Домашняя / Мистика / Только одно желание — Казакова Светлана

Только одно желание — Казакова Светлана

— Это моя мать решила их сохранить, несмотря на то, что она уже давно живёт в Лондоне. Сам же я редко интересуюсь прошлым. Я из тех, кто смотрит в будущее.

— И что же вы сейчас видите в будущем? – поинтересовалась она, стараясь занять руки бумагами и не смотреть лишний раз в сторону этого самодовольного красавчика.

— Я вижу, как вы идёте со мной на свидание, — невозмутимо отозвался он, и у неё не сразу нашлись слова для того, чтобы ответить на это заявление.

Но Джоэл оказался прав, и через некоторое время, сдавшись под напором его активных ухаживаний, Айрин отправилась с ним на свидание, которое оказалось первым, но не последним. У Батлера было всё хорошо с фантазией, а ещё лучше с финансами, поэтому места для встреч он подбирал со вкусом и размахом. Иногда они даже ездили вместе в Лондон, а пару раз и в другие европейские города, когда находилось время.

Однажды Джоэл подарил ей изящное и довольно дорогое кольцо во время их совместного отмечания Рождества в каком-то лондонском ресторане. В тот вечер они долго гуляли по улицам, влившись в шумный поток других людей, которые встречали праздник в этом городе, но всё же оставаясь наедине. Айрин помнила, как Джоэл обнял её за плечи и неожиданно произнёс, что это не первое Рождество, которое они отмечают вместе.

Но этот подарок вовсе не означал помолвки или чего-то подобного. Джоэл вообще был равнодушен к большинству принятых правил и обычаев, он любил нарушать их и шокировать людей. Иногда, находясь рядом с ним, Айрин будто заражалась его энергией и пренебрежением к условностям. Что же касается подаренного им кольца, то Айрин до сих пор хранила его, но не надевала.

За некоторое время до звонка будильника Рори всей своей пушистой тяжестью запрыгнул на кровать и замяукал прямо над ухом.

— Слышу-слышу, — отмахнувшись, пробормотала Айрин. – Сейчас будет завтрак.

Когда она вышла из комнаты, Рори выбежал едва ли не впереди неё и понёсся на кухню.

— Доброе утро. Извини, я не успел его накормить, — проговорил Лиам, выходя из ванной. От него пахло свежестью, а с волос стекали капли воды. Сосед улыбался. – Кажется, я немного проспал сегодня. Обычно просыпаюсь раньше.

— Доброе утро. Ничего страшного, я сама, — ответила Айрин, и это прозвучало так естественно, как будто они уже не первое и даже не второе утро встречали вместе.

— Ты не забыла наши планы на вечер?

— Нет, я всё помню.

— Пожалуй, я позавтракаю сегодня со своими родственниками, пока они стену не сломали. Жду тебя в машине через полчаса. Успеешь?

— Да, хорошо… Спасибо, — добавила Айрин. – Но мне сегодня нужно в университет.

— Я тебя подвезу.

Когда Лиам ушёл, Айрин накормила кота, на бегу выпила кофе, перебирая одежду в шкафу и пытаясь вставить контактные линзы одновременно. Ей не хотелось заставлять Конроя ждать. К счастью, на этот раз Айрин вышла из подъезда, избежав нежелательной встречи с Николь или с кем-нибудь ещё из его родственников.

В машине они почти не разговаривали, но Айрин заметила выражение лица соседа, когда он скользнул по ней быстрым, но внимательным взглядом. Ни на секунду не забывая о предстоящем им ужине, она перебрала почти весь свой скромный гардероб и остановила выбор на платье с довольно большим вырезом, которое надевала достаточно редко. Сверху Айрин накинула пиджак, но даже с его помощью полностью прикрыть смелое декольте не получилось.

Лиам высадил Айрин из машины недалеко от университета и ещё раз напомнил о том, что позвонит ей вечером.

Если бы у Айрин спросили, как она относится к своему непосредственному начальнику Джонатану Кензи, разумеется, она бы сказала, что с уважением. Айрин не сомневалась в том, что точно с таким же пиететом относятся к нему и остальные работники университета. Этот человек был почти всегда безукоризненно вежлив, но временами Айрин становилось не по себе, когда она ловила его холодный взгляд.

О жизни Джонатана Кензи вне стен университета было почти ничего не известно. Кажется, он был вдовцом, а, возможно, в разводе. В университете работало немало незамужних женщин самого разного возраста, но ни на одном из корпоративных праздников, которые нередко устраивались среди коллег, Айрин не замечала, чтобы кто-нибудь из них пытался подобраться к Кензи и пофлиртовать с ним.

Студенты и вовсе боялись мистера Кензи, хотя практически никогда не пересекались с ним. В присутствии начальника сама Айрин становилась ещё более сдержанной, чем обычно. При общении с коллегами, с некоторыми из которых она работала вместе уже несколько лет, Айрин, разумеется, могла и пошутить, и посмеяться, но только не в том случае, если где-то недалеко находился начальник.

Айрин поплотнее запахнула на себе пиджак, чтобы не вызывать у встреченных коллег любопытных вопросов о том, куда это она собралась в таком виде, и направилась в приёмную кабинета Джонатана Кензи.

— Мистер Кензи примет вас через несколько минут, мисс Портер, — проговорила секретарь.

Айрин села в глубокое кресло и отключила мобильный телефон, чтобы тот не зазвонил в момент разговора с начальником. Она искренне надеялась на то, что долго беседа не продлится, а, значит, скоро можно будет поехать в архив. Туда, где ждал её недочитанный дневник Лорен Даффи.

Внезапно Айрин поняла, что почти с ужасом думает о том приближающемся моменте, когда последний дневник закончится. Это случится, когда Лорен поставит точку, ещё не зная, что больше никогда не откроет тетрадь. По коже от этой мысли пополз неприятный холодок, и пришлось обхватить плечи руками, чтобы хотя бы немного согреться.

— Вам холодно? Слишком сильно работает кондиционер? – спросила секретарь, от внимания которой не ускользнуло движение посетительницы.

— Нет, спасибо, — ответила Айрин.

— Я что-то давно вас здесь не видела.

— Сейчас я работаю в архиве и почти не бываю в университете.

В это время на столе у секретаря что-то запищало, и та сообщила, что Айрин может пройти в кабинет.

Сделав глубокий вдох, Айрин перешагнула порог. Дверь за ней бесшумно закрылась.

— Доброе утро, мисс Портер. Присаживайтесь, — произнёс начальник, который даже глаз не поднял от монитора компьютера, когда она вошла.

— Доброе утро, мистер Кензи, — ответила Айрин, снова поёжившись, будто от холода. Искоса бросив взгляд на начальника, она подумала о том, что по внешнему виду ему можно дать как сорок пять, так и все шестьдесят лет, а то и больше.

— Приболела наша преподавательница миссис Пибоди, — продолжил он. – Сможете прочитать за неё лекции по английской литературе? Приступить можете с завтрашнего дня, расписание получите у секретаря. Кого вы там сейчас изучаете, Лорен Даффи? Вот о ней и расскажете.

— Да, — отозвалась она. – Хорошо.

— Кстати, как продвигаются ваши исследования, мисс Портер? Нашли что-нибудь интересное? – спросил Кензи и посмотрел на неё поверх стёкол очков. Интонация в его голосе показалась ей немного странной, но Айрин списала это на собственное разыгравшееся воображение.

— Я… Мне всё кажется интересным, мистер Кензи, — произнесла она, отвечая на его вопрос. – Ведь это моя работа.

— Разумеется, мисс Портер. Вы всегда очень дисциплинированно подходите к рабочим задачам, — буркнул начальник, снова переключая своё внимание на компьютер и теряя к собеседнице всякий интерес. – Вы можете идти.

Айрин вышла из кабинета. Секретарь уже подготовила для неё расписание занятий студентов и несколько других бумаг, которые требовалось подписать либо изучить. Это заняло некоторое время, но скоро Айрин уже покинула университет и направилась к автобусной остановке, чтобы ехать в архив.

Автобус оказался почти пустым. Отвернувшись к окну, но не обращая никакого внимания на виды города за ним, Айрин думала о разговоре с начальником, после которого ощущала себя на редкость неуютно. Она понимала, что должна рассказать Джонатану Кензи о «Лунной песне», но её интуиция упорно сопротивлялось этому шагу.

Когда автобус остановился, Айрин пришла к окончательному решению о том, что ей необходимо поговорить с кем-нибудь о «Лунной песне». Она думала об этом и раньше. Перебрав несколько кандидатур, Айрин остановилась на приятеле по Лондонскому университету Элвине Бисли. Они были довольно дружны между собой в годы учёбы и нередко вместе проводили время в библиотеке. Элвин был одним из лучших студентов, после окончания учёбы он остался в Лондоне, но довольно часто бывал в Ноттингеме, где проживали его родители.

Оказавшись в здании архива и по какой-то счастливой случайности избежав новой встречи с кем-либо из коллег, Айрин набрала номер Элвина.

— Надо же, Айрин! – воскликнул он, услышав её голос. – Чем обязан?

— Мне нужно с тобой поговорить. Когда ты будешь в Ноттингеме?

— Вот в эти выходные и буду, — отозвался Элвин. – А что, у тебя какое-то важное дело?

— Просто разговор. Хочу посоветоваться… У тебя всё нормально?

— У меня всё отлично! А ты-то как поживаешь?

— Я… работаю, — произнесла Айрин, пожимая плечами, как будто он мог её видеть.

— Хорошо, при встрече расскажешь. Я тебе позвоню. Сходим куда-нибудь, — добавил Элвин.

Закончив разговор, Айрин поспешила заняться работой, которая за последнее время стала для неё не просто обязанностью, но самой настоящей необходимостью. Она открыла дневник Лорен Даффи и с удивлением поняла, что почти совсем перестала замечать не самый лучший почерк поэтессы. Теперь это больше не имело совершенно никакого значения – Айрин прекрасно разбирала в тетради всё, что писала Лорен.

«Джордж ещё не вернулся. Я бы написала ему письмо сама, если бы знала адрес. Но его родственники, как выяснилось, тоже в отъезде, и я не могу узнать у них, где он. Тогда я отправила письмо моему лондонскому кузену Роберту Саттону. Очень надеюсь, что Роберт знаком с Джорджем и сможет передать ему мой вопрос о том, когда же Джордж собирается вернуться к нам, и просьбу написать мне, если он ещё собирается задержаться в Лондоне.

Становится холоднее. Всё чаще пьём чай и травяные отвары, но мы с Эбигейл особенно пристрастились к горячему шоколаду. Иногда кажется, будто он согревает не только губы и руки, но и душу.

Эта холодная осень не приносит мне ничего, кроме тревог, но некоторые из них приятны своей новизной. Я никогда раньше не испытывала таких чувств, какие вызвал во мне Джордж. Казалось бы, что в нём особенного? Да, красив, но он не единственный интересный мужчина, который оказался в моём окружении. Если подумать, Уильям тоже хорош собой. Джордж богат, прекрасно образован, остроумен… Но что стоит каждое из этих качеств в отдельности от него? Можно подумать, он первый молодой аристократ, которого со мной знакомят! Сколько их представляли мне, когда я жила в Лондоне у Саттонов! Но почему именно взгляды Джорджа, иногда холодные, а порой такие обжигающие, заставляют моё сердце биться быстрее?

Книги не могут этого объяснить. Я и сама не в силах подобрать слов, чтобы в полной мере рассказать о собственных чувствах. Впервые! Я готова злиться на саму себя, на своё бестолковое перо, на расстояние, которое отделяет меня от Джорджа. Что я скажу ему, когда мы встретимся? А мой день рождения всё приближается. Мне уже страшно отмечать дни на календаре.

Мы с Эбигейл ходим гулять, но стараемся не отходить далеко от дома. Раньше мы ходили и дальше, но с тех пор, как Уильям начал иногда составлять нам компанию, я стараюсь заканчивать наши прогулки как можно скорее. Меня пугает, что он может сказать мне что-нибудь лишнее в присутствии Эбигейл, но встречаться с ним без неё или родителей у меня получается довольно редко. А он будто нарочно приходит всё чаще и чаще, как преследующий меня злой гений. Я благодарна Уильяму за то, что узнала от него, но это не значит, будто мне хочется видеть его так часто, как приходится, и слышать предупреждения, словно он догадывается о том, что я собираюсь сделать. Может быть, этот человек читает мои мысли? Нет-нет, он просто преследует свои цели, а я – свои.

Иногда я думаю о том неизвестном, кто откроет дневник после моей смерти и будет читать эти страницы. Кем он окажется? Я знаю, это не мои родные, поскольку я оставила достаточно подробные распоряжения о том, что родители и родственники не должны читать дневники. Всё то, о чём хочу им поведать, я рассказываю сама, об остальном можно прочитать в моих стихах. Мне неведомо, когда это будет, ведь я надеюсь прожить ещё много, очень много лет. Но, когда это случится, я надеюсь, что человек, в руки которого попадёт дневник, сможет понять меня и найдёт верный способ распорядиться тем, что обнаружит здесь».

Айрин почувствовала, как по коже пробежала дрожь, но причиной этому был не холод. Она как будто услышала звонкий голос Лорен Даффи, которая говорила о ней. Ведь это именно она, Айрин Портер, стала тем человеком, кто открыл и прочёл эти дневники.

Айрин вырвала несколько листков из блокнота и, закусив губу, внимательно переписала на них заклинание и ритуал «Лунной песни». Листки она аккуратно свернула и спрятала в сумку, а дневник Лорен Даффи вернула на место. Посмотрев на часы, Айрин поняла, что пропустила обеденный перерыв, но зато до встречи и ужина с Лиамом Конроем оставалось всего два часа.

Глава 7

Преодолев соблазн всё-таки пойти в кафе, Айрин вернулась к дневнику Лорен Даффи. Открыла следующую страницу и едва успела поймать в воздухе выпавший оттуда листок бумаги. Такой же старый, как и сам дневник. Пожелтевший от времени, чуть смятый, источающий запах старых книг. Развернув его, Айрин обнаружила, что это письмо, написанное другим почерком и адресованное самой Лорен. Судя по всему, письмо отправила поклонница творчества Лорен Даффи. Та оказалась не настолько грамотной, что можно было понять по стилю письма и встречающимся в нём ошибкам, но, похоже, искренне любила стихи Лорен и восхищалась личностью поэтессы.

«Дорогая мисс Даффи, вчера мне наконец-то удалось прочитать вашу новую книгу стихов! Я преклоняюсь перед вашим творчеством и теми словами, которыми вы пишете стихи. Иногда я думаю о том, что могу испытывать те же самые чувства, что и вы, но не могу подобрать таких слов, которые выразили бы их. Тогда я решила, что буду говорить о своих чувствах вашими словами. Спасибо вам, мисс Даффи!

Некоторые из моих подруг считают, будто таких девушек, как вы, не бывает. Кое-кто даже подозревает, что ваши книги пишет некий мужчина, который решил всех разыграть. Но я не верю им, мисс Даффи! Я же знаю, что вы есть. Конечно, я не вашего круга, но одна из знакомых моей мамы работает горничной в лондонском доме, где когда-то принимали вас в гостях. Она рассказывала мне о том, что вы – очень милая, красивая и воспитанная барышня. Я в это верю, иначе и быть не может! Но для меня вы – просто ангел, мисс Даффи.

Берегите себя. Да благословит вас Бог. С самыми искренними пожеланиями, Летиша Литтл».

Дочитав письмо, Айрин задумчиво улыбнулась. Подключив фантазию, она попыталась вообразить себе эту юную мисс Летишу Литтл – девушку впечатлительную, неглупую и решительную, ведь не каждая даже в наше время решится на то, чтобы отправить письмо своему кумиру. Представила, с каким усердием она писала это письмо и с каким пылом наверняка горячо спорила с подругами о том, что Лорен Даффи – вовсе не мужчина. Да, история знала не так уж мало литературных мистификаций, но Лорен Даффи не относилась к ним. Айрин не сомневалась, что Лорен создавала свои стихи сама и даже не пользовалась псевдонимом, как многие авторы.

Должно быть, в те времена встречалось немало девушек, которые, подобно Летише Литтл, не могли облечь свои чувства в слова. Стихи и книги давали им возможность подобрать чужие речи для собственных мыслей. Да и сейчас порой бывает нужно лишь прочитать несколько строк поэзии или прозы, чтобы расставить всё в голове по местам и найти ответы на давно терзающие вопросы. Во всяком случае, саму Айрин это не раз выручало. Порой ещё в школе она мысленно воображала себе долгие беседы с Элизабет Беннет и другими любимыми героинями из прочитанных книг.

Айрин так задумалась, что не сразу услышала шаги и не заметила, как в комнате появилась её коллега по университету Сьюзен Адамс.

Сьюзен всегда казалась Айрин не совсем подходящей для этой работы. Не то, чтобы она была неаккуратной или недостаточно образованной, с этим у мисс Адамс всё было в порядке. Просто Сьюзен с её несколько высокомерными манерами, вычурными нарядами и эффектной внешностью выглядела какой-то экзотической птицей, которой вовсе не место на этой книжной и достаточно замкнутой работе. Как и сама Айрин, Сьюзен иногда читала лекции, но не очень часто.

— Как прошёл школьный спектакль у твоей племянницы? – поинтересовалась Сьюзен.

— Замечательно, — отозвалась Айрин, возвращая на место письмо и закрывая дневник.

— Это бумаги Лорен Даффи? – спросила Сьюзен, бросив внимательный взгляд на старую тетрадь. – Тебе ещё не надоело с ними работать?

— Нет, — серьёзно ответила Айрин, подняв на неё глаза. Сьюзен небрежно присела на край стола, покачивая ногой в остроносой туфле.

— Неужели там есть что-то интересное? – иронично осведомилась коллега. – В любом случае, тебе будет полезно ненадолго переключиться на чтение лекций и пообщаться с молодёжью.

— Ты уже знаешь? – удивилась Айрин.

— Дорогая моя, в университет нет тайн! То есть, смотря для кого, конечно, но для меня – нет. Старушка Пибоди умудрилась заболеть в очередной раз, Кензи недоволен, и кто-то предложил ему остановиться на твоей кандидатуре.

— А с чем сейчас работаешь ты? – спросила Айрин.

— Оливер Таунсенд, если, конечно, тебе это имя о чём-нибудь говорит. Он не так уж знаменит, если сравнивать с твоей Лорен Даффи, но его называют одним из основоположников литературы в мистическом жанре, — проговорила Сьюзен.

— Знаю. Ещё в детстве им зачитывалась, — призналась Айрин.

— Так вот, потомки отдали его бумаги в архив, и я сейчас с ними работаю. Постой-ка… – Сьюзен спрыгнула со стола, вплотную подошла к Айрин и бесцеремонно распахнула её пиджак. – Невероятно!

— Что такое? – невольно слегка отшатнувшись, спросила Айрин. От Сьюзен пахло какими-то пряными духами, и этот запах был сладким и горьковатым одновременно.

— Подумать только, в прошлый раз я встретила тебя в платье, а сейчас и вовсе – такое-то декольте! Кого ты собираешься соблазнять? Ни за что не поверю, будто ты надела его ради беседы с Кензи, — засмеялась Сьюзен.

— У меня встреча… в ресторане, — чувствуя всё большую неловкость под взглядом Сьюзен, пробормотала Айрин. – Кстати, я уже вот-вот на неё опоздаю.

— Как знакомо! – усмехнулась коллега. – Это встреча с мужчиной, верно? И он тебе небезразличен!

В это время раздался звонок мобильного Айрин. Та перевела взгляд с лица собеседницы на телефон. Почему-то разговаривать при ней не хотелось, но уходить та пока, к сожалению, не собиралась.

— Это он, да? – шепнула Сьюзен, наблюдая за тем, как Айрин отвечает на звонок.

Это, в самом деле, оказался Лиам, который напоминал о встрече и сообщал, что уже через несколько минут подъедет к зданию архива.

Под пристальным взглядом Сьюзен Айрин пообещала ему, что скоро выйдет, убрала на место дневник, а затем, решив привести себя в порядок, слегка подкрасила ресницы и губы. Пальцы немного дрожали, и она едва не размазала чёрную тушь по щекам. Коллега наблюдала за ней с усмешкой на губах.

— Хорошего тебе вечера! – бросила на прощание Сьюзен, растворяясь в коридорах архива. – А возможно, и ночи! Кто знает!

Айрин, проводив её взглядом, снова запахнула пиджак и направилась к месту встречи. Она чувствовала волнение, которое было сильнее беспокойства перед беседой с начальником и неловкости от разговора со Сьюзен. Всё это было смыто предвкушение будущего вечера. Вечера, который Айрин собиралась провести с Лиамом Конроем. У неё сегодня свидание! На этот раз – самое настоящее!

Сегодня вечером, уже совсем скоро, она будет сидеть за ресторанным столиком с мужчиной, к которому рвутся все её чувства и мысли. Будет смотреть на него, слышать его голос, чувствовать случайные прикосновения рук. Может быть, они даже потанцуют…

О большем Айрин пока старалась не загадывать, как бы ей этого ни хотелось.

Когда она вышла из здания, оказалось, что Лиам уже подъехал. Ближе к вечеру в городе похолодало, но сердце при виде его машины забилось с такой силой, что стало жарко. Лиам открыл ей дверцу и улыбнулся.

— Как прошёл день?

— Всё хорошо.

— Я уже говорил тебе, что ты сегодня великолепно выглядишь? – произнёс он, повернувшись к ней перед тем, как машина сдвинулась с места. – Ты сказала, что не нужно экзотики, поэтому я выбрал ресторан с европейской кухней. Но там очень уютно.

Дорога промелькнула незаметно, и скоро Айрин смогла оценить выбор Лиама. Ресторан, в самом деле, оказался уютным – небольшой зал, оформленный в неярких светлых тонах, приглушённое освещение и довольно уединённое место в углу, где стоял столик, к которому провёл её Конрой. Официант принёс несколько папок с меню ресторана, среди которых оказалась даже специальная с меню для вегетарианцев, её и начала изучать Айрин, предоставив Лиаму выбор напитков.

— Красное вино? – уточнил он у неё.

— Да, хорошо.

Когда официант вернулся, они сделали заказ, а уже через три минуты он принёс бутылку вина и разлил по бокалам. Айрин старалась не думать о том, сколько уже времени не была в ресторане, да ещё и с мужчиной. Всё происходящее напоминало яркий цветной сон, и больше всего ей в эти мгновения хотелось, чтобы этот сон не заканчивался, и чтобы с ней сегодня просто случилось то, что должно случиться.

Известно, что нередко бывает так: когда чего-то очень сильно ждёшь, то довольно часто случается, что какое-то внезапное развитие событий может испортить ожидаемое. Айрин поняла, что именно этого она и побаивалась весь этот день, который показался ей таким непростым во многом из-за нетерпеливого ожидания вечера и безотчётного страха, будто что-то может помешать Лиаму встретиться с ней. Кто знает, вдруг, он за день успел подумать и понять, что решение пригласить её на ужин оказалось ошибкой.

Посмотрите также

Читать и скачать книгу Тени города Слимпера Николая

Тени города часть вторая — Слимпер Николай

Читать и скачать книгу Тени города часть Вторая Слимпера Николая Скачать книгу Word Fb2 Txt Об авторе ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *