что произойдет, если приворот случайно использует кто-то другой? Не ваша соотечественница?
Лорд Сай хмыкнул.
— Привороженный инкуб очень страстен, арре. На объект его желания обрушится вся его сила и вся магия влечения, которая ему доступна. Это будет безумная ночь, арре. Жаркая. Незабываемая. Но — лишь однажды. Когда дурман развеется, инкуб снова станет холоден и безразличен. И единственная польза, которую извлечет неосторожная искательница приключений, — это то, что на нее природная магия этого мужчины больше не окажет никакого воздействия. Зачать ребенка, если это вас интересует, она тоже не сможет.
Я прикусила губу.
— И это всегда так?
— Да, арре, исключений не бывает.
— А если кровь по неосторожности попадет к мужчине?
Лорд Сай хищно усмехнулся.
— Хотите знать, испытаем ли мы желание в этом случае? Нет, арре, — в отношении мужчин приворот не действует. Хотя осушить до дна неосторожного донора будет весьма заманчиво.
— А если кровь попадет к другому инкубу?
Лор Сай пренебрежительно фыркнул.
— Я же сказал — на нас не действуют яды. И лично я считаю, что пользы от этого гораздо больше, чем вреда. Долгая и спокойная жизнь — достойная цена за потерю чувств. Особенно после того, как мы нашли способ обойти условие Творца.
Я опустила голову.
— Я… не знала о возможных последствиях.
— Я в курсе, — поморщился инкуб. — И хвала Творцу, что меня привлек запах киринола, арре. К счастью для вас, вы не походили на человека, способного ради мимолетного удовольствия нарушить один из основных законов моего мира. Кроме того, Кай уничтожил почти все осколки и пропустил лишь один. Надо же было такому случиться, что вы порезались именно им!
Я сглотнула.
— Спасибо, милорд. Я действительно не понимала, что происходит.
Особенно себя не понимала. И того, почему с такой готовностью собиралась отдаться малознакомому мужчине. Творец! Как я ему теперь в глаза посмотрю? А если он решит, что это было сделано специально?!
Лорд Сай только отмахнулся.
— Я вообще удивлен, что вы так легко перенесли уход из Школы. Обычно, если на человека воздействует инкуб, его можно увести только силой — навеянная магией страсть всегда взаимна. Причем женщины поддаются ей мгновенно и настолько мощно, что преждевременный разрыв приводит к бурной истерике. А вы, хм, даже не ударили меня. И сидите тут, словно ничего не случилось.
Я отвернулась.
— Случилось. Мне до сих пор не по себе. Но лорд Эреной успел научить меня самоконтролю, поэтому в истерику я постараюсь не скатиться.
По крайней мере, не сейчас. Не у тебя на глазах. А вот что я буду делать завтра, когда лорд Эреной придет в себя и задаст справедливый вопрос, ума не приложу. Впору со стыда сгореть. И больше никогда не заикаться насчет киринола — теперь наконец понятна причина, по которой милорд не хотел меня к нему подпускать. Но он ведь мог и объяснить! Что ему стоило? Да хотя бы книжку подходящую найти, если уж самому рассказывать не хотелось! Я бы отступилась, не настаивала, не полезла, куда не просят.
Я закрыла глаза и устало покачала головой.
— Простите меня, милорд. Не думаю, что лорд Эреной смог бы остановиться под приворотом.
— Он бы выпил вас досуха, — согласно кивнул инкуб. — И опомнился только утром, обнаружив в постели свежий труп. Но я не ради вас это сделал, не обольщайтесь. Мне просто дорого здоровье побратима, которому впервые за долгое время попался подходящий донор. Поэтому на эту ночь вы останетесь здесь и даже на глаза ему не покажетесь, пока я не скажу, что можно.
— Конечно, милорд. Как скажете.
— Идите отдохните, — наконец сжалился надо мной лорд Сай и махнул в сторону лестницы. — Во второй комнате уже постелено. Ложитесь спать и забудьте обо всем.
Я напряглась. Какое «спать»? Еще только время обеда!
— Но вторая комната — ваша, милорд.
— Спасибо, я не забыл, — язвительно отозвался инкуб. — Но это единственное помещение в доме, где нет зеркал. И лучше вам побыть там, чем рисковать получить открытый ТУС перед самым носом и испытать на себе все прелести приворота.
— А вы? — подозрительно осведомилась я.
Инкуб фыркнул.
— Здесь покараулю. У Кая хорошая выдержка, но все же лучше дождаться утра. Если вечер и ночь пройдут спокойно, вы сможете вернуться в Школу.
— Хорошо, — неохотно согласилась я и поднялась. Правда, добравшись до дальней комнаты на втором этаже, на приглашающе откинутое одеяло даже не взглянула — мне совсем не улыбалось заснуть в постели одного инкуба, скрываясь при этом от другого. Хотя в чем-то лорд Сай был прав, спать хотелось зверски. Но я лишь проверила, действительно ли в спальне нет ни одного зеркала. Тщательно закрыла распахнутое настежь окно. Мельком взглянула на индикатор, с которым уже давно не расставалась. После чего присела в единственное кресло и, недолго поколебавшись, решила позаниматься. Все равно глаз до утра не сомкну, а так хоть что-то полезное сделаю.
Глаза я открыла только вечером, умаявшись с рисованием одной-единственной лапы так, что, очнувшись, тут же кинула жадный взгляд на постель. Спать мне хотелось еще днем, а сейчас усталость навалилась с такой силой, будто я весь день бегала с тяжелым мешком на плечах.
Раздавшийся снаружи шум заставил меня отложить мечты о сне. Мне показалось или там действительно послышался знакомый голос? Я тряхнула головой, отгоняя сонную одурь, и на цыпочках подкралась к двери. А потом припала к ней ухом, настороженно прислушиваясь.
— …Я сказал, что ты неправильно понимаешь проблему, — неестественно ровно произнес лорд Сай. Где-то совсем недалеко от моей комнаты. — Ты все еще возбужден, брат.
— Я абсолютно спокоен, — ледяным тоном ответил лорд-директор, и у меня тревожно екнуло сердце. — Но мне интересно знать, почему ты разбил ТУС.
— Ты сам этого хотел.
— Я просил его закрыть, а не уничтожить.
— Закрытый бы тебя не сдержал.
— И по этой причине ты решил, что я должен создавать новый? — В голосе лорда Эреноя появились подозрительные шипящие нотки. — Сай, тебе напомнить, в каком состоянии находятся мои резервы? Или у тебя были планы на этот вечер?
В коридоре, еще немного ближе, чем раньше, послышалось преувеличенно громкое фырканье.
— Какие планы, ты что? Я всего лишь увел у тебя девчонку… не в том смысле, не шипи! Просто ты напугал ее до полусмерти! И мне, между прочим, пришлось ей объяснять, почему это произошло.
Последовала небольшая пауза, и тут мое сердце начало биться в два раза чаще, чем прежде.
— Все ей рассказал? — напряженно осведомился лорд Эреной, когда тишина в коридоре стала гробовой.
— Да.
— И обо мне тоже?
— Ну уж нет, брат, — про это будешь объясняться сам, — решительно отказался лорд Сай. — Если захочешь. И не сейчас, а когда окончательно придешь в себя.
— Я же сказал: я спокоен! — зло рыкнул его собеседник, и я невольно отпрянула от двери, услышав быстро приближающиеся шаги. — Где она?!
— Угомонись, брат! — Голос лорда Сая неуловимо изменился, наполнившись такими же змеиными нотками. — Девушка в безопасности. Но до утра ее не стоит беспокоить.
— Что ты с ней сделал? — внезапно остановился лорд-директор.
— Ничего, что могло бы ей повредить.
— Сай…
— Ты болезненно воспринимаешь мои слова, брат. Зелье еще действует, и тебе определенно стоит уйти.
— Будешь выгонять меня из собственного дома? — холодно осведомился лорд Эреной.
— Если придется.
— С чего вдруг ты озаботился чужим благополучием?
— Ты мне не чужой, брат. И я не хочу, чтобы на твоих руках повис еще один труп. Достаточно веская причина, по-твоему?
И снова тягостное молчание, во время которого в моей голове пронеслись тысячи мыслей и всевозможных предположений. По большей части неприятных.
— Ты не прав, брат, — неожиданно мягко сказал лорд Сай, отдаляясь от двери. — Вернись в Школу. Приди в себя. Завтра поговоришь и объяснишь то, что не успел я. Но сейчас не стоит будить девушку — она действительно устала.
— Я взял у нее не так уж много. Так что, если ты не добавил, пользуясь отсутствием метки…
В коридоре мгновенно сгустилось невидимое, но хорошо ощущаемое напряжение.
— Ты хочешь меня оскорбить? — сухо и официально поинтересовался лорд Сай.
— Ты собрался меня задержать? — в таком же тоне отозвался лорд Кай.
Я вздрогнула, когда за дверью раздался тихий невеселый смех и шелест обнажаемого клинка. После чего ощутила, как что-то меняется в пространстве, и до боли прикусила губу: кажется, инкубы готовились к поединку. Отсюда не было видно что к чему, но чувство смертельной угрозы, исходящее из коридора, не ощутил бы только глупец.
Лихорадочно оглядевшись, я заметила стоящую в углу большую вазу и, создав невидимый щуп, рывком вздернула ее в воздух. Была не была, не стоять же в стороне? После чего осторожно приоткрыла дверь и чуть не застонала, увидев стоящего ко мне спиной лорда Сая и наполовину скрытого его телом второго инкуба. Напряженного, с уже развернутыми в боевое положение «иглами» и окутавшегося сложнейшей защитой, о которой я раньше только слышала, но ни разу не наблюдала своими глазами.
Рэн не зря сказал, что она похожа на запутанный лабиринт, рядом с ней даже непонятная защита Сая смотрелась неумелой детской поделкой. Трудно представить, сколько времени и сил лорд-директор вложил в создание этого шедевра, но теперь я наконец поняла, почему даже моему дракону она оказалась не по зубам.
— Остановись, брат, — тихо попросил лорд Сай, разворачивая уже знакомые мне щупальца в атакующее положение. — Нам с тобой нечего делить. Я не покушаюсь на твою добычу.
— Это правда, — сглотнув, я вышла вперед и, спрятав пока вазу за дверью, сделала шаг к перилам. — Меня никто не тронул, милорд. У вас нет причин для беспокойства.
— Какого демона?! — сдавленно прошипел лорд Сай, не оборачиваясь. — Арре, немедленно уйдите! Вон, я сказал!
— Нет, — тихо ответила я, сделав еще один шаг и увидев наконец директора Школы.
Лорд Сай, конечно, страшные вещи рассказал, но он явно не знал, насколько тесно связан лорд Эреной со мной и Рэном. И не понимал, что в данный момент опасность грозит вовсе не мне.
— Арре! — простонал лорд Сай, стремительно попятившись и постаравшись закрыть меня собой. — Ну что вы… кто вас сюда звал?!
Я посмотрела на неподвижное лицо лорда-директора, по которому невозможно было угадать, о чем он думает. Заглянула в его черные как ночь глаза. Тяжело вздохнула и, вытащив из прикрытия увесистую вазу, обрушила ее… на голову своего спасителя.
— Простите, милорд, — пробормотала вполголоса, когда лорд Сай без единого звука свалился на пол. — Но пусть лучше у вас будет две шишки на затылке, чем одна большая дырка в животе.
Убедившись, что инкуб в ближайшее время не воскреснет, я подняла на лорда-директора спокойный взгляд.
— Надеюсь, на Круоле не принято бить лежачего, милорд?
Лорд Эреной нахмурился.
— Что это значит, арре?
— Я просто считаю, что ваш брат не должен расплачиваться за мою ошибку.
— Мы побратимы. Что вы делали в его комнате?
— Ждала, — нервно усмехнулась я. — Что мне еще оставалось? Я, правда, надеялась, что до утра мы не увидимся, поэтому не успела подобрать аргументы в свое оправдание. Но раз уж так случилось, боюсь, мне больше нечего сказать. Кроме того, что я очень сожалею о произошедшем.
Инкуб, спокойно перешагнув через лежащее на полу тело, подошел ко мне вплотную. Все еще настороженный, собранный, напряженный, будто скрученная пружина. Я невольно отступила к стене, мысленно прикидывая варианты, но дальше двери бежать было некуда.
— Вы боитесь, арре? — неожиданно нахмурился инкуб, перехватив мой диковатый взгляд.
Я нервно кивнула:
— Есть немного.
— И все равно рискнули остаться со мной один на один?
— А у меня был выбор? — прошептала я, когда он поднял руку и прикоснулся к моей щеке. Теплая… Значит, киринол он все-таки успел выпить. Подозревал, что не удержится? Или же точно знал, но надеялся, что обойдется?
Лорд Эреной наклонился, и я мысленно попрощалась с рассудком. Сейчас опять накроет, и все. Точнее, до утра, если верить лорду Саю, все будет хорошо и даже замечательно. А вот потом — увы. Мои силы закончатся, и дальше, если повезет, мы станем жить с Рэном в одной картине — если, конечно, дракон не успеет меня спасти.
Как ни странно, на этот раз поцелуй оказался легким и на удивление недолгим. Меня даже не пили. Так, попробовали на вкус, убедились, что ничего не изменилось, и со вздохом отстранились, старательно отводя глаза.
— У вас нет повода для тревоги, арре, — тихо сказал инкуб, словно невзначай соскользнув пальцами на шею. — Я лишь хотел убедиться, что не успел вам навредить.
Я замерла, а он шумно втянул ноздрями воздух.
— Запах еще не выветрился, слабый, но устойчивый… Видимо потому, что напиток сразу попал в кровь. Для более мощного эффекта киринол следует принимать внутрь, арре. Но, на ваше счастье, этот запах уже не доставляет мне особого беспокойства. Скажите спасибо дракону.
Фух! Пронесло… Хотя, может, лорд Эреной просто имел в виду, что его до сих пор от меня тошнит?
— Я безмерно рада, — пробормотала я, мысленно вознося благодарственную молитву Творцу. — Может, теперь вы меня отпустите?
— Индикатор? — на мгновение взглянул на меня инкуб, и я, завороженная бешеной пляской белых искр в его зрачках, послушно показала раскрытую ладонь. — Уже синий… Вы позволите сделать еще один глоток?
Я, поколебавшись, кивнула. А потом снова застыла, терпеливо дожидаясь, когда инкуб насытится, и очень стараясь не вспоминать о том, что чувствовала в прошлый раз.
Однако то ли милорд позволил себе лишнего, то ли испуг засел во мне чересчур глубоко, но отчего-то показалось, что определенное воздействие он на меня все еще оказывает. От его прикосновений снова горела кожа на лице, сердце едва не выпрыгивало из груди, а внезапно вспыхнувший внутри пожар был только рад, когда на него обрушилась благословенная прохлада. И сегодня она впервые приносила облегчение. В ней хотелось купаться еще и еще, чтобы загасить стремительно разрастающееся в теле нестерпимо жгучее пламя. И она ничуть не походила на тот дикий холод, который исходил от инкуба раньше.
— Вот теперь достаточно, — пробормотал лорд Эреной, скосив глаза на потускневший индикатор в моей руке, и наконец отстранился.
Я вяло кивнула, чувствуя, как усталость наваливается с новой силой, и едва не сползла по стенке, потому что ноги неожиданно отказались меня держать. Хорошо, что лорд-директор вовремя подхватил и, обеспокоенно заглянув в лицо, вполголоса ругнулся:
— Проклятье, слишком быстро… Арре, не смейте засыпать! Не сейчас!
— Я не сплю, — пробормотала я, тщетно пытаясь прогнать пляшущие перед глазами звездочки. — Просто день был тяжелый. И я сегодня долго занималась.
— Одна?
— Нет. Рэн за мной присматривал… утром.
— А потом?
Я потрясла головой и с усилием выпрямилась, чтобы не висеть на инкубе, как тряпка.
— А потом сама. Ничего, я уже почти в порядке, милорд… Сейчас постою немного и приду в себя.
— Вы уверены? — несколько успокоился он, и я торопливо закивала, пока он не решил, что меня стоит перенести в более подходящее место. Например, в спальню. Ох, что-то я не о том думаю! — Хорошо. Тогда возьмите…
Мне сунули в руки тонкую тетрадь в кожаном переплете.
— Раз уж вы уничтожили мои запасы киринола, теперь вам придется их восстановить, — сообщил инкуб, когда я подняла на него непонимающий взгляд. — Формулу найдете внутри вместе с инструкциями по приготовлению зелья. Где находится лаборатория, вы знаете. Можете там хозяйничать в свое удовольствие — я закрыл ее от посторонних. Нужными ингредиентами тоже обеспечу. Арре, что с вами? Вы побледнели!
Я судорожно прижала драгоценную тетрадь к груди.
— Н-ничего, милорд. Просто я в шоке от того, что вы рискнули мне довериться.
— Самое опасное вы уже пережили, арре, — неожиданно усмехнулся инкуб. — И я больше не вижу причин отказываться от вашей помощи. Вы ведь хотели попробовать свои силы?
— Д-да, конечно, — дрогнувшим голосом согласилась я.
— Вот и работайте. А я займусь Саем, кажется, вы наградили его головной болью на несколько дней вперед.
Я шальными глазами проводила уходящего инкуба, а когда он без видимых усилий поднял тело побратима и перенес его в соседнюю комнату, все-таки сползла на пол и обессиленно закрыла глаза.
Ночевать в доме я, по понятным причинам, не рискнула, поэтому, как только пришла в себя, тихонько просочилась через восстановленный ТУС в свою комнату и юркнула в картину, где меня уже с нетерпением ждали.
Рэн, которому не потребовалось ничего объяснять, выглядел встревоженным, но почему-то первым делом взялся расспрашивать не о лорде-директоре или слабостях инкубов — его интересовало поведение лорда Сая. В мельчайших подробностях. А когда я осторожно спросила, не считает ли он, что мне действительно грозила опасность, только поморщился.
«От Кая вреда не будет. Я же обещал. А вот у его побратима появился лишний повод узнать тебя поближе. Как думаешь, он обрадуется, когда очнется и обнаружит вторую шишку на затылке?»
Я поежилась.
— Он показался мне адекватным чело… инкубом.
«А как считаешь, он задумается о том, почему ты его ударила? И по какой причине его оголодавший собрат, попав под действие приворота, тебя не убил? Сколько, по-твоему, Саю потребуется времени, чтобы найти связь между мной, Каем и тобой?»
Я вздохнула.
— Не знаю. Но думаю, что не очень много — он не похож на дурака.

Посмотрите также

Павел Бойко — Новая лирика современности

Павел Бойко — Новая лирика современности О авторе Обниму тебя сердцем и укрою душою Чтоб ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *