Домашняя / Фантастика / Новинки русской фантастики — Сергей Чмутенко Всадники Мысли

Новинки русской фантастики — Сергей Чмутенко Всадники Мысли

1. Мы с планеты Гир у звезды Зета 1 Сетки, это по вашим понятиям 66 световых лет от вашего Солнца. Условия биологической организации жизни на нашей планете почти полностью совпадают с вашей Землей. Состав атмосферы на Гире соответствует земной, кислорода в ней в среднем на 0,7 процента больше, чем в вашей атмосфере. Биологически мы также организованы как и вы. Позже, если посчитаем возможным, передадим вам наши биопараметры .
2. Наша цивилизация обогнала, выражаясь земным языком, Земную цивилизацию на 1-1,5 тыс. лет в технике и социальном устройстве общества.
3. Мы удивлены и обеспокоены тем, что вы овладели способами формирования направленных потоков мысленной информации в то время, когда ваша цивилизация и ваше общество не готово использовать их в гуманных целях. Нам известно на каком уровне и для каких целей разработаны ваши устройства. Мы серьёзно опасаемся, что всё, чего вы достигли может попасть в плохие руки как это было у нас тысячу лет назад, когда разработки наших исследователей попали в руки жестоких людей правящего клана планеты.
4. Мы хорошо осведомлены о ваших ключевых фундаментальных исследованиях на вашей планете и вам еще предстоит осознать, что не все они принесут пользу для цивилизации.
5. Ваша цивилизация развивается достаточно быстро своим непохожим на развитие других цивилизаций путем, но она не готова для контакта с цивилизациями нашего уровня развития.
6. Вы должны прийти к единому пониманию величия Творца всей Вселенной через объединение всех религиозных учений на новом, выражаясь вашим языком, Космическом уровне. Для этого надо принять как руководство социального переустройства вашего общества Законы Большого Кольца — сообщества цивилизаций, это позволит построить гуманное гармонически развивающееся сообщество всех ваших стран на всех континентах планеты без войн и насилия.
7. Позже мы сформулируем вам основные Законы Большого Кольца, но мы не уверены, что большинство стран вашей планеты отнесутся к ним с пониманием, слишком велик разрыв в интеллекте у людей разных стран. У вас есть целые народы не владеющие элементарной письменностью. У вас очень велика разобщенность на религиозной почве.
Крылов закончил читать и сказал тихо, чеканя каждое слово: — Я искренне рад и уверен, что и вы понимаете, «Они» не будут нам разжевывать и подсказывать как нам дальше идти и нам надо приложить максимум усилий, чтобы результаты наших деяний как можно дольше не могли использовать в корыстных целях «чужие люди». И все же, я думаю, что совесть наша чиста перед Создателем и братьями по разуму и мы пока воздержимся от вопросов Им. Кроме того мы ни в коем случае не должны афишировать то, чем мы владеем в Космическом масштабе.
Мною овладело смешанное чувство страха и гордости за то, что наверное нам одним из первых повезло соприкоснуться с представителями цивилизации другой планеты, хотя бы и через их послание. Это был не сон, не сказка и очень обидно было за то, что мы не готовы поделиться своими достижениями с честными нормальными людьми, разделяющими наши убеждения. Все мы сознавали, что нам надо научиться как можно дольше оставаться держателями акций всего того что нами достигнуто нелегким трудом.

11

Ненавязчиво но упорно нами стали интересоваться сотрудники Республиканского комитета Госбезопасности, иногда это выглядело как дешевый спектакль с плохой режиссурой, провоцируя нас на ошибку или конфликт. По всему они точной картины того, чем мы здесь занимаемся не имели, но их очень интересовало: « За какие деньги мы летаем за границу и смогут ли они, наехав на нас, от нас что-то поиметь». К тому времени Республиканская служба Госбезопасности потеряв кадровых русскоязычных профессионалов практически перестала существовать. Одни ушли в частные охранные агентства, другие уехали в Россию искать в ней счастья. Местная KGB платила своим сотрудникам смешные деньги, и они чтобы выжить потихоньку занимались наркотиками, а иногда и откровенным рэкетом новоявленных бизнесменов, ставя им «жучки» и телефоны на «прослушку», а потом «вязали» их, т.к. бизнес в начальной стадии «дикого капитализма» всегда основывался на тёмных комбинациях, а эмбрион честного бизнеса только начал развиваться. Это было время, когда папку с компроматом можно было в равной мере собрать как на простого «челнока» так и на коммерсанта по торговле краденым из войсковых частей оружия. С наркотиками в Средней Азии напряженки не было. Нередки были случаи, когда молодые люди- дети нарождающейся национальной бизнес-элиты «плотно садились на иглу» и изрядно попотрошив денежные мешки своих родителей, попав в тяжелую наркозависимость, шли на всё, чтобы достать очередные «дозы». Наркобароны в Республике процветали, население знало, что существуют вполне протоптанные дороги из Афганистана в Россию и Европейские страны. Страшные слова: «наркотрафик », «наркобарон», употреблявшиеся раньше чаще всего, если речь шла о Латинской Америке сейчас вызывали в душах простых людей, измученных революционными преобразованиями, всякого рода перестройками и безработицей, страх за своих детей, ужас и безысходность. Пограничники перехватывали доли процента от того количества наркотиков, которое шло через границу, республиканские СМИ и при этом устраивали шумные пиар-акции по поводу перехвата на границе или в аэропорту нескольких килограмм наркотиков, а сотни килограмм просачивались и растворялись, находя своих обреченных клиентов в России и доброй старой Западной Европе.
Несмотря на то, что наша группа имела неплохое финансирование своих исследований и определенные ясные задачи, нас не могло не волновать то, что на наших глазах с чудовищной быстротой росло количество «подсевших на иглу» обреченных молодых людей, а также молодых «курьеров», колесивших по больной измученной стране, перевозивших наркотическое зелье. Каждый второй «курьер» больше года не катался, всё равно попадался, садился в тюрьму, а когда «откидывался», то его находили старые кореша, и всё же жестокая тетка-безработица толкала людей на всё.
Работа наша осложнялась тем, что в связи с повышенным интересом к нам местных спецслужб, нам за полгода пришлось дважды сменить адрес арендуемых помещений, и кроме того один раз мы даже имитировали пожар, за день до которого в лабораторию притащили списанные старые приборы, чтобы бы кое у кого была полная иллюзия нашего разорения.. После пожара с полмесяца нас таскали в милицию и завели уголовное дело по поводу поджога, но потом всё спустили на тормозах, поскольку время было такое, что расследование было бы продолжено, если бы мы вовремя «подогрели» его деньгами определенным людям. Следствия не было, и это было нам на руку. Мы сменили адрес третий раз. Все понимали, что все эти перебежки до добра не доведут и серьёзно отражаются на нашей работе. Через месяц после пожара от нас ушла Лиза. Они с мужем продали дом и уехали к родственникам мужа в Белоруссию.
К тому времени у нас уже была приличная валютная заначка, да и у каждого из нас были кое-какие средства . Вначале просматривали вариант обосноваться в Израиле, но там могли быть осложнения с их МИДом, да и с ОВИРом, т.к. у нас нет там родственников и ни мы ни наши жены не евреи, да и для нас «совковых» парней это был не лучший вариант. Леон обещал утрясти все эти проблемы, но мы решили не тратить время излишне напрягая Леона. На тот момент у нас было разработано и изготовлено два прибора, приемопередатчика мыслеобразов. Один из которых успешно прошел испытание в Палестине, причем воздействие было на толпу. Прибор помог снять напряженность в хоть и во временном урегулировании Палестино-Израильской проблемы. Нас по известным причинам устраивало, что это приписывали мудрости лидера Палестинцев Ясира Арафата.
Долго мучаясь и споря приняли решение уехать всей группой в Россию Вольную Безалкогольную. Принять такое решение было далеко непросто, здесь в Азии похоронены наши родители, здесь мы родились, здесь прошло наше детство и юность. Кроме того ментальность русских-азиатов отличается от русских, живущих в России, да и Сашину и Женину недвижимость надо было бы продать. Мы сознавали что нам будет трудно, успокаивало то, что мы уезжали практически полным составом: Сергей, Володя, Женя , Саша, я и Андрей с семьями. Каждый член нашей группы был на вес золота, т.к. достаточно глубоко разбирался в своей области. Решили осесть в небольшом районном городке в Калужской области. Выделили нам на самой окраине городка бросовые земли под три котеджа, каждый на две семьи. Надо сказать нелегко нам было пробить участки под застройку. Значительную роль сыграли заработанные валютные средства и артистичность Володи-Ньютона с которой он спаивал районную администрацию. Володя и сам начал было понимать тонкости похмелья, но во время остановился. Городок между собой мы назвали «Буханнесбург», здесь пили все, даже баушки прикладывались почем зря. Иногда казалось, что собаки и кошки тоже слегка пьяны по пятницам. Собаки бросались на проезжающие машины с таким остервенением, что становилось их жалко и страшно за машину. Работяги на мебельной фабрике и местном маслозаводе зарабатывали себе отгулы, чтобы за время отгула как следует отпиться и опять начать копить силы для следующего отгуло-запоя. В восточной части городка была старая церковь. Районная администрация решила её серьёзно реставрировать. Начали с дворика церкви. Наняли бригаду строителей-алконавтов, а те вначале рьяно взялись, нашли бетономешалку, завезли песок, цемент и стали делать стяжку. К концу второго дня в людях проснулась неудержимая наркологическая озлобленность и они ушли в коллективный запой. Один из них, наиболее ответственный решил закончить работу сам, он слил раствор из бетономешалки в корыто и с помощью двух пацанов, пообещав им курево и мороженое, носилками заливал двор. После вторых носилок и его настойчиво поманил к себе зеленый Змий и он не устоял и напился так, что упал в корыто с прохладненьким раствором и заснул. Утром пришли коллеги и застали его спящим на боку забетонированным в корыте. Ребята были в состоянии похмелья, но сообразительные и, чтобы аккуратно вытряхнуть своего товарища из корыта, перевернули последнее, накрыв его корытом, слегка зефирно постукивая по дну ломом. Ему по-видимому было очень неуютно под корытом потому, что общий наркоз у него к утру уже прошёл и он плача, гробовым голосом материл коллег так, что проходящие мимо баушки крестились. Наконец товарищи по бригаде освободили коллегу и для снятия стресса налили ему опять. В связи с тем, что закончить работу строителям при таких осложнениях не представлялось возможным, её с матами освободили от работы. Это было смешно и горько, проблема тотального алкоголизма в городе стояла очень остро.
Пока нам строили котеджи, мы жили в общежитии «Калужский Мебельщик», во дворе которого каждую пятницу организовывали дискотеку, неизменно кончающуюся мордобоем между городскими парнями и парнями из близлежащего села с подходящим названием «Дракино».
Под лабораторию арендовали второй этаж некогда работающей детской библиотеки, а на первом этаже размещалось районное БТИ (бюро технической инвентаризации). Второй этаж нас устраивал, т.к. посетители БТИ редко поднимались на второй этаж, не понимая смысла вывески на нашей двери « Лаборатория психологических и социальных исследований». Лабораторию в городской администрации оформили как ТОО «Мысль». В районной администрации наше ТОО серьёзно не воспринимали, за глаза называли азиатами, контору называли «Рога и копыта» и говорили: « От них ни налогов ни продукции, вот сожрут свои заначки и слиняют».
Мы понимали, что нам надо что-то сделать для района, чтобы нас не поливали грязью за глаза и, чего доброго, не пустили бы нам «красного петуха» пьяные гегемоны. Грустно было сознавать, что там, откуда мы приехали нам нет места и здесь мы чужие. И все же сквозь призму нашей работы все это казалось мелким и третьестепенным.
Как-то в обеденный перерыв Володя – Ньютон пришел с местного базарчика с двумя килограммами «помидоры» и с разорванным у локтя рукавом рубашки и с порога сказал: «- А не ударить ли нам мыслью робята по алкоголизму и запойности, ведь в наших руках струмент, который валит даже террориста ? !». И далее не дождавшись ответа продолжал: — Подхожу на базаре к Азербайджанцу с помидорами, сторговались, и только тот поставил чашку на весы, сзади чья-то рука сгребает три помидора с весов со словами, дыша перегаром: — Братан, мыслитель, уже вино разлито, а на закусь только семечки, не переживай, и обладатель руки с помидорой не очень ровной походкой пошел к забору, где его ждали коллеги. Меня, конечно вначале взбесил этот литерболист, — сказал Володя, но я быстро успокоился и даже обрадовался мысли, которую я вам только-что сформулировал. Я подошел к пьющим и внятно, чтоб всем было слышно сказал: — Ребята, мы вместе с вами завалим Зеленого Змия, который собирает вас под свои знамёна. Они посмотрели на меня помутневшими глазами, один из них встал, подошёл шаткой походкой и тяжело мученически вздохнув, молча толкнул меня в грудь и еще тяжелее вздохнул. Вот результат, сказал Володя, — показывая царапину на руке сквозь дыру в рукаве, — об гвоздь в заборе. Глаза Володи улыбались, казалось он уже видел поверженную зеленую гадину, которая не одну сотню лет пожирала генофонд России.
Эксперимент решили поставить в день «песен» 14 июня. В этот день на окраине городка в дубово-березовой роще собирались люди из окрестных сёл со своими самодеятельными артистами, устраивались всевозможные викторины с наивной режиссурой. Викторинами управляли подвыпившие для храбрости массовики затейники и затейницы. Участники художественной самодеятельности самозабвенно орали в микрофон душещипательные народные и папсовые песни. Везде бегали одуревшие от праздника дети, хлопали шары, пацаны били друг-друга по башке пустыми пластмассовыми бутылками из под пива и других напитков. Выездные «лавки» торговали водкой, пивом, сдобой и мороженным из областного центра. Одним словом – праздник. Все мужчины и женщины и особенно мужчины в этот день получали совершенно официальную возможность напиться, что они и делали. Вокруг праздника стояли 2 милицейских УАЗика. Милиция была тоже немного под «шафэ», хотя и тщательно скрывала это под покровительственными улыбками блюстителей порядка.
У нас уже был опыт воздействия на толпу в Палестине и надо сказать удачный, о чем я обмолвился выше, но там были трезвые одурманенные обшим порывом , скандирующие люди. Здесь было другое, надо было воздействовать на «загадочную» закаленную и непредказуемую русскую душу.
Саша и Женя выбрали в двух ракурсах четыре группы наиболее «агрессивно» настроенных по отношению к алкоголю людей. Задачу мы себе поставили остановить потребление огненной воды, не дать развиться процессу до «ты м..меня увжаешь». Женя с Сашей внушали, что хватит наливать, достаточно, все уже веселые, лучше запеть, потанцевать.
Результат воздействия не замедлил проявиться, наливать перестали, стали петь, а кое -кто стал интенсивно поглощать съестное. Один мужичок без слуха и без голоса заорал « …Ой мороз, мороз…» так громко, что собачонка, поджав хвост с испугу заскочила под милицейский УАЗик, чем вызвала дружное ржание блюстителей Закона. В одной из подопытных групп включили магнитофончик и стали танцевать. Результат был налицо – о пьянке дружно забыли. Главное состояло в том, что эти люди не сознавали того, что на них воздействуют извне, всё было естественно и в сознании закрепилось то, что можно и не «наедаясь» до потери пульса повеселиться от души. Конечно же не все одинаково реагировали на навязанные мысли. Один дядя лет пятидесяти все же уединился и сославшись на то, что ему надо по малой нужде, присел на корточки за берёзой и боязливо озираясь жадно как в последний раз допил начатую бутылку и, не закусив, икая медленно пошел к своей компании, ожидая момента, когда придет настоящий «кумар». Мы чувствовали, что в таком состоянии он уже перешел порог, когда воздействовать на него потоком мысленной энергии бесполезно. Дождавшись полного наркоза интеллекта, он стал танцевать медвежий танец мыча что-то нечленораздельное, но споткнулся, упал на живот и начал рычать в землю в полудреме. Подошла женщина, видимо жена, заботливо перевернув его на бок, прикрыла пиджаком что-то пошептала ему в ухо и с чувством исполненного супружеского долга ушла веселиться с остальными. Испытав весь набор своих нехитрых удовольствий в баталиях с зеленым змием он заснул.
Наша модель внушения определенных мыслей наиболее эффективно действовала через поток мыслеобразов на группы неподготовленных заранее людей и, что самое главное – это то, что они воспринимали навязанные им извне мысли как свои. Это не гипноз, при котором гипнотизер заранее готовит вас к каким –либо навязанным им действиям.
В борьбе с алкоголизмом важно мысленным потоком воздерживать от неумеренного употребления спиртного, а иначе, как говорил Женя, при чудовищно больших «русских» дозах происходит блокировка внешнего мысленного потока. Ньютон шутил: — Хочешь крепко надраться, никому об этом не говори, наедайся и вокруг тебя будет силовое алкогольное поле не пробиваемое мыслью.
Чтобы отвратить жителей Буханнесбурга от неумеренного употребления Женя с Сашей стали пробовать облучать мебельную фабрику, как наиболее наркологически активную. Два или три раза по пятницам появлялись в цехах, изменяя внешность и кося под бизнесменов, жаждущих инвестировать производство. Ходили по цехам и облучали работяг, при этом якобы понимающе разминали в руках стружку. Вскоре это надоело и тем и другим. Как сказал Женя: — Всё нас попёрли, мы их раздражаем, хоть и есть результаты, пить стали меньше. Это работяг стало тоже раздражать. Надо было в корне менять тактику воздействия, чтобы кардинально улучшить картину.
Наши эксперименты в лесу и на мебельной фабрике были маленьким эпизодом, показавшим, что проявления алкоголизма, а может быть и наркомании можно было пока только блокировать. Мы сознавали, что лечить людей от этих тяжких недугов, выработать у людей стойкую неприязнь к неумеренным дозам спиртного, отвратить их от еще более чудовищной зависимости – наркотиков, задача непростая. На данном этапе нам для этого не отпущено ни времени ни средств.
Как-то вечером, когда мы закончили программно-аппаратную отладку очередного комплекта передатчика для локального воздействия на террористов- смертников, Вова- Ньютон, полулежа на стуле в своей любимой позе дурашливо закатив глаза сказал: «Господа, а ведь мои слова еще там на родине, что мы выведем террористов как тараканов в Израиле сбываются, а. Ведь да же господа ? А не размениваемся ли мы по мелочам, а не пора ли нам ужо продолжить диалог со старшими братьями по разуму с Гира? Чего молчите, во мне опять проснулся пророк».
— Бросим к чертовой матери всех этих фанатиков-террористов, пусть с ними борятся Израильтяне, у них уже для этого всё есть, и попросимся на Гир, — сказал Володя, закинув ногу на ногу. Стул не выдержал такой нагрузки, он уже был с дефектом, ножка подкосилась и Ньютон упал набок, но ловко вскочил на корточки.
— Видите, это знак свыше, да будет так, — картинно подняв палец сказал Володя.
На шум вышел из своей кельи Крылов, он слышал последнюю реплику доморощенного артиста.
— Вы не патриот своей планеты, — сказал Сергей, — и к тому же забыли, кто нас кормит. Кроме того у нас в России назревает кое-где нарывы терроризма не хуже, чем в Израиле. Не вы ли с Женей и Сашей почти месяц исследовали мысленное поле на Северном Кавказе. Там ведь агрессивность замешана не Вахабизме. Не ровён час, когда наши деяния могут понадобиться и здесь у нас. Сергей окинул всех взглядом.
— Согласен, информация с Гира чрезвычайно интересна. Они обещали «позже» дать нам информацию о законах Большого Кольца. А когда это позже, а готовы ли мы понять всё это. Диалог с ними надо поддерживать пока они нам будут отвечать на наши вопросы.
Я никогда не видел Крылова в состоянии крайнего возбуждения, от этого у меня пробежал холодок по спине. Мне почему-то стало не по себе, я сидел облокотившись на стол обхватив голову руками. Никто не смотрел на Сергея. Женя рисовал замысловатый орнамент на листке, Саша устремил неподвижный взгляд куда-то в угол, Володя рассматривал, казалось, что-то на потолке. В воздухе чувствовалась общая растерянность.
— Весь казус в том, что мы, вырвавшись далеко вперед рискуем. – продолжал Крылов, -Рискуем упустить наше детище, а попадет оно в грязные руки пусть даже талантливых но ущемленных людей из Академии или хуже того в руки нарождающегося дикого бизнеса. Получив такой инструмент, те или другие рады будут стереть нас в порошок, завладев нашими приборами. Современный промышленный шппионаж просто отдыхает. Уже того, до чего мы дошли в своей работе сегодня им хватит чтобы наделать беды, вы все это не хуже меня сознаёте, сейчас миром правят деньги. Давайте подумаем, куда и с кем нам идти дальше, как обезопасить себя и наших близких. Вы не против, если мы все отдохнём пару неделек? – обратился ко всем Сергей. Да, это надо-бы, каждый подумает, — сказал Женя, вертя карандаш между пальцами.
Ну вот и хорошо, — сказал Сергей, — Завтра на работу никто не выходит. — А ежели кто выйдет, начальник, что ему будет? – приблатнённым голосом спросил Ньютон.
— В любом случае через две недели встречаемся и обсудим как жить дальше, — сказал Крылов.
Тревога в его взгляде почти исчезла.
Все разошлись по домам делать подарки семьям нежданно свалившимся отпуском.

12

На третьем году совместной работы с Израильтянами стали проявляться первые разногласия. Коллеги в Хайфе делали недвусмысленные намёки на раноправное партнерство и передачу им технологии передатчика мыслеобразов а, особенно формирователя параллельного пучка мыслей. Леон всегда дипломатично сглаживал острые углы, ненавязчиво напоминая коллегам, что приоритет в важнейших деталях устройства принадлежит нам. Мы сдержанно реагировали на всё это, учитывая финансовую зависимость от них. Большинство коллег Леона абсолютно не представляло физики процессов в наших приборах. Наши приборы воспринимались ими просто как новый вид психотропного оружия. Ни Леон ни кто из нас не спешил им объяснять принцип действия.
В конце мая прилетели Леон и Шимон. Тот самый Шимон, которгого еще в Иерусалиме рекомендовал Леон. Шимон – крепкий рано облысевший парень почти не понимающий по-русски, немного медлительный с умными карими глазами. Он чем-то был неуловимо похож на нашего Сашу. Шимону объяснили как действует прибор, он был настолько поражен, что слушал Крылова которого переводил Леон с мертвецки бледным лицом, боясь пропустить хоть одно его слово.
По условиям договора мы должны были обучить Шимона работе на новой разработанной и изготовленной нами модификации компактного приемо-передатчика мыслеобразов для воздействия как на массы людей, так и избирательного воздействия на наиболее агрессивных дюдей, выделенных из толпы. Прибор был размером с небольшой кейс. Сложность передачи им прибора заключалась в том, что опытный таможенник без особого труда мог бы распознать в нем сложное электронное устройство и тормознуть их уже на всякий случай на нашей стороне границы, а там недалеко и до спецслужб. Тут не помогут ни какие декларации. Для исключения лишних проблем при провозе прибора через границу, решили разобрать его по блокам, оформленным как «самопальные» сувениры ввиде подарков русских школьников еврейским детям в семейном детском доме в городе Хайфа.
Шимон оказался весьма незаурядным парнем. Саша обучал его работе с прибором на уровне потоков мысленной информации. Вот здесь и проявилось преимущество общения двух людей плохо понимающих друг-друга в разговоре, но великолепно общающихся на уровне мыслеобразов через мыслетранслятор. Их такое общение лишний раз подтвердило то, что мысль категория неязыковая. Разработанные нами приборы оказываются мощнейшим средством не только для наведенных мыслей, но и для общения людей говорящих на разных языках. Два человека, находящиеся по разные стороны прибора и говорящие каждый на своем языке, на слух воспринимая чужую речь, прекрасно понимают друг-друга. Такое общение на уровне мыслеобразов создавало между людьми особую атмосферу близости и понимания.
Леон и Шимон домой не долетели, их Боинг потерпел крушение над Турцией в 30 километрах от города Искендерун, все пассажиры погибли.
Нам казалось, что этого удара нам не пережить. Сашка как ребенок плакал навзрыд, когда позвонила сестра Леона. Володя непрерывно курил. Было чуство невосполнимой утраты,
чувство, что мы потеряли близких нам людей. Сергей ходил растрепанный и подавленный. Нужна была какая-то разрядка. Разрядка пришла с Женей, он ничего не знал. Женя вошёл, лицо сияло, он едва сдерживался, чтобы не запрыгать в танце, вертя в руке аудиокассету.
— Чему радуешься, на разряд сдал что-ли? – угрюмо спросил Ньютон.
— А в чем дело? Не понял, в чем дело, Саня ? Женя подошел к Саше. Саша сидел с красными глазами и рисовал на каком-то клочке бумаги Боинг. – С ними что-то? На границе, таможня?- спросил Женя, заглядывая в глаза Саше. – Разбились над Турцией, нет их, — тихо сказал Саша. Женя замолчал, и присел на стул. Я подошел и сказал:- Пойдем Жека пройдемся со мной, всё расскажу. Мы пошли в гастроном, взяли бутылку «Гжелки», колбасы, два огурца, полбулки хлеба.
— Ты чему так радовался? — спросил я. Женя, как бы не слыша вопроса спросил: — Может это не их рейс? — Их, — устало ответил я, — сестра Леона звонила. Нашли осколки Боинга и останки тел.
Пришли, молча выпили, разошлись по домам. Уменя в глазах стоял Леон, его спокойная неторопливая манера рассуждений. Все наши парни успели полюбить его. Вопреки анекдотам про евреев, ни у кого из нас не было ни малейшего сомнения в его честности. Вспомнилось почему-то как он сказал своей жене: «Да Эленька, ходим мы все по бритве, но надо бы как можно дольше не порезаться, а вот это самое трудное».
Утром следующего дня обговорили как после случившегося строить свои отношения с Израильтянами. Раньше надежным связующим звеном был Леон. Сейчас всё осложнялось тем, что у нас не было никого, с кем можно было строить по-настоящему деловые отношения. Мы перебрали и проанализировали почти всех руссскоязычных коллег Леона, которых мы успели узнать из командировок, но так и не остановились ни на одном из них.
По условиям последнего контракта мы во что бы то ни стало должны поставить им прибор, — сказал Крылов. Над вторым образцом работать не меньше полутора месяцев, но несмотря на моральные и временные потери, условия контракта мы должны выполнить. Шеф Леона Вайнберг даёт нам только три недели. Все молчали. Ньютон полулежал на стуле, закрыв глаза, потом вдруг картинно встрепенулся и изрёк: « Начальник, какие проблемы, упрёмся они же нас кормют, сбацаем ага, мужики?», — и посмотрел усталым взглядом на портрет показывающего язык Эйнштейна. Все итак сознавали, что сделать придется. Тишину снова нарушил Саша, — я понял ехать с прибором придется мне. Женя сидел и молча вертел в руках аудиокассету. Жень, ты что там записал ? – спросил Сергей. Да тут вот информация от них, мне как-то раньше было не к месту, такое случилось, — ответил Женя. Все сразу оживились. Я поставил на стол магнитофон.
Надо отметить, что мы с Володей прошлой Весной на берегу Оки на краю картофельного поля установили мачту от военной радиорелейки. На мачте установили торситрон с электроннооптическим преобразователем. Антенна для приема мыслеобразов из Космоса была пирамидальной. Информация по радиоканалу передавалась на компьютер в квартире у Жени. Принятые мысли преобразовывались в речевую информацию и писались на обычную магнитную ленту.
Я вставил кассету, отдающий металлом голос произнес что-то невнятное, потом около секунды был однотонный сигнал и далее с двух- трех секундными паузами между фразами продолжал:
Эти сведения с планеты Гир для вас, тех, кто умеет передавать мысли, принимает нашу информацию и осознал , что жизнь вашей сущности, вашего сознания и её развитие продолжается и после биологической жизни……… Для тех, кто может внушать свои мысли, кто может слушать мысли…….. Для тех, кто подвергает себя опасности, внушая мысли ошибающимся опасным для других людям, которые ценой собственной безвременной смерти хотят изменить мир…… Мы сообщали вам, что на нашей планете тысячу лет назад возможностью внушать свои мысли овладел правящий клан планеты, превративший всех в покорное стадо, работающее на группу правителей……. Не все были подвержены внушению, были и те, кто не воспринимал навязанных из вне мыслей, те, кто был свободен и организовал себе подобных на борьбу с правящим кланом. ……. Вашей планете грозит подобное, но вы находитесь на более низком уровне развития цивилизации и последствия того, что вашими техническими средствами овладеют корыстные люди с неправильным сознанием нам известны……. Вы знаете, что мы овладели способами видеть будущее развитие событий с оси спирали времени. …… Мы корректируем, когда необходимо, результаты деятельности в текущем, чтобы получить необходимые результаты в будущем…….Вы подошли к понятию, что структура вашей сущности и структура мыслей имеет одну и ту же полевую природу…….Вы должны понять, что во Вселенной материя в виде поля первична, а биологические структуры вторичны…….Вы должны заниматься корректировкой дефектных биологических структур, вы называете их геномом, для преодоления многих болезней……..Ваша цивилизация не готова к управлению массами с помощью мысли…….На данном этапе развития ваша задача уничтожить все технические средства для внушения мыслей, иначе ваша цивилизация исчезнет. Вам нужно работать над установлением связи с цивилизациями Большого Кольца и у них искать приемлемые для вашей цивилизации пути развития вашего общества.…… Конец передачи…….
Минуты три все сидели молча пораженные услышанным. Вот это информация к размышлению, братцы, — прокоментировал услышанное Володя. Старшие братья не на шутку нас предупреждают, — и опять разлегся на стуле. Володя сложил ладони рупором и грудным голосом придушенно просипел, направив ладони к потолку: « Робя…аты, братцы нам же кормиться, жить надыть!»
У меня внутри что-то оборвалось, я вдруг почувствовал страх и беспомощность, страх за себя, за всех наших ребят, я молчал, едва скрывая внутреннюю дрожь. Все прекрасно понимали, во что бы то ни стало этап с Израильтянами надо довести до конца и что надо опять искать спонсора, и что надо переориентироваться. Я ловил себя на том, что меня стали раздражать последние рекомендации «братьев по разуму». При всей их осведомленности о наших земных делах они, оторвавшись на тысячу лет от нас не могут понять, что нам нужны средства к существованию и мы не можем сейчас обнародовать наши исследования. Я так думал, а Володя выразил это же в своей браваде. Все молчали, только Володя что-то тихо мурлыкал на гитаре. Чувствовалось общее замешательство, которое каждый скрывал по своему. Крылов сидел верхом на стуле и смотрел в окно. Там была Зима, грустно и морозно. Две синички сидели на ветке берёзы неподалёку от форточки и ждали момента, когда её откроют, чтобы влететь.
Сергей повернулся ко всем лицом и и спросил тоном председательствующего на собрании: « Какие будут предложения, коллеги?». – Я думаю, доведем прибор и надо мне с ним ехать, контракт не шутка, — сказал Саша, — А там война план покажет. – Пока страшного ничего нет, все «акции» у нас, технология наша. Линзу в приемнике как и планировали выполним на жидких кристаллах. Терморегулятор для линзы надо выполнить управляемым по радиоканалу, — Сказал Сергей и молча оглядел всех. Всем стало ясно к чему Крылов клонит. После паузы Сергей продолжал,- Когда они поработают с толпой на западном берегу и, если исход будет удачным, они применят прибор в Вифлиеме, вы знаете очём речь. С прибором будет работать Саша, к тому времени он определит, кого вместо погибшего Шимона можно обучить работать с прибором и обучит его. Саша приедет обрисует обстановку. Если условия последнего контракта они сочтут выполненными мы из Москвы, используя широкую мобильную телефонную сеть Израиля, и да простят нас израильские друзья, отключим по телефону терморегулятор линзы мыслеприемника. Линза медленно, выйдет из строя, прибор перестанет работать.
Мне звонила Элеонора Спектор – жена Леона, авиакатастрофа – это терракт, самолет сбит ракетой. Пока неизвестно, как просочилась информация, что этим рейсом летели Леон и Шимон, очень может быть, что информация о наших деяниях каким-то образом просочилась через коллег Шимона, а может быть причиной терракта был кто-то кроме них на борту. Это сейчас выясняют их спецслужбы. Ясно одно — эта командировка Саши последняя и небезопасная, я не хочу вас пугать, да вы и сами понимаете. Заодно он там и прозондирует на предмет возможных каналов утечки. После приезда Саши нам надо свернуть на время работы, но и рвать отношения с Израильтянами сразу нельзя, — Закончил Сергей
– Да, заворочено, — Прокоментировал всё это время молчавший Женя. Ньютон как всегда витиевато изрёк: — Джентльмены, как оказалось, мы все герои детектива с неизвестным концом.

13

Прибор закончили на неделю раньше, работая без выходных по 12-14 часов. Придумывать какую-то новую версию, чтобы переправить прибор в Израиль с Сашей не стали, воспользовались старой. Разобрали настроенный прибор по платам. Пирамидальную жидкокристаллическую линзу оформили как макет Египетской пирамиды вместе с платой терморегулятора. Разложили всё это по коробочкам, в которые были вложены письма Российских детей своим Израильским друзьям. Письма были написаны двумя сыновьями Жени и дочерью Володи школьными почерками. Надо сказать всё выглядело вполне правдоподобно. Перед отлётом Саша волновался, но виду не подавал. Чтобы излишне не засветиться, билет до Тель-Авива взяли из нереализованной брони в последний момент.
В Тель-Авиве Сашу встретил Вайнберг и без лишних слов отвёз его на свою виллу в восьми километрах от города. Вилла окружена каменным забором, на заборе Саша насчитал десять телекамер, и несколько инфракрасных датчиков движения. Во дворе четыре охранника, вооруженных коротенькими Узи. – Не слабо, — Подумал Саша.
Разговор с Вайнбергом был коротким. – До начала работы, вы соберете прибор здесь, это будет безопаснее. Мои друзья из Ликута кажется нашли причины терракта, но сейчас трудно, почти невозможно найти того, кто сбил самолёт, и всё равно их найдут, у нас есть люди в Турции. Найдут и уничтожат , таковы наши принципы борьбы с ними. Комната ваша на втором этаже, там есть всё вам необходимое. Вечером после работы сюда приедет Эля, она временно живет у меня, у себя дома она жить пока не может, там ей всё напоминает о Леоне.
Саша поднялся на второй этаж. Комнатка была примерно 4х4 метра, большое окно в пластмассовой раме, в стене жалюзи системы кондиционирования. Кровать, бельевой шкаф и дверь в ванную. В углу комнаты стоял монтажный столик с вытяжкой. На полочке стояли приборы: осциллограф и блок питания. Видно было, что это рабочее место было организовано недавно. Саша переоделся, когда одел комнатные тапочки, в дверь постучали, он на Аглийском разрешил войти. В дверях появилась маленькая еврейская старушка аккуратно одетая, в белом передничке.
— Ви шо нибудь покушаете ?- Спросила она, с одесским акцентом. – Да,чуть-чуть перекушу, спасибо, я не очень голоден, — Ответил Саша. – Мужчина не должен чуть-чуть, он должен как следует, — Ответила бабулька. — Через пять минут спуститесь в столовую. « Да..а, надо же и здесь Одесса», — Подумал Саша.
Столовая была как будто выхвачена из Голливудского фильма. По середине обеденный стол, широкие пуленепробиваемые стекла с видом на небольшой, но уютный бассейн, окаймлённый аккуратно подстриженным кустарником, небольшой бар со стойкой, за ним дверь на кухню, из которой доносились неимоверно вкусные запахи.
На столе стояла небольшая жаровня, видимо чугунная, две вазы, одна с хлебом, другая была приоткрыта и источала запах тушеной картошки, которую Саша любил до безумия. В мелкой тарелочке красовался салат из помидор и огурцов с лучком и какой-то зеленью. Тут же стоял графин, как выяснилось с квасом. Саша обратил внимание на то, что хлеба было два сорта и нарезан он был очень тонко.
В столовую впорхнула бабулька, неся в руках розеточку с какой-то приправой.
— Шо, ви ещё не кушаете, а я уже приготовилась получать комплименты за мой обед, — Сказала старушка. – Тётя Ревекка, — Представилась она. – Александр, — Представился Саша , теребя в руках салфетку. — Кушайте ради бога, Саша, — А то всё остынет. Вот Леончик видите как, он у нас часто бывал. Это был чудо- мужчина и красивый, и рост…. И она тихонько шмыгнула носом. Саша, не найдя слов, тяжело вздохнув отвел взгляд.
Плотно пообедав, Саша поднялся к себе в комнату и распаковав все свои «сувениры», принялся собирать прибор. Времени было мало, надо было ещё кое-что подстроить.
Около семи вечера пришла Эля. Она постарела, в её красивых больших глазах было такое горе, что у Саши выступили слёзы. Эля, увидев Сашу улыбнулась только губами, он подошёл к ней, она уронила ему голову на плечо и зарыдала как ребенок. – Пусть, ей будет легче, — Думал Саша, а комок в горле душил его. – Саша, вы уже всё знаете ?- спросила Элеонора, -Ах да, я же вам звонила. У Шимона двое детей: девочка и мальчик, а у нас с Лёней нет детей.
— Саша, я не понимаю, почему их …, а сколько людей погибло.
— У вас есть дети, — спросила Эля. — Нет, не получается у нас детей, — С горькой улыбкой ответил Саша. – Вы знаете, я сейчас не могу ни смотреть телевизор, ни слушать радио. Когда остаюсь одна, перед глазами он, детей нет ради чего жить. На работе, в клинике спасаю чужих мам с детьми, а своих нет. Работа отвлекает, но только до вечера, а на две ставки пока нет сил работать. Время лечит, но уж очень медленно. Иногда думаю вернуться в Россию, у меня здесь только двоюродная сестра, у неё своя жизнь, а там мама похоронена. Я ж из Таганрога, у меня там дядя, мамин брат. Я здесь живу 12 лет и работа есть и ценят меня на работе, а привыкнуть не могу. Я ведь только из-за Лёни сюда приехала.
– Эленька, у нас там врачи бедствуют и учителя. У нас в городишке знакомая анастезиолог посуду в ресторанчике моет, а еще и полы моет в больнице. Медицина в глубинке загнивает. Роддом можно сказать прикрыли, рожать женщины по возможности едут в областной центр в Калугу. Вот так, мужики пьют и мрут. За последние два года я не видел ни одной свадьбы. Молодежи работать негде, заводы стоят, алкоголизм резко помолодел. Будет ли там вам лучше, сейчас страна совсем другая, вы её не узнаете, грустно смотреть как всё умирает.
— Саша, извините меня, я вас отвлекаю от работы, вы ведь сюда не отдыхать приехали.
Не извиняйтесь, выговориться надо, сменить обстановку, но в Россию пока не надо ехать, там вы тоже не сможете себе места найти.

Саша ушел к себе, минут десять сидел и смотрел в окно на чужие звёзды, положив руки на колени.
Работу по настройке прибора с сборе надо было форсировать. Далеко за полночь, усталый он так и уснул, не выключив прибора и не сняв с головы датчик торситрона.
Сон, который снился Саше был очень похож на явь. Как будто бы в комнату вошел Леон, подошел к столу, потрогал прибор и сказал: «Ох в непростое положение втянул я вас ребята. Я не обижусь, если вы прекратите свои работы. Я прожил за секунды всю предыдущую и оставшуюся жизнь, помогите Эле расстаться со мной….. С нами летели два араба один муфтий, сана другого я не знаю. Это очень порядочные образованные люди, мы сними долго говорили о толерантности о терпимости религий, об общности корней арабов и евреев. Один из них почти не участвовал в разговоре и почти всё время вполголоса молился. После очередной молитвы посмотрел на меня и сказал: « Велик наш Создатель, но как обидно, что многие собратья наши прославляя его величие убивают друг друга , вот и мы скоро умрем, потому что нас не готовы понять наши же собратья». … При взрыве Шимон погиб так и не проснувшись. Я летел вниз, видел закат, страха и боли не было……»
Саша проснулся от звука захлопнувшейся от ветра форточки. Долго не мог прийти в себя ото сна.

Посмотрите также

Сергей Чмутенко — Сборник рассказов

Сергей Чмутенко — сборник коротких фантастических рассказов О авторе   НА ОСИ СПИРАЛИ Сергей Чмутенко ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *