Домашняя / Мистика / Только одно желание — Казакова Светлана

Только одно желание — Казакова Светлана

Читать и скачать книгу Только одно желание Казаковой Светланы

Читать и скачать книгу Только одно желание Казаковой Светланы

Скачать книгу

Об авторе

Аннотация на книгу «Только одно желание»:

Что вы сделаете, если в ваших руках вдруг окажется текст старинного заклинания, способного исполнить любое желание? Посчитаете шуткой или попробуете рискнуть? Айрин решилась выяснить, правда ли это. Теперь ей предстоит лицом к лицу столкнуться с опасностью и найти ответ на вопрос: а нужна ли в любви магия?

Читать книгу Только одно желание Казаковой Светланы

ru Светлана Казакова calibre 2.74.0, FictionBook Editor Release 2.6.7 27.5.2017 g4g4g4g4g-55g5g55g4g5g5g4-5g8g8g8g85g84g4 1.0 СИ 2017
Айрин Портер перевернула страницу и потёрла виски. Головная боль представлялась ей колючим шариком, который крутился внутри черепной коробки, никак не желая останавливаться. Был только один выход – закончить на сегодня работу, ехать домой, выпить обезболивающую таблетку и попытаться заснуть в надежде, что та подействует.

Бросив взгляд на часы, Айрин обнаружила, что время уже довольно позднее.

Айрин занималась текстологией. Она работала в Ноттингемском университете, но чаще за его пределами – в архивах, музеях, библиотеках, а также других учебных заведениях, где хранились рукописные тексты. Иногда приходилось ездить в другие города на конференции. Айрин родилась в пригороде Ноттингема, но окончила Лондонский университет, где изучала текстологию, палеографию, а также английскую литературу. Ей предлагали остаться в Лондоне, но она решила вернуться в Ноттингем, где получила в наследство от родственников отца небольшую квартиру.

К настоящему моменту Айрин считала, что сделала правильный выбор, хотя когда-то колебалась. Возможно, жизнь в Лондоне предоставляла больше перспектив, но здесь ей нравилось, и всё было привычным. Айрин исполнилось двадцать семь лет, и, учитывая, что мужа и детей у неё не было, работа занимала значительную часть её жизни.

Областью научных интересов Айрин были тексты девятнадцатого и начала двадцатого века.

В настоящее время Айрин занималась поэтессой по имени Лорен Даффи, которая совсем молодой погибла в начале двадцатого века. Лорен была своего рода феноменом – она рано начала писать стихи и получила известность, хотя в те времена поэтам женского пола не так-то легко было прославиться. Стихи её в настоящее время вошли в школьную программу.

Работать с рукописями Лорен было настоящим ужасом для любого специалиста. Она не отличалась аккуратностью и часто перечёркивала всё, что писала, а иногда и вовсе густо замазывала текст чернилами. Почерк у мисс Даффи тоже оказался не самый лучший. Кроме того, Лорен могла начать писать в одной тетради, а продолжить в другой либо на отдельных листах бумаги.

Айрин чувствовала, что начинает уставать уже в самом начале работы, хотя это было для неё большой редкостью. Обычно она ощущала энтузиазм, приступая к работе с новым автором. Это вносило в её однообразную жизнь что-то свежее, способное заинтересовать. Но, едва увидев почерк Лорен Даффи, Айрин уже поняла, что мучений с этой работой будет немало.

Айрин привыкла, что наиболее трудной работе нужно уделять больше времени, сил и внимания, чем той, которая кажется простой. Вот и сейчас она совершенно забыла о времени, с головой погрузившись в работу, изучая дневники, которые ещё не были изданы. В этих дневниках могли быть новые стихи Лорен, но почему-то Айрин в этом сомневалась. Пока же в тетрадках были только различные записи, которые Айрин про себя называла девичьими. Лорен писала о своих повседневных занятиях, о родных и знакомых, о нарядах, книгах, а ещё, разумеется, о молодых людях.

Покидая архив, в котором проходила работа, Айрин кивнула ночному охраннику, который заступил на свой пост. Тот даже не удивился, видя, как она задерживается. Никто уже этому не удивлялся.

Выйдя из здания архива, Айрин направилась к машине, которая выделялась среди других машин на стоянке своими небольшими размерами. По дороге по полупустой улице она вспоминала, есть ли у неё что-нибудь на ужин, достаточно ли кошачьего корма для питомца, хватит ли бензина на утро. Иногда, заработавшись, Айрин становилась на редкость забывчивой, поэтому не могла быть уверена в том, что её не ждут пустой холодильник, голодный кот и опустевший бензобак.

Вспомнив, что кот ещё не успел съесть весь запас корма, а дома есть овощи, из которых можно сделать салат на ужин, она успокоилась. Что же касается бензина, то и здесь всё оказалось в порядке. Айрин решила включить перед сном какой-нибудь фильм, чтобы отвлечься от Лорен Даффи, её дневников и кошмарного почерка.

В подъезде Айрин встретился сосед, который спускался по лестнице с ирландским сеттером на поводке. Соседа звали Лиам Конрой. Он жил в квартире напротив уже полтора года, а недавно развёлся с женой.

Эта женщина по имени Эммелин казалась такой же вычурной и претенциозной, как и её имя. Она курила на лестничной площадке, громко включала музыку, когда муж был на работе, и пахло от неё на весь подъезд мерзкими приторными духами. По правде говоря, Айрин её терпеть не могла и совершенно бесстыдно радовалась, когда оказалось, что Эммелин здесь больше не появится.

Ещё одной причиной её нескромного ликования был сам Лиам Конрой.

Она помнила свою первую встречу с ним в подъезде сразу после его переезда. К тому времени Айрин уже привыкла, что в квартире напротив давно никто не живёт, и тем больше было удивление, когда она увидела выходящего из квартиры мужчину примерно её возраста или чуть старше. Незнакомец посмотрел на неё и широко улыбнулся, откидывая со лба густые тёмные волосы.

— Добрый вечер! Я ваш новый сосед Лиам Конрой, — проговорил он, протягивая ей руку. – Будем знакомы.

— Добрый вечер, мистер Конрой, — ответила Айрин. Его широкая ладонь оказалась тёплой, а рукопожатие довольно крепким. – Айрин Портер, — представилась она.

— Просто Лиам, пожалуйста, — уточнил он. – Мы с женой только что приехали из Бодмина.

— Из Корнуолла, — произнесла Айрин. – Всегда мечтала побывать в этом прекрасном месте.

— Здесь тоже красиво, — не остался в долгу Лиам Конрой. – К тому же, у вас тут жил Робин Гуд.

— А у вас – король Артур, — ответила она, и оба рассмеялись, как будто были давними друзьями. – К тому же, есть множество кельтских преданий, да и писателей Корнуолл весьма вдохновлял. Дафну дю Морье, например.

— Интересуетесь кельтской культурой? – уточнил новый сосед. – Я бы многое вам мог порассказать о Думнонии, — добавил он, используя кельтское название полуострова. Я преподавал в колледже Бодмина.

— Здесь тоже будете преподавать? – поинтересовалась она.

— Нет, здесь у меня будет другая работа. Нужно помочь пожилому родственнику с его бизнесом. У него, кроме меня, никого нет.

Айрин собиралась что-то сказать, когда дверь за спиной нового соседа открылась, и появилась женщина.

— Это моя жена Эммелин, а это наша соседка Айрин, — представил их друг другу Лиам.

— Ты мне нужен, — безапелляционно заявила лощёная блондинка в дверях, смерив соседку таким взглядом, что, если бы им можно было убивать, от той бы уже ничего не осталось. – Сейчас.

— Простите её, — произнёс Лиам, когда Эммелин снова скрылась за дверью. – Устала после переезда.

— Ничего страшного, — ответила Айрин. – Рада была познакомиться.

На последней фразе она, несомненно, покривила душой, поскольку познакомиться ей было приятно только с одним из соседей. Но Айрин понимала, что у неё нет шансов. Женатые мужчины были под запретом.

А около двух месяцев назад соседи оформили развод, и теперь Лиам жил в квартире один. Вернее, с ирландским сеттером по имени Микки. Пёс появился после развода, и можно было сделать вывод, что Эммелин не хотела заводить животных.

— Как-то ты поздно, — проговорил Лиам, увидев Айрин, которая поднималась по лестнице. – Много работы?

— Да, — ответила она, наклоняясь, чтобы потрепать Микки по голове. – Хорошей прогулки!

— Спасибо. Заходи в гости.

Проводив соседа взглядом, Айрин повторила про себя его последнюю фразу.

Ночью Айрин открыла глаза и не сразу поняла, что именно её разбудило. Какой-то глухой стук, слишком неожиданный для ночи. Приподнявшись на локте, она бросила взгляд на электронный будильник, на котором тускло светились цифры, показывающие начало четвёртого утра.

Решив всё же выяснить источник шума, Айрин встала с постели, не обуваясь, прошлась по комнате, включила освещение и осмотрела спальню. На полу возле книжных полок лежала книга. Рядом сидел рыжий мейн-кун Рори.

— Твоя работа? – произнесла Айрин, поднимая книгу.

Рори невозмутимо развернулся и направился в сторону двери. Размышляя над тем, как он умудрился сбросить с полки книгу, Айрин посмотрела на имя автора и не сразу поняла источник своего удивления. Лорен Даффи – странное совпадение, если учесть, что именно её дневниками занималась в настоящее время Айрин.

На обложке был размещён портрет Лорен – репродукция работы одного знаменитого в те времена художника. Считалось, что сходство на портрете получилось гораздо лучше, чем на фотографиях. Некоторое время Айрин всматривалась в изображение, пытаясь представить себе эту девушку с плохим почерком.

На портрете Лорен было лет восемнадцать-девятнадцать – немногим меньше того возраста, когда её не стало. Каштановые с рыжим оттенком волосы казались причёсанными небрежно, как будто девушка не привыкла уделять много времени своему внешнему виду, но и без того выглядела яркой. Зелёные глаза смеялись. Лорен прижала ладонь к щеке и смотрела куда-то в сторону, как будто там находилось что-то интересное для неё. Художник уловил момент, когда девушка выглядела абсолютно естественной, ничуть не застывшей, какими чаще всего были позирующие для портретов модели. Казалось, Лорен вот-вот сорвётся с места. Её можно было легко представить современницей, гуляющей по улицам Лондона, веселящейся на рок-концерте, живой и очень юной.

В этой книге, которую Айрин подарили когда-то давно, содержались наиболее известные стихотворения Лорен. Все они были откровенными, безукоризненными, острыми, как самурайский меч. Не верилось, что их написала совсем молодая девушка, не имеющая достаточно жизненного опыта.

Когда-то в школе и в университете Айрин тоже пыталась писать стихи. Разумеется, до Лорен Даффи ей было далеко. Она никому не показывала свои творения, а позже и вовсе забросила сочинительство.

Решив, что сейчас всё равно не уснёт, Айрин вернула томик стихов обратно на полку и направилась на кухню. Рори уже сидел там на стуле, ожидая, когда его покормят. Он готов был набивать живот в любое время дня и ночи в отличие от самой Айрин, которая старалась ограничивать себя в еде и, кроме того, была вегетарианкой.

Насыпав корма в кошачью миску, Айрин поставила вариться кофе в старомодной медной турке.

Ожидая, когда кофе будет готов, Айрин снова подумала про Лиама. Мысли упорно крутились вокруг соседа, не желая переключаться даже на рабочие вопросы. Она размышляла о том, что после развода Лиам Конрой уже не является мужчиной, о котором запретно даже думать. Но что у них общего, кроме лестничной клетки и интереса к кельтской культуре? Он занимается бизнесом, она изучает пыльные архивы со старыми бумагами. У неё живёт кот, он завёл собаку. В конце концов, он был женат, а у неё даже любовники обычно ночевать не оставались. Совершенно разные люди.

Но, как бы Айрин ни старалась апеллировать к логике, мысли, снова и снова возвращающиеся к Лиаму, никак не желали быть ей послушны. Ей встречались и другие привлекательные мужчины, но было в нём что-то особенное. Очень приятный и волнующий голос, глубокий оттенок внимательных синих глаз, высокий рост, длинные пальцы, аристократические манеры – всё это складывалось в неповторимый образ, который занял прочное место в её мыслях.

Спустя некоторое время Айрин допила кофе, вымыла чашку и вернулась в спальню. Вошла и нахмурилась – книга снова лежала на полу. Как будто Лорен Даффи хотела, чтобы её стихи почитали.

Айрин точно помнила, что поставила томик стихов обратно, но решила, что, должно быть, неудачно разместила на полке, поэтому книга упала снова. Пожав плечами, Айрин подняла книгу, но решила не возвращать на место. Раз уж всё равно не спит, можно и почитать стихи. А вдруг, это поможет лучше понять Лорен и перестать сердиться на плохой почерк. Гении ведь имеют право на маленькие слабости и несовершенства, а мисс Даффи, несомненно, принадлежала к числу гениев.

Устроившись на кровати и листая страницы книги, Айрин задумалась над тем, что, учитывая возраст Лорен, у той удивительно мало стихов о любви. Вызывали интерес также стихи, написанные от мужского лица. Как будто Лорен в своих стихах ощущала себя вне пола, вне времени, вне каких-либо правил и традиций. Айрин вспомнила дневники и решила, что в них поэтесса становилась немного другой. Как будто в своих дневниках Лорен позволяла себе быть молодой девушкой, начинающей жить, а не только человеком искусства.

Айрин снова бросила взгляд на портрет на обложке. У всех почитателей поэзии вызывал глубокое сожаление тот факт, что Лорен погибла так рано. Ведь она успела бы написать гораздо больше. Но Айрин, благодаря работе с дневниками гениальной поэтессы, начала узнавать Лорен Даффи и с другой стороны. Например, в последнем дневнике, который изучала в настоящее время Айрин, Лорен писала о том, что она влюбилась в какого-то нового соседа, на которого также с интересом посматривала её кузина.

Вспомнив, что и сама практически влюбилась в своего соседа, Айрин усмехнулась. Вот оно как – времена проходят, а женские проблемы остаются неизменными. Так было и так будет.

Решив немного поспать, чтобы не чувствовать себя плохо на работе, Айрин положила книгу на журнальный столик возле кровати и закрыла глаза. Начиная проваливаться в сон, вспомнила, что не погасила свет. Рори запрыгнул на кровать, она почувствовала на ногах его приятную тяжесть и заснула.

Когда Айрин проснулась, пора было торопиться на работу. Разбудили её громкие крики кота, который снова считал себя ужасно голодным. На ходу выключив лампу, она вернула книгу Лорен Даффи на полку.

Из дома Айрин выбежала в джинсах, белой блузке и небрежно наброшенном на плечи сером пиджаке. Некогда было выбирать одежду более тщательно. Дневники Лорен Даффи ждали её там же, где Айрин их вчера оставила. Их было не очень много. Судя по датировке, она уже дошла до дневников, которые Лорен вела в год своей смерти.

В двадцать один год. Когда другие только достигали совершеннолетия, учились, выходили замуж, Лорен уже не стало. Она не узнала о многих событиях двадцатого века, потому что не успела дожить до них. Лорен навсегда осталась юной. Она была одновременно старше и моложе, чем сама Айрин сейчас.

«Хватит сантиментов, пора приниматься за работу», — сказала себе Айрин, открывая дневник. Неожиданно ей стало интересно, чем же закончилась история Лорен Даффи и её нового соседа. Успела ли поэтесса рассказать ему о своих чувствах? Были ли они взаимными? Или соседу больше понравилась её кузина?

Айрин даже посмеялась над собой. Она должна работать и выполнять задания руководства из университета, а вместо этого следила за историей из дневника, как домохозяйки за жизнью героев сериала. Но что поделать, если и ей оказались близки чувства и мысли девушки, которой понравился сосед? Увы, поговорить об этом было не с кем. Не рассказывать же коллегам по работе о том, что она заинтересована своим соседом, который только недавно развёлся с женой.

Через некоторое время Айрин разочарованно отложила в сторону бумаги. Лорен ничего не писала про соседа. То ли потеряла к нему всякий интерес, то ли просто держала это при себе. Несколько записей подряд были посвящены исключительно прочитанным Лорен книгам. Поэтесса любила читать и, похоже, проглатывала литературу с огромной скоростью, иначе как объяснить тот факт, что за небольшой промежуток времени она успела перечитать несколько томов, которые другой бы не осилил и за полгода?

Айрин посмотрела на часы и решила, что неплохо было бы перекусить в соседнем кафе, где ей нравились неплохое меню для вегетарианцев и вкусный кофе. Она уже собиралась закрыть дневник, когда её взгляд упал на следующую страницу, в самом верху которой были написаны два слова. «Лунная песня».

Глава 2

Айрин сидела за находящимся на открытом воздухе столиком кафе, глядя на бабочек, которые летали над живой изгородью, что отделяла кафе от остальной части улицы. Её кофе латте безнадёжно остывал в чашке. Аппетита не было, но на этот раз в этом не были виноваты модельного вида девушки, которые проходили мимо по улице. По правде говоря, Айрин их даже не замечала. Она думала о том, что только что обнаружила в дневнике Лорен Даффи.

На этот раз вечно юной поэтессе удалось удивить Айрин ещё больше, чем та могла бы сделать это своим оригинальным творчеством. «Лунная песня», на которую Айрин наткнулась прямо перед тем, как отправиться перекусить в кафе, оказалась, вопреки ожиданиям, вовсе не новым стихотворным произведением мисс Даффи. Это было что-то другое, нечто, с чем ей раньше не приходилось сталкиваться, и сейчас Айрин размышляла над тем, что теперь с этим делать.

Она почти видела перед собой склоненную над тетрадью голову Лорен Даффи, падающие на страницу локоны рыжеватых волос, которые та небрежно отбрасывала назад, когда выводила эти сроки. «Лунная песня, — писала Лорен, закусив нижнюю губу и нахмурив брови. – Это заклинание, которое помогает полностью переменить вашу жизнь и исполнить заветную мечту или желание (только одно!). Не действует без проведения ритуала». Далее Лорен в подробностях рассказала о ритуале, после чего перечитала написанное и закрыла тетрадь.

— Ещё что-нибудь?

Негромкий вопрос официанта вывел Айрин из задумчивости. «Что-то у меня совсем фантазия разыгралась», — с удивлением подумала она, осознав наконец-то, что находится вовсе не рядом с пишущей дневник Лорен Даффи, а в кафе, и время обеденного перерыва уже закончилось. Покачав головой, Айрин попросила счёт.

Как бы то ни было, а знаменитая поэтесса преподнесла миру ещё одну загадку. Что означал текст этого заклинания и подробное описание ритуала, который необходимо провести для того, чтобы

«Лунная песня» сработала? Какая-то игра? Айрин смутно припоминала, что, когда она училась в школе, среди девочек были распространены разнообразные суеверия о том, что надо сделать для исполнения своих нехитрых желаний – чтобы не вызывали на уроке или чтобы понравившийся мальчик подошёл и пригласил в кино. Разумеется, всё это глупости, но, будучи детьми, они верили в них и послушно переписывали все те странноватые тексты, которые должны были принести долгожданную удачу. Возможно, и «Лунная песня» из той же оперы.

Вот только Лорен Даффи уже не являлась ребёнком на тот момент, когда это писала. Она была молодой девушкой, которая во многом превосходила большинство других юных особ того времени. Превосходила своим общепризнанным талантом, способностью чётко подмечать детали, выражать мысли и чувства в словах. Лорен как будто одновременно жила в своём мире и в будущем. Она с лёгкостью складывала слова в такие предложения, которые просто запоминались и оживали в памяти, становясь зримыми, почти материальными. Лорен с детства получала хорошее образование, изучала несколько языков и, как уже успела заметить Айрин, читала очень много литературы, размышляя над прочитанными книгами и записывая свои выводы в дневники.

Так могла ли Лорен Даффи с её талантом, острым умом и хорошим образованием по-настоящему верить в то, что какие-то сумбурные слова, образующие заклинание, способны выполнить её желание? «Едва ли», — призналась себе Айрин. От глупенькой девушки, которая легко поддаётся влиянию, ещё можно ожидать такого, но никак не от той, у которой на всё есть собственное мнение. А у Лорен именно так и было. Несмотря на то, что некоторые её взгляды существенно отличались от общепринятых, она уверенно отстаивала их и не позволяла себя переубедить.

Тогда что же делает в дневнике Лорен Даффи эта суеверная история – проведите ритуал, прочитайте заклинание, и будет вам счастье? Ведь для чего-то она потратила своё время на то, чтобы это записать. А может, Лорен сама придумала ритуал и текст заклинания? Но для чего? Возможно, это всё же была какая-то игра?

Ещё некоторое время поломав голову над вероятной разгадкой подброшенного ей ребуса, Айрин расплатилась с официантом и вернулась к дневникам. Отложив пока задачу с «Лунной песней»,она приступила к дальнейшему чтению, надеясь, что следующие страницы дневника дадут ответ на этот вопрос. Но Лорен больше к этому не возвращалась.

Зато юная и непосредственная мисс Даффи снова начала рассказывать про своего соседа, к которому чувствовала несомненную симпатию. Она рассказывала о званом ужине, на который была приглашена вся семья Лорен, а также тот самый молодой сосед. Поэтесса с явственно ощущавшейся за едкими словами усмешкой писала о том, как присутствующие на ужине немолодые дамы размышляли о юном поколении и расспрашивали молодого человека, не собирается ли он связать себя узами брака.

«Они так ограниченны и напыщенны, что даже не могу представить, о чём с ними можно говорить, — писала Лорен. – Но его присутствие скрашивало для меня тягостные часы пребывания на этом ужине. Как он говорит о литературе! Ему нравятся мои стихи. Я пообещала, что он первым увидит моё новое стихотворение. Когда я это сказала, кузина посмотрела на меня как-то странно. Я знаю это её выражение – она будто хочет что-то сказать, но не может, поскольку нас окружают люди. Любопытно, скажет мне это, когда мы будем наедине? А впрочем, что мне за дело до того, что думает кузина? Она пока не может обвинить меня в неподобающем поведении, как и остальные, кто присутствовал там. Когда он услышал, что станет первым, кто прочитает моё новое творение, то очень обрадовался. Мне снова удалось увидеть жгучий интерес в его глазах. С нетерпением ожидаю нашей следующей встречи».

Айрин отложила дневник, сняла очки и протёрла глаза, успевшие устать от работы. Внезапно на неё накатила волна поднявшейся в душе острой жалости к молодой поэтессе. Её жизнь оборвалась так рано, что Лорен даже не смогла насладиться сполна своей первой любовью! Слишком несправедливой может быть жизнь. Лорен Даффи не должна была покинуть этот мир настолько рано, ведь она могла бы создать ещё множество произведений.

Мысли Айрин вернулись к «Лунной песне». Она решила вечером, когда будет дома, посмотреть в интернете, не встречается ли где-нибудь подобное сочетание слов. Если Лорен не сама это придумала, то во всемирной сети непременно отыщется какое-либо упоминание об этом ритуале. Может быть, это что-то из доморощенной магии? Продают ведь дешёвенькие книги, на обложках которых обещают привлечение удачи в любви и денежных делах посредством различных заговоров.

Рабочий день закончился, и снова она не заметила, что задержалась дольше всех. Подойдя к машине, Айрин обнаружила очередной сюрприз. На этот раз не самый приятный. Машина не заводилась. Разочарованно вздохнув, Айрин попыталась вспомнить, когда в последний раз обращалась в автомастерскую за технической проверкой. Похоже, довольно давно. Учитывая, что машина далеко не новая, можно было только удивляться тому, что она так долго не требовала никакого ремонта.

Айрин набрала номер автомастерской и, дождавшись ответа, сообщила о своей проблеме. Ей сказали, что машину заберут, но заняться ею смогут только завтра, поскольку сейчас они уже закрываются. Согласившись на их условия, Айрин отправилась на стоянку такси.

Посмотрите также

Читать и скачать книгу Тени города Слимпера Николая

Тени города часть вторая — Слимпер Николай

Читать и скачать книгу Тени города часть Вторая Слимпера Николая Скачать книгу Word Fb2 Txt Об авторе ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *