Домашняя / Попаданцы / Попаданец Месть — Мельник Сергей

Попаданец Месть — Мельник Сергей

Ну да она не знает моего размаха, а уж руки у меня загребущие, это точно. Что по сути из себя представляют жертвенные ножи? Правильно, один из векторов амулета, где схематично выстроена привязка, построен канал передачи и маленький накопитель-сборник. Ну а по виду все это выглядело как вязь, небольшой узорчик из композитно свитых проволочек разных металлов, которые очень даже удобно и легко можно было помещать в рукоятки тех или иных режуще-убивающих инструментов. Конечно, подобная простота вела к потерям энергии, увы, не все можно было собрать до капельки, ну да мне и не нужно. Главное начать хоть что-то собирать, кое-что со скотобоен, а вот кое-что и помощней можно хапнуть. К примеру, поместить подобные привязки в мечи моих гвардейцев и легионеров. Ну в самом деле, почему бы и нет? Все равно никому больше не нужно.
Тут, наверно, стоит все же сказать, что это не значит, что я собираюсь, так сказать, окончательно переметнуться на другую сторону силы. Нет, не собираюсь, ибо как уже говорилось — чревато, причем не только страшно за свою тушку, но еще и специфика оборотной стороны темной магии такова, что тот регулятор потоков, которым меня наградил Дако в ходе инициализации в маги, впоследствии мог переключиться только в одну плоскость, закрыв мне навсегда путь к большой энергии.
Да вот так оно обычно и происходит с некромантами, обычные маги начинают работать с некротикой, а потом хлоп и все, ты так и продолжаешь с ней работать, навсегда отрезанный уже от силы движения материи.
Не хотелось бы, нет, не хотелось. Был бы вариант и в дальнейшем использовать и тот поток и этот, то да, я бы влез в эти дебри, а так мне все же ближе движение материи, хотя кто его знает, как жизнь в дальнейшем сложится. Пока лишь буду ходить по грани, пусть это и опасно, но наука есть наука. Впрочем, все равно боязно, не суй нос, куда не следует, может быть, его и не прищемит. Это было интересно, особенно рассматривая и читая бестиарии по некромантии. Тут было на что посмотреть, военный автопром темных эльфов впечатлял, чего тут только не было! Смертоносность и неуязвимость некоторых тварей реально пугала. Даже страшно представить, что творилось в этом мире, когда эльфы разворачивали в стародавние времена друг против друга свои армии. Я даже не берусь прогнозировать, что бы случилось, столкнись, допустим, мощь дьесальфов с мощью современной человеческой армии моего мира. Тут все, прямо скажем, было бы под вопросом. У нас бронированные танки, у них бронированные шипохвосты, чей панцирь не пробивали тараны и огненные шары магов. У нас крейсеры, у них морские кракены, что способны переламывать своими щупальцами суда пополам. У нас истребители, у них твари небесные, не уступающие подчас как в скорости, так и в маневренности в небе.
Да и по поводу твари в небе, кое-что пролистав, я определился быстро, чем несказанно озадачил старушку, так как, по ее словам, за подобную тварь на меня будут охотиться не только рыцари из ордена бестиаров, но и скорей всего льесальфы с дьесальфами, которые несказанно расстроятся из-за нарушения патента и их прав на исключительное пользование подобного летного агрегата.
Драконид, именно так в самом конце толстого томика по возрастанию и сложности производства значился заказываемый мною объект. Ух, что за тварь! Иссиня черная чешуя, меленькая такая гладь угольных ромбиков, просто глыбы, а не мышцы, жгутов свиваемой плоти, костяной гребень белой кости, плоская морда варана, с рядной установкой, как у акул, челюстей, с чередой бритвенно-острых клыков. Мощь и сила, мощь безразмерная, быстрота и маневренность. Причем, как и гончие, не лишена своего магического обаяния. Тварюшки создавались когда-то давно в противовес союзникам льесальфов драконам, а так как практически для любой темной твари огонь смертелен, то дракониды получили в подарок, ни много ни мало, способность генерировать силовые разряды электротока, такие своего рода молнии, что весьма существенно могут поумерить прыть любого противника. Для маскировки же, как и гончие, использовали морок не то тумана не то облака, но все это, увы, создавало другую проблему.
— Ну и где мне прикажешь еще один узел мага брать? — Бабуля разглядывала картинку животины, в которую я тыкнул пальцем. — У тебя что, еще маги мертвые где-то валяются?
— Не-а. — Уныло покачал я головой. — Думал, может, что-то еще от старых осталось.
— Ничегошеньки от старых не осталось! — Старушка нахмурила брови. — Я даже свои личные запасы наполовину опустошила! Извини, сынок, но на подобную вещицу у нас материала никак уже не наберется.
— Тут написано, можно трансмут произвести еще живого мага. — Опять я потыкал в картинку пальчиком.
— И где ты мне предлагаешь живого мага поймать, с проблемами в голове, благодаря которым он в трезвом уме и твердой памяти согласится на подобную метоморфозу? — Она даже рассмеялась. — Редкостным кретином надо быть, чтобы на подобное согласиться, милок.
Повисла неловкая пауза.
Очень неловкая.
А потом прилетела тяжелая оплеуха.
— Даже думать об этом не смей! — Бух, следом еще одна оплеуха. — Ты совсем, что ли, из ума выжил?! Никогда и не при каких обстоятельствах!
— Ну, ба! — Я закрывался руками от ее тумаков. — Там же все ясно и четко написано, никаких последствий для мага! Просто приобретает возможность принимать форму дракоши!
— Я тебя сейчас прибью и скажу, что так и было! — Она с широко раскрытыми глазами развела руки в стороны. — Нет, ну как я сразу не догадалась, что есть на свете король идиотов, и он у меня под боком?!
— Ну, бабуль, — принялся я заискиваться тихим голоском перед ней. — Ничего же страшного, тут написано, что многие дьесальфы имеют по две, а то и три различных ипостаси, в конце концов, ты сама видела у меня оборотней, милые девчата, вполне трезвые в уме.
— Да иди ты знаешь куда? — От возмущения она притопнула ногой. — Я с живыми не работаю! Ты вообще представляешь себе, как это сложно? Да милипусичка в расхождении векторов убьет тебя, меня и пол-округи, разнеся тут все к такой-то матери на кусочки!
— Ну мы посчитаем все…
— Я тебе сейчас кочергой из камина все ребра посчитаю, если не успокоишься! — Для наглядности она даже пару шажков в направлении озаглавленного предмета сделала. — Чтобы даже думать мне об этом не смел!
— Но…
— Нет!
— Я…
— Нет!
— Вот если бы…
— Нет!
— А…
— Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! — Замотала она из стороны в сторону головой. — И еще тысячу раз нет!
Мы замолчали, буравя друг дружку взглядами. Ну, в самом деле, что ей жалко, что ли? Ну, подумаешь, риск, так ведь и она не только вчера мир увидела, сама же профессионал экстра-класса, я когда смотрел за ее действиями в работе, просто восхищался ее знаниями и мастерством. И вообще, не надо преувеличивать, я уже примерно представлял общую структуру действия, не зря азы некромантии зубрил, да и кое-что из общей магии тут участвует. Вообще дикая смесь энергетики и структур, так как меняется не то чтобы биология, а свивается каркас, образ новой структуры, материальной основы для невиданной мощи этого стремительного тела.
С простыми оборотнями оно как? Условная форма А использует уже имеющийся материал, перетекая и уже исходя из первых габаритов и возможностей в форму Б. Здесь же первоначальная форма ну никак не набирает указанной в ипостаси массы, разве что я перед этим лихо умудрюсь проглотить минимум двух коров разом, вместе с рогами, копытами и частью забора, которую прихвачу для верности с соседского огорода. Так уж устроен наш мир, что из большего всегда можно сделать меньшее, а вот уже из меньшего приумножить объем практически непосильная задача.
Практически.
— Я ведь могу и сам попробовать, — с прищуром и угрозой произнес я.
— А я могу и голову отвернуть тебе, сопляк, за такие слова, буквально щелчком пальцев, так что ты даже и не заметишь, — с прищуром и такой же маленькой угрозой ответила она. — Еще есть варианты?
— Ну пожалу-у-у-уйста! — завыл я, пытаясь выдавить хоть миллиграмм слезинки.
— Нет! И поймаю за приготовлениями, месяц будешь лежать на спине, так задницу выдеру розгами, даже дуть на нее больно будет! — Она гневно бросилась к дверям. — Стоп!
Быстро вернувшись назад, она сграбастала свои книги, после чего опять пошла к дверям.
— Это явно не для твоего больного ума книги! — Хлопнув дверью, она оставила меня наедине с собой и девушкой-видением.
— А ты что скажешь, подруга? — Я подмигнул призраку. — Рискнем?
Ну да рискнем, не рискнем, все равно без Хенгельман мне с этим делом не справиться. Так что я, недолго думая, в ожидании вестей и действий со стороны противника, стал вновь загружать себя повседневной работой, чтобы не маяться бездельем. Я чуть ли не за месяц впервые увидел свою жену. Нона была в ударе, власть явно была ее стезей и призванием, здесь она была вне конкуренции. Моя дорогая баронесса не сидела, опустив руки, еще подготовленный зимой совместно проект по реорганизации городской стражи в полицию претворялся ею в жизнь семимильными шагами. Она сама себе пощады не давала, да и другим спуску не было. Еще бы, ведь масштабы у нее солидные, как и запросы, так как родной Когдейр ею не забывался, и как здесь, так и там, шел прогресс обустройства, реформы налоговой базы, военной машины, экономики и необычайно оживленного в этом году товарооборота между двумя землями. Естественно, она не сама все тащила на своих плечах, тут огромная заслуга также ее управляющей Нимноу и моего Энтеми. Впервые в этом году Когдейр отменил оброк, переходя по уже отработанной мною тут схеме на денежный налог. Раздутая мощь военной базы Ноны сокращалась, причем экономия денег в этой статье все равно шла на военку, так как господа пикты по-прежнему были под боком, и никакие бы договоры ими не воспринимались, если бы не реальная возможность отхватить за это по первое число. Но это далеко не все, тут такое дело, приходилось восстанавливать все золотые прииски, что кто-то порушил, пройдясь войной в тех местах.
Кто-то.
Этому кому-то пришлось даже немножко денежки из своего кармана отдать за эту разруху, чтобы ускорить процесс заживления после военной кампании данного региона. А куда деваться? Жадничать не стоит, так как чем быстрей вновь наладится золотоносный прииск, тем быстрей и масштабней пойдет общее экономическое оздоровление обоих баронств. Тут ведь какое дело, при всей своей прогрессивности хитропопости и непередаваемого обаяния, я в лице Рингмара и рядом не стоял с богатством госпожи Когдейр, хоть формально это как бы узаконено и мое.
Ну да и без этой большой политики дел по горло. Уже полтора месяца шло строительство проекта Большой Брат, хотя мертвого чуть ли не целиком, по причине моей немощности. По-прежнему строился форпост на месте Дальней, где в этом году наконец-то начнется обучение рейнджеров под тем же знаменем легиона. В самом Касприве все еще стучали молотки, ввозился камень, шла стройка, без учета даже моей головной резиденции, где я замахнулся на невиданное. Да, проект под кодовым названием Новый Нойшвантайн, или, как он будет здесь называться, Лебединый, вытягивал у меня монету со скоростью пылесоса, хоть я и планировал подобные растраты, хоть и создавал резервы, влезал в долги, а все равно масштабность стройки, сами материалы, доставка и работа в итоге стали подстегивать рост общей конечной затрачиваемой суммы. Ну что тут скажешь, плохой из меня экономист, не умею строить долгосрочные прогнозы с учетом возрастания цен в зависимости от предполагаемого спроса. А что вы хотели? Когда я считал материалы, была одна цена, а как поставщики прознали о таком долгосрочном строительстве, так решили повысить ее, деваться-то мне теперь некуда, не бросать же из-за этого все, позабыв про свои мечты, а торгаши, естественно, знают, что у других мне покупать еще накладней, потому и спекулируют на этом. Хоть садись и плачь. М-да уж. Тут ведь и радость скорая получалась немного смазанной. Следующей весной я уже буду выпускать в мир первую партию своего виски, на котором красивой вязью стояло название: «Сэр Дако. Рингмарский виски». Да, этой этикеткой я хотел отвесить благодарственный поклон старику, а получилось, что отдаю последнюю почесть. Ну да, как говорили в моей прошлой жизни: «Вздрогнем».
Моя тележка с креслом на колесиках моталась от объекта к объекту, неся мою вроде бы даже поправляющуюся тушку от одного объекта к другому, где я проводил какое-то время с объездом и осмотром того или иного производства. А еще я наконец смог дать отмашку на запуск банковской сети. Возможно, немного с запозданием, так как три небольших каменных здания, в Касприве, в Речной и Дальней, уже явно не успеют построить к зиме. Да, это будут здания банка, в каждом из которых под заказными камерами и толстыми дверями будут храниться приличные деньги для оборота. В Когдейре, кстати сказать, пришлось заказать не три, а семь подобных зданий из-за большей протяженности и большего числа крупных поселений. Вроде бы сиди, жди, ан нет, тут ведь нужно отработать курьерскую охрану караванов, патрули на дорогах за столько лет, наконец, организовать, а не как до этого было в стихийном порядке облав. Мол, пришла весть — разбойнички шалят, причем весть как минимум от трех или пяти караванщиков, тогда и едет в то место стража, и не факт, что кого-то находит, а постоянная круглосуточная патрульная служба, разъезды, охранные стоянки, где бы купцы могли стать на ночлег. Тут ведь какое дело, вроде бы всем известны эти поляночки удобные для ночевок, а толку ноль. Никто даже не почешется, кроме меня, я-то знаю, что придорожный трактир это не только денежка в мой карман, но и поток информации в мои уши, если там поставить верного человека. Ну до этого еще далеко, пока лишь охрана, денег еще и на эти стройки пока нет. Хотя просто иметь в виду, как дальнейший шаг в развитии, вполне резонно, ну или выдать кому-то ссуду на постройку, это было бы вообще идеально. Ну да мечты, мечты… Мечтать, как говорится, не вредно. Даже полезно. Причем весьма, я наконец-то смог построить первый в этом мире паровой котел. Заметьте, исключительно в мирных целях! Раньше замок хоть и имел водяное отопление, но на растопку чана уходила чуть ли не целая роща, которую приходилось за зиму вырубать на дрова, теперь же все стало гораздо проще, я даже горячую воду в краны провел! А все благодаря чему? Правильно, моей дур-машине из куска трубы и бабушкиных линз, она по-прежнему кочегарила напропалую, не останавливаясь ни на секундочку, и было бы настоящим преступлением не использовать ее по полной. Что я и сделал, заключив раскаленную трубу в водяную полость котла, который теперь круглосуточно гнал горячую воду по трубам. Но сами понимаете, нам всегда хочется большего, вот я и засел на досуге над проектом паровой машины, правда пока не смог определиться, то ли это будет колесный тарантас, то ли организовать все это дело на рельсах. А может, пароход? Может, на всякий случай рисую, черчу, описываю и проектирую все подряд, занося мысли на бумагу, мало ли что стрельнет, куда меня кривая выведет на пути моего прогрессорства.
Короче, поживем — увидим, натура я увлекающаяся, если что, дам, как говорится, джазу. Вот даже и темной магией балуюсь, по ночам. Хоть бабулечка и забрала талмуды, голову-то она мне пока не отвинтила, а в ней кое-что сохранилось, плюс мой амулет-накопитель от жертвенных ножей, что день ото дня набирал в себя крупицы мощи.
Думаете, я не попробовал эти крупицы? Еще как попробовал! Первым же делом вынес перегородку между моей спальней и кабинетом, в точности без единого изъяна воссоздав Копье Смерти Аль’Фарамута, какого-то восточного темного мага, имеющего на своем счету солидный капитал из смертельных заклинаний. Я его сразу заприметил, практически мой любимый мастер Эббуз, только с темной стороны силы. Хорошо пишет, с расчетами, с выкладками, не человек, а счетная машина, все обсчитал, даже то, что в принципе и нафиг не нужно, зато ему приятно, ученый ведь, маг, не хухры-мухры, вот и копье его не подарочек. А казус вышел исключительно из-за незнания того, сколько же успело скопиться энергии в кольце, а так я тоже такой, ну в смысле холодный, расчетливый и все-все прямо учитываю, не забывая о мелочах. Кольцо виновато, не я. Правда-правда.
— Ты что тут вообще охренел, что ли, у себя от безделья?! — Бабуля испуганно заглядывала в образовавшуюся дыру между комнатами и старалась не запачкать обувь в оседавшей медленно на пол то ли пыли, то ли прахе, который образовался после моего удара.
В общем, я и сам немного испугался, ну думал, копье да копье, чего там удивительного, а оказалось много чего. Во-первых, в первые секунды прямо в твоих руках формируется из бесновато закрученных вихрей тьмы все в сполохах тусклых голубых молний, реальный такой макет здоровенной зазубренной пики, с острым таким наконечником. Уже в этот момент хочется пищать: «Ой, мамочки!», ну а когда копье сформировывается, ложась вполне ощутимой тяжестью и лютым замогильным холодом в ладонь, ты уже с сединой на висках. Потому как когда наступает во-вторых, и тьма в твоих руках начинает шипеть, словно рассерженная змея, и истекать тьмой, словно ядом клык гадюки, уже вообще не до шуток, я его сразу же запулил от себя куда подальше, испуганно постукивая челюстью и баюкая занемевшую от холода руку.
— Ты что тут устроил, тудыть тебя растудыть?! — Бабуля принялась прощупывать у меня пульс и ладонью мерить температуру тела. — Ну, вроде живой… Ты как вообще?
— Вот это жуть! — Я повертел по сторонам головой и, поскрипывая колесиками своего кресла, подъехал к образовавшемуся проему. — Ничего себе! Вот это мощь! Я чуть в штаны не наделал от такой постановки вопроса! Это у вас, у темных, все, что ли, заклинания такие? Если да, то ничего удивительного, что вас так мало, это же смертный страх, а не заклинание, ты только глянь на эффект! Тут ведь даже не физика, похоже! Тут… Тут… Я вообще не пойму, что произошло, такое ощущение, что камень с центральной точки стал распадаться в прах по кругу, буквально опадая пылью!
— Аль’Фарамут? — Бабуля поковыряла ногтем край дыры. — У него все такое, показушник, обязательно визуальные эффекты, наверняка даже звук был?
— Угу. — Я тоже потрогал пальчиком край ровной дырищи.
— Чистое разрушение, полный распад материи. — Бабуля хмыкнула и рассмеялась. — Говорят, он это специально, так как до обморока боялся крови, потому все всегда превращает в тлен и пыль, чтоб без единого намека на кровь.
— Здорово. — По прикидкам, примерно общий диаметр под три метра.
Тут же скользнув в тонкие материи астрала, прикинул общий расход энергии, получалось, практически в ноль ушел весь запас, лишь немного оставалось, на второй заряд уже явно не наберется.
— Ба, а щиты у вас какие? Можешь научить? — Вопрос и вправду был животрепещущим.
— Щиты у нас обычно состоят из армии неупокоенных и прочих монстров. — Бабуля погрозила мне пальцем. — Темный маг никогда не лезет вперед, не его это место, а вот тебе наука впрок не идет явно.
— Ну хоть маленький щиток! — взмолился я.
— Ну разве что маленький, — рассмеялась она. — Смотри, называется Плащ Теней Аркан Дагора.
У бабули и вправду в мгновение ока сформировался, словно трепещущий плащ, развевающийся на незримом ветру, живой язык непроглядного перекатывающегося мрака.
— Аркан Дагор был полуэльфом. Папа был из дьесальфов, ну а маман из людей. — Бабуля повертелась в разных проекциях, демонстрируя мне этот отрезок из ткани ночи. — Универсальная штука, правда, затратная и требует исключительно на это плетение изготовленный амулет, ну или сразу парочку поддерживающих плетений. Вот гляди на эту пуговку, тут вязь заклинания.
Все-таки, что ни говори, а искусство дьесальфов куда как филигранней и утонченней, все минимизировано, сокрыто и практически совершенно не заметно, если специально не задаваться искать.
— А еще есть что? — Я захлопал ресничками, стараясь этим пронять старушку до глубины души.
— Есть и много, Костяной Щит, Защита Скарабея, Серая Пелена, всего и не упомнить, только тебе-то оно надо? Я вроде бы ясно тебе сказала, что, начав движение по темному пути, назад уже дороги не будет. — Она покачала головой. — Увы, назад уже дороги не будет.
Мы вообще с бабулей много общались на эту тему. Тут ведь уже не за горами академия, что называется, корячится, скоро придется выбирать свою стезю, так сказать, будущую специальность. Хоть они вроде бы и условны, все эти направления, так как общая программа практически для всех одна, лишь с некоторыми общепрофилирующими предметами. Ну понятно, что тем же стихийникам совершенно без разницы, сколько костей в убиваемом ими организме, а господам целителям совершенно без надобности метать, так сказать, гром и молнии. Опять же выслуга лет, долг короне, одно дело потом в каком-нибудь полку у границы сидеть и совершенно другой коленкор, допустим, в столичной клинике прыщи на мордах у аристократов выводить. Мне, пожалуй, как истинному герою в седьмом поколении, естественно, милее будет столичный кабинет, но при условии, что не удастся откупиться от службы, в чем я не сомневался, так как, еще со времен вступления в права на престол госпожи Кервье, все это накрылось медным тазом. Бабулька королевка сама никого не жалела и деткам своим, видать, наказ дала, чтобы держали всех в ежовых рукавицах. Ну да ладно, живы будем, не помрем.
— У нас проблема, Улич. — В один из вечеров в комнату ко мне вошла Хенгельман. — Пропали гончие вместе с вампирами при них.
— Как пропали? — Я аж подпрыгнул на своем кресле. — Это что за номер? Как может пропасть целая телега, набитая под завязку нежитью?
— Это еще не все. — Бабуля тяжело вздохнула. — Десмос связался с теми, кто был там, они говорят, что теперь действуют согласно указу нового господина. Их перехватил какой-то некромант.
— Вот еще его к нам нелегкая принесла! — Я стукнул кулаком по подлокотнику. — Я не пойму, что за баронство у меня? Не земля, а какой-то прямо проходной двор!
* * *
Двор не двор, а выходило все неприятно. Казалось бы, сколько тех некромантов осталось на душу населения? Два-три, и вот на тебе, какой-то залетный стал ошиваться на моей земле, перехватывая контроль над моими вампирами и моими песиками. Да это вообще уму непостижимо! Да и бабуля хороша, стоит, пожимает плечами, мол, я откуда знала, что так выйдет, мол, своих коллег уже почитай полвека не видела, оттого и контроль над зверушками не ставила замороченный, из-за чего собственно нашу телегу и угнали. Вот что теперь прикажете делать? Звонить в милицию? Але, у меня угнали телегу с кучей вампиров и двумя Гончими Смерти, выезжайте срочно, пока следы не остыли.
Смешно до слез.
— Ладно, впустую не будем воздух сотрясать, давай думу думать, как дальше быть. — Я стал загибать пальцы. — Во-первых, похититель не пойдет со своей находкой к властям, так как сам скорей всего вне закона, верно?
— Ну да, — согласилась она.
— Во-вторых, раз Десмос смог связаться со своими, значит, поганец где-то рядом, а не пустился с награбленным в бега, верно? — Еще один пальчик к кулачку.
— Да. — Вновь кивает она.
— Значит, либо хочет денежку с меня впоследствии поиметь, либо же трудоустроиться. — Я сжимаю всю пятерню разом, подводя итог: — Давай к графу, пусть выделяет проводника, мы с тобой отправляемся в путь-дорожку, поглядеть, что там за специалист угонщик свалился на нашу с тобой голову.
— Прибью. — Скрипнула Хенгельман зубами, выходя из комнаты.
Ну да, вроде как старалась, душу вкладывала в свое детище, а тут на тебе, кто-то молодой да ранний забирает все плоды трудов твоих, ничего удивительного, что старушка разозлилась.
Уже через пару часов, мы тряслись по дороге на моем «лимузине», запряженном двумя рабочими лошадками. Я с Хенгельман и пятерка бойцов, выделенных Семьдесят Третьим, его удалые робин гуды, с взведенными арбалетами и волшебными стрелами пока в чехлах.
Едем на разборки, залетных на место поставить. Прямо шайка-лейка какая-то, а не светоч культуры и прогрессорства в моем лице. Десмос через своих уже договорился о месте встречи, так что проводник не понадобился. Надо отдать должное наглости супостата, нас он, похоже, не боялся, вполне целенаправленно идя на контакт, что скорей всего приведет к тому, что оный супостат будет отчаянно торговаться, чем, несомненно, меня еще больше разозлит, так как на переговоры с террористами моя душа категорически отказывается идти. Ну да я думаю, бабуля и без меня негодника проучит, так как задета ее профессиональная гордость, коей у нее вагон и маленькая тележка.
— Что там твой наемник? — Бабуля даже в дороге не оставляла идеи связать шарф, мерно постукивая спицами. — Отказался?
— Угу. — Печально кивнул я, так как еще два дня назад получил весточку от Герхарда Доу, вполне любезно отказавшегося от найма.
— Что теперь? — Клац-клац, петелька за петелькой.
— Да ничего. — Пожимаю плечами. — Есть ты, есть стрелы темных эльфов, да и я, если что, на пару выстрелов сгожусь, будем искать, будем воевать, будем душить и душить, пока сами не повылазят.
Да, война идет, причем по донесениям вампиров, по вечерам уже с недельку мои песики выкашивали целые плесы с этими водоплавающими, внося в их ряды колоссальную смуту и потери. Ну да, и в копилочку про запас, кое-что для бабули складывали из покойничков из племени навок, думаю, все же сделать кракена, правда пока в бочке его держать, ну да мало ли как там дальше все сложится. В конце концов, салат из него сделаю, чем не осьминог?
Вот только на большой воде мы по-прежнему ограничивались малой кровью, причем и с нашей стороны тоже, уж очень тяжело было в местных реалиях бороться с морскими танками о двух клешнях каждый, что выступали в команде противника. Я даже не поленился, выискал их по талмудам бестиариам, животинки назывались раканы, причислялись к полуразумным созданиям, ну и, как положено с моим везением, водились только у меня на севере. Были еще крабы поменьше немного, где-то на югах, дальняя родня этого подвида, ну да их вроде бы осталось еще меньше, чем моих рачков, которых, кстати сказать, уже некоторые книги называли вымершими. Впрочем, думаю, я им помогу добиться справедливости и в конечном счете окончательно распрощаться с этим светом. Правда, пока только это все слова, на деле панцирная бригада разгоняет всю мою армию одним лишь только шевелением усов над водой. Ничего поганцев не берет! Ни арбалет, ни лук, ни копье, можно, конечно, с катапульт попробовать пострелять, только для этого надо соблюсти условие, чтобы эти ползуны-тихоходы стояли по меньшей мере неподвижно, хотя бы минут десять-пятнадцать, дожидаясь, пока мы подкатим агрегат, снарядим его, прицелимся и, возможно даже, с первого раза попадем. Только кто же нам подобное позволит? Сами навки — тьфу и растереть, вся закавыка в раканах, нам даже по сути гарпиды не страшны, если с небольшого отдаления, то всех положим из арбалетов, лишь бы близко не подпустить. Хотя даже сейчас мы уже можем смело говорить о том, что скоро выбьем их всех до единого. Это только на заводи моей бывшей стройки и возле деревни Речной они по-прежнему были в своем праве, а вот где русло сужается, там извините, ребята, вам жизни не будет.
— О чем задумался? — Хенгельман прервалась, окидывая меня взглядом.
— Скоро. — Я поднял взгляд на небо, в котором потихоньку стали появляться приглушенные тона приближающегося вечера. — Скоро мы вновь повстречаемся с нашим магом.
— Думаешь? — Она недобро прищурилась.
— Да, — киваю. — Это сейчас у навок вынужденный перекур, из-за похищения моих песиков. А как вновь дело наладится, тут уже дальше ему не отсидеться, ох, даже не представляю, ба, чем все это обернется, как бы не раскатал он нас с тобой по земле.
— Давай тогда этого субчика к себе возьмем? — Она кивнула куда-то вперед в сторону предполагаемого места рандеву с неожиданно свалившимся на наши головы некромантом. — Может, будет толк, все же мозгов хватило перехватить управление гончих, значит, уже не самоучка, кое-что знает в ремесле.
— Посмотрим. — Да, загадывать лучше не стоит.
Мы потихонечку убирали километры дороги, отмеряя пройденный путь по мерно убывающему светилу. Уже больше чем полдня тележка мерно нас подбрасывает на ухабах, поскрипывая ободами колес.
Хорошее это дело — вот так мерно под хоровод мыслей тащить свой зад куда-нибудь, пусть и не вдаль, а хотя бы вон за тот поворот. Располагает, и весьма, к успокоению души и осмыслению общего и целого. Успокоился. Расстроился. Вновь успокоился. Простился и отпустил. Видимо, так надо, так решено свыше и так упал жребий судьбы. Да, близких терять нелегко, но что я и кто я, по сути? Перекати-поле, человек без истории и прошлого, мне старый мир опостылел до зеленых чертиков, а в новом стал ли я кем-то, чем-то, как-то, чтобы характеризовало именно меня и никакой из моих образов? Не барона, не изобретателя, не горе-воителя и даже ученика мага. Не знаю, знаю лишь, что путь мой идет от потери к потере, а в сумме же получается плюс.
Кто сейчас знает и помнит, кто такой был дед Охта? Часто ли я сам вспоминаю заботливые и ласковые, натруженные руки Иши, что не спала по ночам, склоняясь надо мной, видя во мне своего единственного ребенка? Любили ли эти люди меня? Любили. Любил ли этих людей я? Любил. Да именно так и было, невзирая на ложь с моей стороны. Так и со стариком Дако мы уважали друг друга. Я думаю даже, что он больше мне делал снисхождения, чем я того заслуживал, ведь я больше чем уверен, он знал, что я се’ньер. Знал и не спрашивал, знал и молчал, не требуя слов, имея деликатность, возможно даже переступая через здравый смысл и осторожность.
А вот с Тиной мысли ровно не ложатся, тут сумбур. С женщинами всегда у меня сумбур, тяжело понимаемый это субъект мироздания женщина. Вот как с ней было? Стояла, молчала, а потом на тебе ушат холодной воды из мешанины своих чувств. Как она вообще дошла до этого? О чем молчала, о чем думала? Кто теперь скажет? И что теперь я могу сказать? Ничего, как была тайной, так и ушла неразгаданной, легким абрисом, мимолетным видением прочертив короткую полосу в моей судьбе из легкого бархата непонятных сомнений, что мягко лег на мое сердце. Чем я стал для тебя? Не знаю. Кем ты была для меня? Наверно, меньшим чем-то, на что ты рассчитывала.
Телега, натужно заскрипев, обогнула пригорочек, взбираясь вверх и останавливаясь у небольшой неприметной полянки, на границе густо растущего кустарника и невысоких деревьев. А вот и мы приехали, и, похоже, нас ждут. Меня ждет моя «уграбленная» тележка и повесившие головы вампирчики, которые должны были все это хозяйство сберечь.

Посмотрите также

Читать и скачать книгу Джонни Оклахома или магия крупного калибра - Шкенев Сергей

Сергей Шкенев — Джонни Оклахома или магия крупного калибра

Сергей Шкенев — книга Джонни Оклахома или магия крупного калибра читать онлайн Скачать книгу Epub Mobi ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: