Домашняя / Фантастика / Конь бледный Евгений Щепетнов читать онлайн

Конь бледный Евгений Щепетнов читать онлайн

И тогда возникает вопрос – а зачем Властитель задал ему такой странный вопрос? Глупый вопрос? И напрашивался ответ – он слегка посмеялся над верным соратником. Властитель любил иногда выглядеть не совсем умным, эдаким молодым щеголем, неспособным на интригу. Полезно, когда враг считает тебя глуповатым, тогда он расслаблен, не ожидает удара… и тогда – можно бить!
– Отправить к крепости два полных корпуса латников. Организовать оцепление замка. Не подпускать к нему никого из Великих Домов, и вообще никого! Вести наблюдение. Срочно! Сейчас же! Завтра я сам поеду, посмотрю на этот чудесный замок. И кстати – узнай, что же там все-таки надумали эти проклятые маги?! Они вообще-то умеют думать?
Уонг пропустил опасные слова Властителя мимо ушей (ссориться с магами – себе дороже!) и, снова почтительно поклонившись, спросил:
– Может, послать полдюжины драконов? Пусть осмотрят замок с воздуха, составят план крепости.
– Да. Верно. Займись.
Властитель поднял палец, тут же рядом с ним возник секретарь Никос, который застыл на коленях, готовый записывать слова господина. Властитель не заставил его ждать, и через десять минут готовый – подписанный и запечатанный указ отправился в канцелярию, чтобы отправиться к тем, к кому ему было положено отправляться. А еще через пятнадцать минут Уонг шагал к себе в кабинет, располагавшийся в левом крыле дворца Властителя. Нужно было собрать всех командиров подразделений и распределить роли.
Ошибку сделать нельзя. Ситуация слишком серьезна. На весы равновесия брошен камешек, вес которого может не просто перевесить одну из чаш в ненужную сторону, но и вообще сломать эти самые весы. Уонг чувствовал, что все будет очень, очень непросто. И как показало время – он не ошибся.
На следующий день, после раннего завтрака, состоявшего в основном из кислого молока с фруктами и нескольких видов сыра (Властитель придерживался рекомендаций магов-лекарей и следовал диете), Величайший легко взметнул свое стройное тело в седло огромного красного септа и в сопровождении огромной свиты выехал из дворцовых ворот, украшенных изображением императорского герба (Властитель верхом на септе, нанизывающий на копье змея, символ разрушения и хаоса). Рядом с ним на небесно-голубой септе ехала Хелеана, переодевшаяся в дорожный костюм – плотные, облегающие бедра брюки, жилетка тонкой кожи, покрытая мириадами маленьких дырочек – чтобы тело дышало. Высокая грудь была едва прикрыта – супруга Властителя не любила надевать слишком много одежды, она сковывала тело и мешала коже дышать. С чем Властитель был согласен. Климат Арозанга не располагал к тому, чтобы укутывать себя слоями ткани – эдак перегреешься и помрешь. Вот на севере – другое дело, там да – и снег, и ветер, ледяные дожди. В Арозанге, если положить на скалу куриное яйцо в разгар солнечного дня – через полчаса получишь готовое блюдо, без огня или огненной магии.
Но это и хорошо – без солнца не поднялись бы ростки пшеницы, ржи, овса, без солнца не было бы вообще ничего. А если к тому добавить еще и ночные дожди, как по заказу поливающие поля с полуночи до трех часов, – урожай будет очень, очень обильным! Не зря так много всегда было желающих завладеть землями Арозанга.
Дома можно строить из веток, не утепляя. Лишь бы крыша над головой была.
Все растет, все цветет – рай, а не земля!
Даже рабы на ней живут сытно и счастливо! И на одежду им тратиться не надо – зачем? Днем жара, ночью тепло – живи и радуйся… если у тебя добрый хозяин. Будь послушным. Делай все, что он прикажет, или прими кару за непослушание – так установили боги, так повелел Создатель. Так завещано предками.
Впереди, позади, с боков процессию Властителя прикрывали ряды телохранителей, за ними плотные ряды закованных в сталь, вооруженных мечами и длинными копьями латников. Дворцовая стража – лучшие из лучших, высокие, выше любого, самого высокого дворянина из свиты Властителя. В дворцовую стражу подбирают не только по росту каждый из этих гигантов стоит пятерых обычных воинов – тренированный, умелый, с пеленок умеющий обращаться с оружием.
Следом – обозы со всем, что может понадобиться Властителю: изысканная еда, до которой Властитель большой охотник, шатры, в которых могут отдохнуть Величайший и его свита, питье, охлажденное усилиями магов (как и пища, она не испортится и за полгода), повозки с женами и наложницами (вдруг Властитель пожелает расслабиться где-нибудь на берегу реки) и толпы рабов, обслуживающих всю эту армию дворян. Рабы всевозможных рас и комплекций – светлые северяне, высокие, массивные (их хорошо использовать на тяжелых работах, где требуется недюжинная физическая сила), смуглые, как и азорангцы, жители Харога и Андора – потомки тех, кто был захвачен во время тысячелетних войн, и новые рабы, купленные на приграничных торгах. Здесь и чернокожие галангцы, худые, стройные – их женщины славятся умением вызывать у мужчин желание, говорят – это колдовская способность, вид любовной магии, и краснокожие магарцы, родом из степей запада, – все расы, которые присутствуют на материке.
В середине процессии, сразу за повозками с женами и наложницами, – большая, сделанная из черного дерева, покрытого лаком, повозка Главы гильдии магов. В ней едут он сам и четыре ближайших помощника. Властитель еще не успел с ними поговорить на тему чужого замка, но особенно по этому поводу не переживал – все равно нового ничего не скажут, а ему нужно вначале самому посмотреть на новое чудо света и сделать собственные выводы.
Уонг, который был рядом во время отъезда, куда-то исчез, видимо, отдает приказы командирам отрядов охраны. Это правильно. Чтобы люди не расслаблялись, нужно править мягко, но… жестко! Как он – Властитель, Величайший.
Кто бы мог подумать, что преемником станет именно он, ничем особо не отличавшийся, нежный, мягкий мальчишка, не мечтавший о подвигах, о завоеваниях, отдающий предпочтение тихой беседе о возвышенном, книгам, созерцанию пруда, покрытого лилиями! Любивший то, что составляет смысл существования ученого, поэта либо писателя!
Можно подумать, что Властитель так слаб, как его хотят представить враги, но… нет, к их величайшему разочарованию, он не был изнеженным цветком, который осыплется от дуновения ледяного ветра. Каждый день Властитель уделял час нахождению в трансе, развивая свой мозг, тренируя мышление, и час занимался единоборствами с лучшими учителями во всей Империи.
Он хорошо знал историю и знал, как закончили свои дни многие из Властителей, которые не знали, с какой стороны взяться за меч. Телохранители – это, конечно, хорошо и правильно, но когда падет последний из них, возможно, что Властителю придется самому защищать свою жизнь до подхода спасительной стражи. Тянуть время. Иногда одна минута решает многое, если не все. Умный человек использует все возможности, чтобы выжить, и Властитель отнюдь не был дураком. Он собирался прожить не менее ста лет, в добром здравии и ясном уме, умерев в конце пути на молоденькой наложнице после пятого соития подряд.
Впрочем, что касается единоборств – в Империи Азоранг всегда был культ боевых искусств, и Величайший лишь бросил зерно на взрыхленную поколениями предков почву. Культ чести, культ боевых искусств – его стараниями, стараниями Властителя, Патриарха храмов Создателя, был возведен в ранг государственной религии.
Кстати сказать, повальное увлечение единоборствами снизу доверху, от крестьян до высших аристократов определенно принесло свои плоды и в политике – кто решится напасть на государство, каждый житель которого владеет оружием, как если бы родился с мечом в руке?
Но были в этом и минусы. Во-первых, много людей гибло в дуэльных поединках, вызывая соперника за неосторожные слова, за проступок и просто потому, что не понравилась физиономия. Пришлось издать специальный указ, регламентирующий поединки, – после этого число погибших поединщиков уменьшилось наполовину. Фактически это были правила, которым должен следовать каждый дуэлянт, если не хочет предстать перед имперским судом, особенно если противник на поединке был убит.
Нет – так-то дуэли дело хорошее, в них оттачивается дух народа, но зачем биться до смерти, добивать противника? Достаточно, чтобы поединщик был побежден или признал победу и выплатил хороший штраф, часть из которого отправится в государственную казну.
Конечно, большинство дуэлей проконтролировать сложно – если вообще возможно, да и отследить получение выкупа трудно, но все решаемо, особенно если у тебя под началом толпы доносчиков – добровольных и на службе, каждый из которых рад известить Тайную стражу о государственном преступлении. А что такое, как не преступление, – укрытие от налогообложения дохода, полученного от какой-либо деятельности? За неуплату налогов кожу сдирать живьем! И сдирают – если поймают, конечно.
На то, чтобы выковать из Империи то, чем она сейчас стала, понадобилось больше двадцати лет и реки, ручейки крови. Установление порядка и сам порядок не могут быть бескровными. Мир тянется к хаосу, к разрушению, люди не желают жить по закону, и что делать – кроме как заставлять их жить так, как надо? Как ПРАВИЛЬНО?
Золотой век, век благоденствия держится только и исключительно на копьях стражей. И Властитель знал это, как никто другой.
Солнце еще не разошлось во всю мощь, было, по меркам Арозанга, довольно-таки прохладно, и Властитель с наслаждением ловил носом свежий полевой ветер. Он не так уж часто выбирался из дворца, потому каждый такой выезд был наслаждением – когда еще побываешь в поле, на берегу великой реки Ароз, давшей название Империи? А тут еще такой великолепный повод – волшебный замок, взявшийся из ниоткуда!
Властитель чувствовал, как птицей трепещет сердце в предвкушении чуда! Жив внутри всемогущего Властителя мальчишка, который ночи напролет зачитывался свитками о чужих странах, о неизведанном, странном, ожидающем путешественника за горизонтом!
Не сбылось. Он был восьмым по счету в очереди престолонаследия, а стал первым и единственным, когда все остальные наследники погибли на той самой прогулке, о которой теперь говорят вполголоса и со священным трепетом, – корабль с братьями разбила о скалу гигантская волна, возникшая при ясном небе и полном штиле. Поговаривали, что это кара Создателя за то, что тогдашний Властитель, отец нынешнего, попирает законы и устои предков, отдавая дань новомодным веяниям, неугодным Создателю. Например – запретил жертвоприношения во время Праздника урожая и во время засухи, освященный тысячелетиями обычай, когда рабов приносят в жертву мелким богам в уплату за их божественные услуги.
Мать нынешнего Властителя умерла при родах, и злые языки говорили, что и эта смерть – результат неправильного поведения ее мужа.
Она тоже, как и Хелеана, была родом из Харога. Обычай брать в жены дочерей Властителей соседних государств простирался в глубину тысячелетий, и когда, в какое время, в каком веке возник – никто теперь не знал. Разрозненные источники (книги, свитки) говорили, что возник он после одной из особенно кровопролитных войн, когда Властители, чтобы закрепить договор о мире, обменялись своими дочерьми, отдав их в жены сопернику.
Нынешний Властитель размышлял над этим обычаем и некогда пришел к выводу, что дело тут не только и не столько в мирных договорах и обычаях, а в банальном желании иметь здоровых детей – в ближайшем окружении трона все дворяне давным-давно стали близкой или дальней родней, переженившись «перекрестным опылением». Кроме того, на ком жениться Властителю, как не на дочери Властителя? Хотя… по здравому размышлению следовало признать, что все эти выводы не стоят и затертого медяка, потому что если долго жениться на принцессах из Харога, в конце концов Властители Харога и Арозанга окажутся близкой родней. А как тогда насчет нежелательности близкородственного скрещивания? Все запутанно, и все обычно совсем не так, как оно кажется.
Придя к власти, нынешний Властитель не вернул обычаи жертвоприношения, отмененные отцом, разъяснив своим указом, что бессмысленный перевод рабов – дело суть не богоугодное, сославшись при этом на выдержки из Священной книги, в которой было сказано, что нужно рачительно использовать принадлежащее тебе имущество и не пускать его на ветер.
А еще – самое главное – обложил жертвоприношения таким огромным налогом, что каждый, кто хотел отрезать голову рабу или рабыне, сто раз подумает – стоит ли ему отдавать в уплату за этот акт сумму, равную стоимости небольшого корабля.
Если оно стоит того – тогда плати и режь. Нет денег – сделай куклу, похожую на человека, и нормально сожги ее в костре – боги все равно не заметят подмены. А потом отнеси в храм хороший, щедрый дар. И боги тебя услышат, и даже сам Создатель укроет тебя от жизненных непогод своей могучей ласковой ладонью. Или не укроет.
– Буууээээ! Буууэээ! – проревел один из сардов, грозно потряс головой, увенчанной тремя острейшими рогами и высоким костяным воротником. Повозка с магами дернулась, и возница завопил, исторгая ругательства, хлеща строптивого гиганта длинной палкой-погонялкой с крюком на конце.
Властитель ухмыльнулся – возницы, это особое племя – лучшие ругатели на всем белом свете! Если бы кто-то из придворных позволил себе употребить при Властителе хотя бы одно из тех выражений, что вылетели сейчас изо рта погонщика сарда, – не сносить ему головы. Но погонщик – совсем другое дело. Никто не знает, почему и как так вышло, но эти проклятые сарды понимают команды только тогда, когда их перемежают с отборной руганью. Не зря тысячи лет существует пословица: «Ругается, как погонщик сарда!»
Самим Создателем им дано право ругаться отборной руганью даже в присутствии Властителя-Патриарха. В Священной книге сказано: «И погонщик сарда употребил грубые слова… и не рассердился Создатель, улыбнулся ласково и сказал: иногда глупое животное требует грубого обращения за свою строптивость, и да будет так всегда, и да не тронет никто честного погонщика, ибо такова его судьба и предназначение!»
Вообще-то тут иносказательно говорилось о власти и Властителях, но все уже давно привыкли к буквальному толкованию этих строк, и погонщики пользовались в этом отношении некоторой свободой.
Сард после тирады своего наездника сразу успокоился и потянул повозку дальше, вбивая в землю толстые ножищи, напоминавшие раздутые от какой-то болезни куриные ноги. Сарды тугодумы, но очень сильны. А еще опасны. Если стадо подготовленных сардов напустить на вражеское войско – от страшных рогов и могучих ног не спасут никакие латы. Вот только сомнительно это дело – напуганные сарды могут оборотиться, побежать в другую сторону и втоптать в пыль свое же войско. Потому их и используют только как тягловый скот. Глупы.
Властитель знал много, очень много. Столько, что, если бы кто-то попытался сравнить его знания со знаниями среднего дворянина, Властитель по уровню образованности возвышался бы над пустоголовым сверстником, как гора Манар над степной равниной.
Увы, научные знания не в почете в Больших и Малых Домах Империи. Давно уже нужно что-то с этим делать. Создать высшие школы для дворян? Наверное, надо. Давно пора.
– Милый, это не оно? – Хелеана на пару мгновений отодвинула с лица вуаль и потерла лицо ладонью, предварительно посмотрев, не видит ли кто такого нарушения этикета.
Властитель хмуро покосился на слишком смелую в своих поступках супругу и ловко вскочил на ноги в седле своего септа, недовольно зашипевшего и вытянувшего шею, будто собирался поймать мелкую зверюшку. Не любят септы лишних передвижений седока, это нарушает равновесие, приходится отрабатывать длинным хвостом и шеей.
Придворные вздохнули, увидев, как ловко Властитель стоит на спине ящера, невозмутимый, как каменная статуя, и Властитель знал – завтра полетят, поплывут шепотки, что слухи о болезни Величайшего преувеличены. Что он бодр и находится на пике физической формы. Интересно, как тогда отреагируют те, кто хотел бы занять его место, – тем более что слухи о своей немощи Властитель распустил о себе сам.
Идея Уонга. Зная, что Властитель немощен, заговорщики снизят активность. Мол, и сам скоро сдохнет. Чего зря суетиться, интриговать?
Но теперь все изменилось. Появился таинственный замок, и вокруг него теперь начнется бо-ольшая суета! Вернее – уже началась. И пусть теперь знают, что Властитель в самой что ни на есть лучшей форме, и пусть боятся!
– Да, похоже, что это он! – Властитель ловко устроился в седле, и септ продолжил равномерный, ритмичный шаг.
Ездовые, домашние септы отличались этим ровным шагом, не вытрясающим душу из седока. В отличие от беспородных, стаями носящихся по просторам степей в поисках падали и живых существ, тех, что не могут вовремя убраться в безопасное место. Здесь, в центре Арозанга, диких септ почти не осталось – выбили, кому нужны опасные стаи, из-за которых нельзя спокойно ездить по дорогам в одиночку, а вот на окраинах, в диких степях, их было предостаточно, разных видов и размеров.
Септы – твари умные, гораздо умнее трехрогого гиганта, а еще быстрые, ловкие и зубастые. Зазеваешься – отхватят руку по самое плечо! Конечно, можно ездить на безопасном игане, но Властителю не пристало разъезжать на травоядной твари. Только боевой септ! Красный септ, самый крупный из септов!
К замку они подъехали уже после полудня, когда солнце начало склоняться на закат. Властитель так и думал, что придется заночевать на месте, у реки – можно было бы съездить и вернуться одним днем, но куда спешить? Нужно обстоятельно все рассмотреть, обследовать – насколько возможно, а уж потом…
Что потом – Властитель пока не знал. Честно сказать, ему и ехать-то сюда по большому счету было ни к чему – прихоть, чистой воды прихоть! Любопытство. Страсть ученого к исследованию необычных явлений.
Все-таки он, Властитель, считал себя настоящим ученым – если бы не гибель братьев, сидел бы сейчас в библиотеке и наслаждался запахом старого пергамента и пыли веков, макал бы перо в чернильницу и выводил буквы, складывающиеся в слова трактата о…
О чем именно должен был быть трактат – Властитель додумать не успел. За стенами замка послышались громкие хлопки, потом раздались истошные крики – в том числе и похожие на женские. Затем снова грохот, будто кто-то ритмично молотил мечом в окованный сталью щит, и через несколько минут в воротах, украшенных странным гербом, не отмеченным нигде, ни в одной гербовой записи (щит, за ним явно угадывается меч), открылась калитка. Через нее вышли люди в черных одеждах, не похожих на одежду жителей Арозанга.
Их было пятеро – лиц не рассмотреть, потому что по понятным причинам Властитель приблизился на расстояние, большее двух полетов стрелы (Мало ли какие у них луки?! Вдруг достанут?), но на первый взгляд эти существа, появившиеся из волшебного замка, мало чем отличались от нормальных людей – две руки, две ноги, голова. Только кожа показалась слишком бледной.
Все замерли. Даже ездовые животные перестали храпеть, реветь, над полем воцарилась мертвая тишина.
Когда из калитки появилась следующая партия пришельцев, арозангцы загомонили, обсуждая происшедшее, и только когда Властитель повелительно поднял руку, желая прекратить галдеж, стихли и стали обсуждать увиденное шепотом, опасливо поглядывая на господина.
К Властителю подошел Глава гильдии магов, высокий, еще крепкий пожилой мужчина с худым лицом, с которого смотрели ясные, запавшие серые глаза, наследие северных предков. Его сопровождали два помощника мага – мужчины лет двадцати пяти – тридцати. С одним Властитель встречался, и не раз – это был лекарь Харанд, который помогал придворному лекарю-магу, если лечебный случай требовал усилий больших, чем мог позволить себе придворный лекарь.
Каждый маг знает предел своих возможностей и выйдет за опасную границу только тогда, когда его жизни угрожает опасность. Разрядившись до предела, он может потерять свою магическую силу или даже умереть – бывали и такие случаи.
Второй маг из молодых – ему вряд ли исполнилось больше двадцати пяти лет, что для мага совсем не возраст. В настоящую силу они вступают лет в сорок и потом лишь поддерживают свой уровень или снижают его по субъективным причинам. Этот слишком молод, что указывает на его силу. Если в ЭТОМ возрасте он уже является советником Главы, что тогда будет, когда ему исполнится сорок лет? Скорее всего это будущий Глава гильдии. Впрочем, не факт, многое зависит от политических реалий. Например, не захочет Властитель, чтобы этот человек был Главой, – он и не станет. Несмотря на то что официально Главы гильдии выбираются только из числа ее членов и никто «со стороны» не имеет права вмешиваться в этот процесс. Это закреплено Уставом гильдии.
Властитель сделал зарубку на памяти, решив разузнать об этом молодом маге все, что можно узнать, – все его сильные стороны и все слабости – особенно слабости. Чтобы эффективнее им управлять – само собой разумеется.
Глава поклонился – проскинезис в полевых условиях отменен указом Властителя – и почтительно осведомился, уделит ли ему Величайший толику своего драгоценного внимания.
Спутники Главы поклонились еще ниже, в пояс. Величайший благосклонно кивнул, и на том церемонии были закончены. Началась нормальная работа.
– Как думаешь, что происходит? – Властитель с прищуром смотрел туда, где толпились, увеличиваясь числом, пришельцы, одетые однообразно, по единому покрою платья. Часть из них уже успели раздеться – голые по пояс, они теперь не оставляли сомнений в том, что кожа их на удивление бела.
– Мой господин… ощущение такое, что их изгоняют из крепости! – тут же ответил Глава, делая рукой отвращающий нечистую силу жест. – Это какие-то подчиненные тех, кто правит, и они вызвали неудовольствие властителя. Посмотри – у них нет оружия. Они одинаково одеты. Возможно, что это солдаты! Господин, я создал линзу дальновидения и рассмотрел кое-какие детали. Так вот, кое-что очень странно!
Глава замолчал, выдерживая паузу, и Властитель с неудовольствием подумал о том, что некоторые люди слишком уж склонны к театральным эффектам, будто они не главы Великих Домов или самой могучей и влиятельной Гильдии, а являются дешевыми актерами бродячего театра. Изображать из себя актера перед Властителем – что может быть глупее?
Почувствовав неудовольствие Властителя, Глава заторопился:
– Там на стенах женщины! Я уверен! Женщины!
– То есть?! – Властитель недоверчиво помотал головой, не сдержав эмоций, и почувствовал живой интерес Хелеаны, навострившей уши. – На стенах стоят женщины?! И что же они там делают?!
– Э-э-э… м-м-м… – Глава гильдии растерялся. – Стоят. Смотрят вниз.
– С оружием?
– Оружия не видно. Э-э-э-э… м-м-м… привычного нам оружия! – поправился Глава. – Какие-то кривые палки, возможно, дубинки. Да ты можешь сам посмотреть, я сейчас создам линзу, и…
– Стой! – резко приказал Властитель, всматриваясь в толпу людей наверху, у стен замка. – Они идут! Пошли! Сколько их?
– Сто шестьдесят, – вмешался непонятно откуда появившийся Уонг. – Если точнее, сто шестьдесят два. Все мужчины. Вроде как…
– Хорошо, – задумчиво кивнул Властитель. – Встреть их. Латников, лучников – и осторожнее! У них могут быть маги! Вдруг – они сами маги? Ты мне нужен, мой советник. Отдай приказания и возвращайся. Глава Сегнак, отправь на встречу с чужеземцами двух магов – пусть прощупают на наличие магической ауры. Остальные – пусть сделают защиту вокруг меня…
Властитель вдруг встретился со взглядом Уонга и с некоторой усмешкой подумал о том, что отдает приказы, как какой-то командир полка или… Уонг. Вообще-то это его задача, Уонга, обеспечивать охрану господина. Медяк ему цена, если он уже не подумал о том, как прикрыть Властителя. Но это неважно. На то и Властитель, чтобы позволить себе многое.
Ожидание затянулось. Пока «изгнанники» прошли вдоль стены замка, пока они спустились вниз, пока их взяли в окружение и привели пред очи Властителя – прошло не менее часа. Властитель сгорал от любопытства, но не выдавал своих чувств и спокойно сидел в позолоченном кресле, попивая свежеотжатый сок.
Чуть поодаль двое рабов трудились, добывая этот самый сок из твердых, сочных плодов брадаса – Властитель очень его любил, но этот сок теряет свойства после нескольких часов пребывания на открытом воздухе. Лучше всего его пить через несколько минут после того, как он был процежен через чистую ткань.
И замечательно запивать им небольшие пирожные, которые тут же пекут в небольшой походной пекарне. Нет ничего лучше запаха свежих печений, особенно если перед этим ты сделал дневной переход на спине трясучего септа.
Властитель по возможности должен ехать верхом, как настоящий воин, а не сидеть в фургоне, как женщины или старики. Само собой разумеется – когда нет дождя. Он ведь не только Патриарх, но и воин, главный Воин Империи!
Сверкающие на солнце ряды латников, ощетинившиеся острыми копьями с листовидными наконечниками, медленно приближались к лужайке, застеленной драгоценными коврами (дабы Властитель не испачкал свои белые туфли), и Величайший вдруг с удивлением заметил, что пришельцы необычайно высоки! Просто-таки гиганты в сравнении даже с самым высоким из латников, возвышаясь над ним самое меньшее на полголовы! Не все, конечно, были и равные по росту обычному человеку, но большинство – просто великаны, плечистые, огромные!
А еще Властитель заметил – у многих чужаков на теле имелись татуировки. Странные татуировки, невиданные доселе, – дома с куполами, обнаженные женщины, прибитые к скрещенным палкам, и еще многое, многое и совершенно невиданное!
Удивительно! Потрясающе! Белая, как полотно, кожа, и на ней странные рисунки! Магические рисунки?
Властитель от волнения привстал, подошел к краю квадрата, сделанного из ковров, но опомнился и снова сел на походный трон дожидаться, когда пленники подойдут ближе.
То, что это пленники, а не гости, – никто не сомневался, даже они сами. Как же еще расценить эту толпу закованных в сталь бойцов, которые держат наготове острые копья? Как друзей, мечтающих почесать спину этим татуированным мужчинам?
– Какие большие! – выдохнула Хелеана, слегка наклонившись к Властителю. – Интересно, а у них… все такое большое?
Властитель едва не фыркнул, и ему стоило большого труда не порушить каменное выражение лица. Но справился, прищурившись, посмотрел на жену:
– Вы, женщины, только об одном и думаете!
– Ну почему же… – потупила глаза Хелеана. – Иногда о двух!
Властитель все-таки не удержался. Он расхохотался и хохотал с минуту, утирая глаза тыльной стороной запястья. Потому он и таскал с собой эту женщину, потому и любил ее – умна, демоница! А уж как скажет, так скажет! Никто не мог ТАК его повеселить! Никто, кроме нее!
Один из чужеземцев, смотревших на него, что-то недовольно крикнул, показав странный жест, будто показывал средним пальцем куда-то на небо. Потом сплюнул, и тогда стало ясно – он сказал какую-то гадость. Властитель нахмурился, вытер глаза платочком, который взял из рук постельничего, легонько повел пальцем в сторону чужеземца. И тут же стоявший слева телохранитель-лучник мгновенно выхватил из колчана на спине стрелу с зазубренным стальным наконечником, бросил ее на тетиву лука, который без промаха бьет на двести шагов, – через секунду после плевка татуированный чужеземец уже подергивался на земле, брошенный на спину могучим ударом стрелы, пробившей ему череп и вышедшей из затылка.
Славный выстрел, подумалось Властителю. Красиво. Расстояние небольшое, но попасть точно в середину лба, да так, чтобы наконечник вышел наружу посредине затылка, – это надо быть настоящим мастером! Все-таки лучшие стрелки – с побережья, это точно.
А еще Властитель заметил, что стоявший рядом с убитым человек что-то сказал, когда татуированный сплюнул, – похоже было, что он выговорил нечестивцу за невежливое поведение.
– Что с магией? – негромко спросил Властитель, обращаясь к Главе гильдии магов, стоявшему возле него и ожидавшему, когда Величайший обратит на него внимание. – Они обладают магией?
– Если и обладают, о Величайший, то такой, какую мы не можем увидеть. У них странные ауры, но ни одна не похожа на ауру мага. Это просто люди. Большие, странные, но обычные люди.
– Гиганты… – задумчиво протянул Властитель, взглянув на Уонга, приказал: – Подведи ко мне вон того, что рядом с убитым. Да, того, черноволосого.
Уонг коротко скомандовал, двое стражников бросились вперед и, схватив под локти чужеземца, потащили его на ковер. Чужеземцы что-то залопотали, но шум тут же утих, когда стражники угрожающе качнули сверкающими наконечниками копий.
Никому не хочется получить такую штуку в живот, с усмешкой подумал Властитель, даже если ты гигант.
А выглядело и вправду смешно – стражники по сравнению с пришельцем выглядели как подростки, пытающиеся одолеть взрослого дядю. Похоже, что, если бы он двинул как следует руками, эти самые «подростки» разлетелись бы от него в разные стороны.
– Интересно, а женщины у них такие же большие? – вслух, чуть слышно проговорил Властитель и тонко, едва заметно улыбнулся. Но Хелеана услышала и откликнулась тут же:
– Кому-то и самки сардов по нраву…
Он опять чуть не расхохотался. Вот умеет же сделать настроение! Как хорошо, что среди всех он выбрал именно ее! И все потому, что девушка, когда он смотрел на ряд невест, неожиданно и весело ему подмигнула, ничуть не заботясь о нарушении этикета, о том, что он о ней подумает.
Потом, когда они были уже женаты и между ними установились не просто партнерские, но еще и любовные отношения, Хелеана ему призналась, что выглядел он очень смешно – грустный, будто недавно помер его любимый пес. И ей вдруг захотелось поддержать, поднять настроение – невзирая на последствия. Что она и сделала. И не прогадала!
Властитель слегка улыбнулся, прищурил правый глаз, будто хотел подмигнуть. Хелеана поняла и улыбнулась под вуалью, повторив его жест.
Хорошо, когда тебя понимают, подумалось Властителю, и, выбросив шальные мысли, он занялся делом. Для шалостей будет ночь, и тогда он решит, кого из жен или наложниц взять себе для утех – утех своей плоти и плоти Хелеаны. Она всегда участвовала в его любовных играх, и теперь Властитель даже не представлял, как мог раньше обходиться без нее.

Посмотрите также

Сергей Чмутенко — Сборник рассказов

Сергей Чмутенко — сборник коротких фантастических рассказов О авторе   НА ОСИ СПИРАЛИ Сергей Чмутенко ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *