Домашняя / Попаданцы / Попаданец Месть — Мельник Сергей

Попаданец Месть — Мельник Сергей

Читать и скачать книгу Попаданец Месть Мельник Сергей

Читать и скачать книгу Попаданец Месть Мельник Сергей

Скачать книгу

Об авторе

Аннотация на книгу «Попаданец Месть»:

Он стал немного старше, жизнь научила его с опаской смотреть вперед, и новые трудности, что встают на его пути, не станут преградой. С ним верный его легион, с ним проверенная сталь, и лишь в сердце щемящая пустота от потери близких, что стали пешками в чужой и вероломной игре. Месть — это блюдо, которое подают холодным.

Читать книгу Попаданец Месть

Первый мороз придавил неделю назад, заставляя людей кутаться в полушубки и срочно утеплять свой гардероб. Кончилось тепло лета, кончилась мокрая разноцветная осень, но еще нет режущей глаз зимней бели, пока пришел лишь мороз. Тихий, вроде бы «некудышний», без ветра и влажности, совершенно не страшный, но меж тем предвестник и властный господин воевода Мороз, в полном своем облачении из скованной могучим градусом земли и колющей резью на щеках.
Все застыло, все остановилось и замерло в ожидании полной капитуляции перед подходом тяжелых снегов и лютых ветров. Пока ждем, пока тишина. Еще хорошо.
Вообще в это время года хорошо не только в окошко смотреть, попивая терпкую горечь чая и кутаясь в плед, дирижировать чайной ложечкой под «Времена года» господина нашего товарища Вивальди. Не только. Хотя и это занятие весьма поднимает жизненный тонус, особенно с малиновым вареньем. Но плед, варенье и чай были утром, а сейчас холодный воздух, красные щеки и пар изо рта клубами причудливо изгибается, растворяясь без следа в серости дневного предзимнего светила.
Топаю себе потихонечку не спеша, выбросив из головы все заботы и неурядицы, глупость чувств и жар страстей. К чертовой матери все это пусть идет, да гори оно все синим пламенем. Что так? Да вот так как-то, вот так…
Нервишки сдают в последнее время. Дерганый весь какой-то стал, сам себя не узнаю. Вот живи да радуйся, молод, богат, весь мир перед тобой, весь как на ладони, вот оглянись, вот оно все, возьми и радуйся. Эх…
Что же делать, раз поступила команда радоваться, значит, будем исполнять. Сегодня сам ушел из замка, чтобы насладиться тишиной и покоем. Увяз я в последнее время в делах, совсем закопался, то с вампирами по лесам лазаю, то к оборотням в гости хожу, то войной на кого нападу, а то вообще как женюсь, так мало никому не покажется.
А что поделаешь, барон я. Ульрих фон Рингмар, моя милость и мое высочество. Сам начальник и сам дурак, если что — винить больше некого, ну да я и не привык подолгу ковыряться в неприятностях, нечего кукситься, когда знаешь, что делать. Вот вы знаете? Я да, всегда иду на рыбалку, если нужно привести себя в порядок и основательно подумать, решив одну за другой головоломки, судоку, ребусы и сканворды, которые поставляет нам эта жизнь.
Замерло практически все, торговля по итогу года, сборка урожая, строительство. Все приостановилось, лишь частично продолжали дорабатывать привезенный по теплу материал, заводики и фабрики, ну да думаю, и они с приходом метелей встанут, разогнав всех по домам да по печкам. Хороший был год, жаль, я его практически полностью пропустил, участвуя в местном военном конфликте, который, собственно, сам и инициировал практически от и до. В ходе этого конец лета, помимо золота колосьев, добавил мне золотую россыпь трофеев, а также радости полные штаны от приобретенной так неожиданно жены.
Девочка вообще-то ладная и дельная, правда, строптивая и своевольная до безобразия. Ну да не мне на что-то другое рассчитывать. Уже на следующий день после свадьбы съехала в отдельные апартаменты, приблизив к себе лишь леди Нимноу, свою старую управляющую делами земель Когдейра.
Ну а мне головной боли добавилось с ее приданым, а именно со вторым баронством, со всеми его людьми, землями, городами, деревушками, коровами и козами. Да, теперь я формально должен именоваться как Ульрих фон Рингмар-Когдейр, так как вместе с невестой под мое крылышко отошли все ее владения. С одной стороны, вроде бы хорошо, а с другой — так лучше бы я вначале лета в лесу заблудился, только сейчас вернувшись, домой. Благодаря королю, мне теперь следить за двумя баронствами, до тех пор, пока моя жена не родит второго ребенка, который и станет новым главой дома Когдейров.
Пройдя убранную пахоту замерзшего поля, вышел прямиком через подлесок к реке, с замиранием сердца обозревая скованную ничем не замутненной чистой линзой льда водную гладь. Первый лед он всегда такой, всегда идеально ровный, просто с ювелирной точностью ложится на воду. Кристально чистый, с подхода даже не определимый, словно и нет его, словно не лед это, а стеклом речку накрыли. Это потом уже разность температур, подводные течения, тупо человеческий фактор и снежные заносы изуродуют его белесыми затягивающимися шрамами, ну а пока все идеально, все так, словно нет никого в округе, не было и не будет, словно застыло время, на лету схватив поток воды властной рукой. Вот так встанешь на берегу, закроешь глаза и слышишь, как зима заставляет звенеть морозный, чистый и такой сладкий, такой девственно-вкусный воздух. Хух, хорошо! Не спешу, неделя неделей, а такой лед опасен свой красотой и обманчивостью. Схожу с берега, становясь на краю этой глади, скидывая с плеч нехитрый свой скарб и инвентарь. Тут спешить не нужно, можно очень сильно поплатиться. В берег забиваю колышек, на него «удавочкой» петельку, бухточку плетеной веревки сложить аккуратненько, чтобы не путалась, а вторым концом вокруг пояса обматываюсь. Дальше проще, моя «пешня», с пикой под долото, в деревянной ручке имеет размах два с копеечкой метра. Используя его, словно канатоходец свой шест, небольшими шажками выхожу к середине реки, примерно представляя, где здесь стремнина и небольшая ямка по дну.
Пискнул «зуммером» Мак, выдавая в обнаружении знакомую фигуру Тины, моей бывшей телохранительницы вампирессы, а теперь даже не знаю кого. Странная она. Впрочем, как и все женщины. Напугала меня до седых волос, прильнув ночью к окну практически в полной боевой трансформации, да не просто ночью, а первой моей брачной ночью. Благо я скучал в тот момент, а если бы суть да дело? Вот что надо было? Чего хотела? Что это за выкрутасы на уровне школьных записочек?
Думаете, она ответила? Да я с тех пор ее только вот так на зуммере со «следилки» Мака и наблюдаю. Хочу подойти — она уходит, хочу добежать — она убегает, я даже на коне за ней гонялся, не догнал. Правильно мне еще мой отец когда-то тысячу лет назад сказал: «сынок, никогда не бегай за уходящей женщиной и за уезжающим трамваем, ни то ни другое не догонишь, а вот если подождешь, обязательно и трамвай и следующая женщина подойдет». Ну, трамвай еще ни разу меня не обманул, а вот с женщинами дело темное, то ли им присказку не донесли, то ли меня в списках потеряли, в общем, жду, жду, но все что-то никак и мимо кассы.
Я даже к их вампирскому «папеньке» ходил, говорю: «Так, мол, и так, подчиненная твоя чудит, скажи ей, пусть на связь выйдет», а он мне говорит: «Не хочет она разговаривать», я ему: «Что значит не хочет? Ты страшный и ужасный, папа», а он мне: «Твои бабы, ты и разбирайся, и вообще уйди, не мешай, я тут выздороветь пытаюсь, после того как благодаря тебе мне руки-ноги поотрубали».
Ну, где-то он может быть и прав, ну насчет рук и ног точно, а по поводу остального сомнительно. Я вампирам серенады не пел и букеты роз не носил, и скажу больше, петь я теперь категорически отказываюсь, уж очень это чревато последствиями.
Лед опасно заскрипел под ногами, выдав резкий росчерк ветвистых паутин трещинок. Упс. Боязно что-то, остановившись, я решил постоять, чтобы сердце успокоилось. Адреналин просто зашкаливал в крови.
Помню, как-то в детстве, на зимних каникулах был в деревне, где с каким-то братом по какой-то линии решили выйти на лед, правда уже по весне. Хорошо тогда было, солнышко уже припекало, мы забурились удачно, сидим, размахивая руками при вываживании рыбы, как аисты крыльями, и вдруг так же. Звук такой глубинный, протяжный, «ту-у-у-у-мс-с», трещинки побежали по льду, и словно земля под ногами зашевелилась. Это где-то выше с дамбы сброс воды сделали, от чего лед подорвало, испугались, конечно, здорово, даже рундуки не стали собирать, от жадности только крупную рыбу за пазуху посовали и бежать, а за нами змеи-трещины, прямо на глазах лед колется, выпуская наружу водную стихию. Где-то, по воспоминаниям, метров под триста неслись как угорелые, добегаем уже до кромки, а льда нет. Все, сорвало нас, несет течением, где-то метров пять, может, семь до берега чистой воды. Мы как были, так и встали рты раскрыв, вот так не повезло, так не повезло. И вдруг прямо как черт из табакерки дед какой-то древний к нам по льду на велосипеде подъезжает. Как? Откуда? Кто он вообще такой? Мы понятия не имели, видимо, где-то выше нас сидел, рыбачил. «Ну чаво, сынки, спужались?» Ну, мы, естественно, как китайские болванчики дружно головами закивали. «Не трусь, сынки!» Он со своим велосипедом выглядел, как бравый офицер на танке. «Счас научит вас дед, как надо!» Мы с отвалившимися челюстями стояли и смотрели, как дед отъехал метров десять, а потом лихо, крутя педали и набирая обороты, с диким криком устремился, выпучив глаза, к берегу. Секунда, другая, а потом такой мощнейший «Бултых!» Дед ушел под воду. Вот, не поверите, столько лет прошло, а я до сих пор вспоминаю и у меня слов нет. Я тупо не знаю, зачем он это учудил. Ну вот, не знаю и все. Стоим с братаном и смотрим, как круги на воде расходятся, а вокруг тишина. Говорить просто нечего было. Я на него смотрю, он на меня, а потом оба на воду, потом, наоборот, он на меня, я на него — и опять оба на воду. Тишина — и тут у берега всплывает это чудо. «Ох ты же мать-перемать! Ну, ты же ек магарек! Парни, вы тут?» Ну, естественно, мы лишь кивнули, на большее тупо не решаясь. «Вы мне ласопед достать не поможете? А то что-то утоп, поганец, не сдюжил я при заходе, из рук ушел». Льды идут, день клонится, а мы подняться не можем, гогочем как кони, не в силах разогнуться, ну и случай, ну и смеху было. Правда, все же потом пришлось так же прыгать, а потом под десять километров до деревни перебежками скакать, чтобы не замерзнуть, уж очень нас далеко унесло из-за этого каскадера.
От воспоминаний сердце успокоилось, а по лицу расползлась улыбка. Вот так-то лучше! Не трусь, сынки! Еще немного постояв, решил «дуркануть» и на свой страх и риск еще пройти немного вперед, а вдруг это просто точка такая слабая, а дальше ледок покрепче будет?
— Ты что творишь?! — Из камыша выскочила всклокоченная вампиресса, да им сейчас раздолье, тучи полностью закрывают небосвод. — Жить надоело? А ну быстро поворачивай к берегу!
— Уйди, старуха, я в печали! — Ну а что я ей еще скажу? То убегает, то в мамочку начинает играть.
— Ульрих, не дури! — Она подошла к кромке, пробуя ногой на прочность лед, да уж ей тоже стоит опасаться, вопреки всем досужим вымыслам, вампиры вполне себе живые тварюшки.
— Убегать, прятаться и отказываться со мной разговаривать будешь? — Смекнул я, что это неплохой вариант для шантажа.
— Ну-ка прекрати, несносный мальчишка! — Она притопнула ножкой. — Быстро иди назад!
— Это я тут главный! — Гадливо хихикая, сделал еще пару шажков в глубь. — Покорись мне, женщина!
— Я тебе сердце зубами вырву, если ты сейчас же назад не повернешь! — Ух, злюка какая, не то чтобы я боялся, но не ссориться же по мелочам с другом, особенно если друг… э-э… вампир.
Что-либо сказать в ответ я не успел, так как лед под ногами ушел, а следом за ним и я по пояс в открывшийся водный зев. Ух! Вот тут-то и сработала пешня, не давая мне с головой уйти под воду, стопоря меня на уровне груди. Шок от мгновенно нахлынувшей ледяной воды на мгновение даже сковал дыхание.
— Стой! — С трудом выкрикнул я, видя, что Тина с места рванула в мою сторону. — Оба уйдем под воду, стой там! За веревку тащи!
Она сориентировалась не сразу, но, похоже, суть уловила, так как остановилась, на полпути осматриваясь и хватаясь руками за тянущийся за мной канат, но, увы, зашла слишком далеко, лед под ней так же вскрыл провал, вздыбив льды. Ей повезло, при падении она машинально расставила руки, не давая тем самым телу окунуться с головой.
— Не бейся, хуже будет! Я сейчас! — Негнущимися пальцами стал изо всех сил вытягивать себя из полыньи, не спеша вставать, на животе по канату преодолевая метры. Вставать нельзя, лед опять проломится, сейчас он держится за счет площади распределенного горизонтально веса тела, стоит только опять сконцентрировать вес на малой точке ступней, как ты опять уйдешь под воду. Похоже, Тине было проще бороться с холодом, так как она, не дожидаясь меня, совершенно спокойно трансформировала кисти рук в страшные когтистые лапы, которыми и стала себя вытягивать из полыньи, банально вгоняя свои когти в лед.
— Прибью! — шипела она, сверкая глазами и рывками на животе направляясь в мою сторону.
Ее когти сомкнулись у меня на загривке, пробивая одежду и царапая кожу под ней, дергаться смысла не было, так как пальцев на руках я уже почти не чувствовал от холода, а потому не мог сам подтягивать себя по веревке к берегу. Благо лед выдержал, уже на берегу, тяжело дыша, с трудом поднялся на ноги, пошатываясь. Вампиресса подхватила меня на руки.
— Отставить командира уносить с поля боя! — Все еще «хекая», попытался взбрыкнуть я.
— Тебе нужно в замок, заболеешь. — Она прижимала меня, словно котенка, к груди.
— Рядовой Тина! — приглушенно, из грудей начал я свой монолог. — Установить меня вертикально! Натаскать дров, отставить меня нести в замок.
— Сердце выгрызу! — попыталась она опять начать свою песню.
— Ну ладно, ладно, не горячись. Там у берега рюкзак я оставил, в нем сухая одежда и провиант с горячительным, нужно растереться и надеть сухое. Потом уже про дела сердечные поговорим. — С трудом удалось разжать ее объятия, вновь касаясь земли ногами. — Дров насобирай, костер запалить, погреться.
Дальше суетились в тишине, лишь с интересом поглядывая друг на друга. Она достаточно быстро натаскала довольно-таки внушительный запас дров, пока я в суете обустраивал небольшую полянку, доставая из рюкзака вещи, покрывало и нехитрую еду. Страшного, по моему мнению, ничего не произойдет, главное вовремя переодеться, в таком случае подобный ледяной душ лишь на пользу пойдет организму. Этакая встрясочка для нервных окончаний, чтоб лучше и красочней дальше в жизни все краски мира передавали. Если сравнивать с чем-то, то это словно с экрана монитора пыль вытереть и удивиться, как же он, оказывается, на самом деле красиво показывает! Без ложной скромности и политесов бегали, обустраивая лагерь, голышом, сбросив мокрое, лишь только когда я разжег костер, стали делить все, что есть сухого. Мне-то, само собой, комплект белья нашелся, а вот Тине досталось лишь два покрывала, одно шерстяное и одно тряпичное, его я обычно вместо скатерти использую.
Молча она взяла фляжку со спиртом, растирая меня от ушей до пяток, заставляя кожу гореть огнем. Нужное дело, я бы и ее на всякий случай растер, но постеснялся под ее ехидным взглядом касаться голых плеч и чего там у нее еще есть. Она и сама прекрасно справилась, всячески вгоняя меня в краску. Вампиры, а ничто человеческое им не чуждо. Сами ведь в прошлом люди, трансмутация, вызванная вирусом, хорошо поработала над их организмом, впрочем, насколько я понял, и до сих пор работает, так как процесс изменения идет у них не то что годами, а десятилетиями. Они, конечно, похолодней нас смертных будут, но не ящерицы какие хладнокровные, так, без градусника, думаю, навскидку, нормой, вместо тридцать шесть и шесть, будет градусов под тридцать с копеечкой.
— И что это было? — Она, придерживая покрывало, устанавливала у костра рогатки под котелок.
— Вода и лед, детка, вода и лед. — Клинт Иствуд бы позавидовал моей поднятой брови. Эх, какой типаж, какая фраза пропала под лучами ее злых, налитых кровью, трансформировавшихся глаз. — Спокойно! Это случайность, шел на рыбалку! Лед тонкий, не ожидал!
Быстро она что-то распаляется, раньше мне больше нравилось, когда молчаливо стояла в тени. Нет, она, конечно, девочка ладная, стройная и красивая, но как бы это сказать помягче? Монстр, мать ее за ногу!
— А у тебя что было? — Я подошел к ней, аккуратно сгружая в котелок с парящей водой пару пучков травяного сборного чая. — Не хочешь рассказать?
— Вот скажи по совести, вы все, мужики, такие идиоты, или просто прикидываетесь? — Тяжело вздохнула она, подхватывая соскальзывающее с плеч покрывало.
— Э-э, ну, это я бы… кхм… что? — Вот так вот я мастерски выкрутился из скользкой ситуации.
— Влюбилась, как девчонка. — Она сидела у костра, обхватив колени и накрывшись с головой покрывалом. Голос тихий, куколка, чудо просто, а не вампиренок.
— В куда? — Да-а. Это я мастерски решил, хлопая глазами, поддержать ее. Я вообще славлюсь своим красноречием.
— В туда! — передразнила она, невольно рассмеявшись. — В тебя, конечно, в тебя, дурня!
— Ага. — Кивнул я, присаживаясь рядышком и так же направляя взгляд в костер. — Понятненько. А в окно чего заглядывала?
— Убить тебя хотела с этой твоей баронессой. — Она подбросила веточек в костер.
— Ну-у-у… — задумчиво протянул я. — Это ты, конечно, погорячилась.
— Да видела я твою первую брачную ночь. — Рассмеялась она. — Видок у тебя был тот еще!
— На себя бы посмотрела! — поддержал я ее смехом.
— Я страшная? — Вот блин, ведь же знал про эту их любимую женскую уловку! Сейчас начнутся обиды.
— Да нет, что ты! Вампиры, они обычно белые такие и пушистые. — Ну не знаю я, как в таких случаях по-другому выкручиваться. — Конечно, жутко, когда среди ночи такая «кракозябра» к тебе в окно заглядывает!
— Сам дурак. — Ее кулачок солидненько так тюкнул меня в плечо, заставив пошатнуться. — Ну и что ты теперь мне скажешь? Прогонишь? Или предложишь полюбовницей своей стать?
— Не говори ерунды. — Я зачерпнул кружкой ароматный чай. — Тебе, девочка, сколько годков стукнуло?
Девочка недобро сощурила глаза, стиснув кулаки, отчего я поспешил продолжить:
— Уж всяко, не десять, не пятнадцать и уже наверняка не двадцать лет. — Пил маленькими глоточками, чтобы не обжечься. — А вот мне, сударыня, десять лет от роду. Даже если у нас взаимность, как ты себе это представляешь, все наши отношения?
— Вот только не надо мне этой ерунды. — Она взмахнула рукой. — Все и так видят, что ты не просто ребенок, а «се’ньер». Я сразу все поняла, увидев, как с тобой эльфы на короткой ноге общаются.
«Се’ньер»? Как-то не хотелось выдавать свое невежество незнанием подобного слова, потому срочно запустил поисковик Мака по скачанной библиотеке защитника. С ужасом бегло пролистывая первые страницы информации. Матерь божья, да это просто жуть!
Оказывается, мой случай не уникален, я не единственный переселенец в чужое тело. Подобные прецеденты не единичны в истории. Не раз и не два технологически эльфы проводили подобное переселение душ, помещая уже сформировавшуюся личность человека в пустой сосуд чьего-то тела. Тысячу нюансов и заковырок, но одно остается фактом. Я идиот. Даже не удосужился за эти без малого два года прозондировать почву на эту тему!
— Что замолчал? — Из-под покрывала Тина с любопытством разглядывала меня. — Думал, для окружающих это большой секрет?
— Ты вот что, поменьше тут языком то болтай! — Я опасливо огляделся по сторонам, не забывая сверяться со сканером Мака. — И вообще глупости все это, неправда и досужие вымыслы.
— Ага. — Расплылась она в улыбке. — Вымыслы. Ну да, ну да, девятилетний пацан возвращается из мясорубки войны, меняя радикально свой характер, берясь за ум, проводя экономические реформы, собирая армию, а попутно выгрызая шаг за шагом ступень за ступенью горизонты власти. Обычно именно так девятилетние мальчики и живут.
М-да. Конспиратор из меня еще тот, оказывается. Насупившись, попытался сделать вид, что я не я и морда не моя.
— Так, прекращаем вот это вот… — Я помахал в воздухе рукой. — Несешь ерунду всякую!
— Ага. — Она откровенно потешалась надо мной. — Так, может, на поверку ты еще древней меня будешь?
— Ладно, ладно прекращай! — Похоже, я покраснел. — Мы вообще-то о возвышенном говорим, о любви, вот!
— Ах, ну да! — Всплеснула она руками. — И как я бестолковая могла забыть?!
— Да что ты за язва-то такая? — Я встал, делая вид, что что-то ищу в мешке, на самом деле пытаясь просто собраться с мыслями. Интересно, это она одна сложила двоечки, получив четверочку в сумме, или все вокруг ходят да помалкивают? По идее, круглых дураков в моем окружении нет, а вот сэр Дако даже в курсе моих заигрываний с защитником с эльфийской стороны. Наверняка он тоже об этом думал, только вот почему на разговор не пошел? Ну да бог с ним, все равно правды не открою, они думают, что в барона вселилась чья-то душа, но это не так, не в барона, все гораздо сложней.
— Ну, так что, берешь в полюбовницы, господин барон, бедную девушку? — Ох, и тоски напустила в голос, хоть прямо сейчас садись рядом и плачь.
— Не спеши, вы, молодежь, что-то попривыкали, ни здравствуйте, ни до свидания, как кролики, встретились и сразу в постель. — Я стал неспешно развешивать возле костра промокшие вещи.
— М-да. — Покачала она задумчиво головой своим мыслям. — Значит, и вправду старый ты внутри, ворчишь не хуже деда на завалинке.
* * *
В наш импровизированный лагерь стала после обеда подтягиваться замковая детвора, так как каждый в округе знал, где меня искать, если я не в своем кабинете. Вещи к тому времени уже высохли, так что мы, соблюдая все правила приличия, просто устроили пикничок на фоне реки. С чем нам помогали постепенно подтягивающиеся ребята, которые принесли с собой нехитрую снедь. Вообще, конечно, пикничок не ахти какой, морозно, серо и уныло, но почему-то все равно как-то радостно на душе. То ли от весело пляшущих язычков костра, то ли от шума и гама детворы, или же просто в связи с тем, что голова не забита в этот момент заботами и роем мыслей. Просто сижу, просто слушаю и смотрю по сторонам.
Тина молчаливой тенью передвинулась за спину, вновь входя в роль молчаливого телохранителя. О ее принадлежности к роду вампиров здесь не знали, а вот как про одного из разведчиков легиона, ходившего в поход со мной, исполняя роль охраны, многие уже наслышаны. Для замковых девчат она была героиня, этакое живое воплощение Жанны д’Арк. Она и смотрелась соответственно. Полевая «афганка» с эмблемой легиона придавала ей суровости и строгости во всем ее молчаливом образе.
Что с ней делать и что ей сказать, я не знал. Обманывать, играя в чувства, не хотелось, а взаимности нет. Секс он, конечно, секс, но ведь может и вправду сердце зубами вырвать, мало ли что у нее на уме. Вообще странно это, как-то просто и без затей, не привык я к такому, или может быть просто, как в том анекдоте, дожил до той стадии, когда уже не боишься отказа женщин, а опасаешься, что они согласятся?
Да уж, дело это тонкое, независимо от того, как я в дальнейшем себя поведу. Так уж получилось от природы, что толстая шкура одиночества стала моей второй натурой, и пускать кого-то в свою жизнь без оглядки не в моих правилах.
Чай, костерок, детские шалости, так и дотянули до вечера неспешно, сворачивая лагерь и разбредаясь, разбившись по группкам. Ребятня убежала вперед, спеша на ужин, а я с Тиной немного отстал, так как тащил рюкзак и особенно не спешил погружаться в свои дела, оттягивая возвращение.
Человеческий крик, полный страха и отчаяния, услышали только мы. Где-то выше и левее из темнеющей чащи небольшой, уже голой рощицы. Там за спутанными ветвями высоких деревьев по идее проходит главная дорога, ведущая от Касприва до Лисьего замка, а уже от него до учебного корпуса легиона.
Жуткий крик шел не с дороги, а именно из рощи, говорить о чем-либо с Тиной, согласовывая действия, не пришлось, она тут же растворилась в вечернем сумраке, уходя вперед, мне же осталось только скинуть рюкзак и налегке, стараясь не шуметь, последовать за ней. Крик переходил, срываясь на рыдания. Пробежав чуть вперед, я примерно прикинул оставшееся расстояние, похоже, кричавший бежал, и бежал к нам навстречу. Уже сейчас мне был слышен треск ломающихся кустов, несчастный, кто бы он ни был, бежал не разбирая дороги, гонимый ужасом.
На небольшую чистую полянку, в неверном свете и без того мрачного времени года, где я остановился, выскочил какой-то взлохмаченный мужик в изодранном полушубке, спотыкаясь и падая, со всех ног несясь в мою сторону.
— Стой! — Я встал на его пути, пытаясь поймать взгляд его обезумевших глаз.
— Белая! Она идет за мной! — Он бухнулся передо мной на колени, заливаясь слезами. — Это она, она идет!
Кто такая Белая и куда она идет, спрашивать смысла не было, так как я и сам уже увидел нечто приближающееся меж деревьев, странно мигающее, словно картинка на экране, скачками исчезая и появляясь все ближе и ближе к нам.
— Не-е-ет! — завыл мужик, на коленях пытаясь заползти за меня. — Я ни в чем не виноват!
Белесый морок приобрел отчетливый образ женщины, чей лик ужасом сковал мое сердце, так как это был зловещий оскал даже не мертвеца, а скелета, с сочащейся тьмой из пустых глазниц, словно тушь в стакане с чистой водой, оседающую причудливым узором.
Изорванное белесое, словно в черно-белом кино, платье лохмотьями тумана развевалось на несуществующем ветру, а лик смерти окаймляли длинные прямые черные волосы ниже пояса, грязными лоскутами, словно тяжелые плети, свисали безвольно вниз.
— Твою мать! — Я невольно подался назад, спотыкаясь о скулящего мужика под моими ногами. До жуткого видения оставалось метров двадцать, я растянулся на земле, падая, а в моей голове тихо так и зловеще пульсировал в ритм с моим перепуганным сердцем тонкий девичий голосок, доносившийся словно из глубины колодца: «За что? За что? За что?»
Мак абсолютно не реагировал на угрозу, не фиксируя чьего-либо приближения к моей персоне, кроме меня, скулящего мужика и «трансморфа»-вампира в полной боевой форме, оскалившейся жуткими клыками, никого на поляне не было! Но меж тем женщина с лицом смерти, мигающим потусторонним светом продолжала неспешно приближаться к нам, вытянув в нашу сторону сухие, обтянутые пергаментной кожей руки с длинными обломанными ногтями.
Кулаки Эббуза вихрем туго скрученных узлов воздуха разорвали на мгновение в дым жуткую фигуру призрачной женщины, лишь не надолго прервав ее неспешное преследование.
— Огонь! — с трудом выдавила из себя Тина, повернув ко мне свою вытянувшуюся жуткую морду с горящими глазами. — Призраки не любят огня!
Призраки? Какого черта? Какие призраки? Но все вопросы потом, кивнув вампиру, я тут же активировал с помощью Мака аж два огненных кольца Прая, ревущих огненных столба дикого пламени, просто физически ощущая, как моя энергия утекает в поддержание этой бушующей стихии. Да уж затратный энергоконтур, как и вся линейка огненных заклинаний, благо я с ходу переключил все затраты на ресурсы и насосы компьютера. Мужик у моих ног замолчал, видимо, от страха уходя в беспамятство обморока, в то время как тонкий голосок все продолжал и продолжал свой заунывный речитатив в моей голове: «За что? За что? За что?» Вновь и вновь спрашивала девушка плаксиво и с отчаяньем, не находя ответа.

Посмотрите также

Читать и скачать книгу Джонни Оклахома или магия крупного калибра - Шкенев Сергей

Сергей Шкенев — Джонни Оклахома или магия крупного калибра

Сергей Шкенев — книга Джонни Оклахома или магия крупного калибра читать онлайн Скачать книгу Epub Mobi ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: