Домашняя / Книга мятежный дух

Книга мятежный дух

Глава 12. Прорыв. Часть 2.

Душа, как и любая физическая оболочка, с годами все больше и больше изнашивается…
Иосиф Виссарионович (Ёся)

-Итак, друг мой, пора начинать… — произнес я, взглянув на Палыча. Глаза у мятежника стали невероятно удивленными. Я продолжил:
— Охотник одобрил наши новые разработки. Сегодня, с благословением Мастера, свершиться еще одно великое действие. Сколько ты сказал у нас стариков?
-Ровно четыреста тридцать душ! – повторил Лавр.
-Четыреста тридцать… Меньше чем хотелось бы, но все же. Ну что же, Лаврентий Палыч, — произнес я и, развернув перед мятежником набросанную мной карту стерки, продолжил. — Первые два поста – твои. Возьмешь две сотни воинов. Только мечи экономь, выдавай лишь самым сильным! Как только пройдете посты, сразу телепортируйтесь в лагерь. Затем доложишь мне обстановку. После этого в локацию отправлюсь я с двумя сотнями воинов. Мечи выдашь всем! Мы пройдем последний пост, и, надеюсь, кристалл будет в нашей власти.
-Главное, чтобы не наоборот… — пробормотал Лавр.
-Не каркай, Лавруша, – погрозил я пальцем мятежнику и добавил.- Стерка очень коварна, но, как говориться посмотрим кто кого. Сегодня вечером отведешь наших избранных воинов к ваятелям. Не забудь и сам пройти церемонию! Сразу после этого осуществляем прорыв! Ясно?
-Велес, а что если мне не удастся пройти первые посты? – несколько испуганно произнес мятежник.
-Ты хочешь узнать, можно ли тебе в таком случае вернуться обратно? Я правильно тебя понял?
Мой собеседник кивнул.
-Интересный вопрос, Палыч. Я подумаю на досуге…
Лавр по-прежнему пристально смотрел на меня.
-Мы оба знаем, какие пытки ждут тех мятежников, которые ни с чем возвращаются на родину. Троян сдерет с тебя три шкуры прежде чем…
-Превратит меня в лярву, – докончил мою мысль Лавр.
-Сожалею, но расклад именно такой. В случае очередной неудачи подобная участь грозит и мне. Но, я почему-то уверен, что на этот раз мы вернемся с победой. – Приободрил я его, но Лавр не спешил уходить, видимо дожидался более четкого ответа.
-И все же? – тихо произнес он.
-Поступай, как знаешь, но если вдруг прорыв окажется провальным, лично я не вернусь. Чистильщики более великодушный народ, — ответил я Лавру и отправился бродить по пока еще родным просторам. Вроде все как всегда: одни играют в карты, другие купаются в пруду, третьи просто — выпивают. Не смотря на кажущееся спокойствие, напряженную обстановку ощущали все мятежники. В их глазах читался страх. Все знают, что если старики проиграют, в ход пустят молодых, причем всех, без разбора. Пушечное мясо, впрочем, как всегда…
-Хорошо в деревне летом? – крикнул я, помахав рукой старому другу.
Ёся был увлечен крайне важным занятием, можно сказать делом всей своей земной и загробной жизни. Наш врач, вооружившись лупой, копошился в «трупе» мятежника. Астросфера бедолаги медленно распадалась.
-Ты бы хоть электронный микроскоп приобрел, доктор зло! – усмехнулся я.
Врач встрепенулся, подняв голову.
-А, это ты… — произнес он, несколько растерянно.
-Я, а это что? – произнес я, указав на исчезающую оболочку.
-Витя…
-Витька. Помню. В сознании тут же всплыл облик высокого и накаченного мятежника. Слегка нагловатого, но в целом неплохого. Кажется, он был из роты Охотского.
-Видимо что-то не поделили, — пробормотал лекарь, продолжая внимательно рассматривать астросферу.
-Ты что там клад ищешь? – усмехнулся я, но Ёся строго посмотрев на меня и поправив очки, которые постоянно съезжали на его нос, изрек:
-Видишь ли, мой друг. Я копаюсь в останках этого бедолаги вовсе не из-за праздного любопытства. Сейчас свершилось великое открытие, и теперь механизм функционирования души лежит на поверхности!
-Давай поменьше умных слов и побольше главного, – предложил я.
Еся улыбнулся и продолжил:
-Сейчас я увидел разрушение трех слоев души, хотя всегда думал, что их лишь два! Оказывается, человеческая душа или астросфера состоит из трех оболочек. Повреждения первого слоя – не страшны, их всегда можно залатать. Если нанести удар по второму слою, то дух превращается в лярву. Но, существует и третий слой… Последняя броня, защищающая душу. При уничтожении этой субстанции душа окончательно теряет индивидуальность и исчезает. Знаешь, что это все означает? – вытаращившись на меня, произнес Ёся. Его очки упали на землю. Кажется, он этого даже не заметил, настолько был увлечен своим неожиданным открытием.
-Если вторая оболочка повреждена не полностью – ее можно залатать и душа со временем приобретает прежние свойства! Это означает, Велес, что мои друзья могли бы выжить! Те двое, которых тогда убил Охотник…
-По-твоему выходит, что все лярвы – потенциально нормальные сущности? – засомневался я.
-Ни в коем случае, нет. Только те индивидуумы, у которых повреждения второго слоя незначительны. Даже без моего хирургического вмешательства существует большая вероятность их регенерации. Правда, если нанесенный урон окажется больше половины второй оболочки, душа становиться лярвой. Так произошло с нашим Витей. Только у него еще и третий слой был задет. Эх, спасибо ему. Большое человеческое спасибо… Такой вклад в науку! – восхищенно произнес врач.
-Думаю, Ёся, он сейчас совсем не разделяет твоей радости – произнес я, глядя на останки мятежника, которые через несколько секунд окончательно растворились в пространстве.
-Я вот что думаю, какого черта мы здесь делаем? Может нам также, дружище, раствориться в небытие и дело с концом?
Врач удивленно посмотрел на меня и, похлопав по плечу, произнес:
-Когда-нибудь мы все там окажемся… Не стоит торопить события, Велес.
-Вот ты выдал, словно о физической оболочке говоришь!
Едва заметная улыбка появилась на его лице.
-Вспомни свои первые рейки. Когда в системе мы были юнцами и верили, что души бессмертны. Теперь я бы многое отдал, чтобы вновь вернуться в то время! А сейчас…, если мы провалим очередную миссию, мы отправимся вслед за Витькой. Знать бы мне все это до того, как я удрал из системы! Какими же дуралеями мы были. Да что там, не только мы, а все наше мятежное братство. В погоне за призрачной свободой оказались в клетке! – выговорившись, махнул рукой Ёся.
Все, что сказал мой друг, было правдой и если вновь прибывшие молодые революционеры пока еще радеют за идеи, то добрая половина мятежников осознает, в какую кабалу их втянули. Иосиф еще долго делился своими мрачными мыслями. И хотя его дух, бесспорно, был мятежным, какая-то часть все же сопротивлялась и стремилась к упорядоченности. Сейчас, выпив немного виски, он болтал без умолку, рассказывая все подряд – от своей врачебной практике в морге, до принятия вступительных экзаменов у молодых абитуриенток. Но, после того, как он в красках стал описывать свою последнюю операцию, а именно замену мочевого пузыря у некого Ивана Николаевича на новейший искусственный аналог. Я сказал — alles . Конечно, нельзя строго судить моего друга, но, когда он напивается, то становиться полнейшим занудой. Вскоре я оставил Ёсю наедине с его лучшим другом и самым внимательным слушателем – самим собой.
Я еще долго бродил по родному зеленому елово-лиственному лесу. Забавно, что для чистильщиков и прочих блюстителей закона, наш лес предстает в совершенно иных красках. Каждое произрастающее здесь дерево наполняло меня энергией. Подзарядившись и найдя два подберезовика и десяток мухоморов, я поспешил вернуться на полигон. Уже темнело. Вечер стремительно поглощал день. У нас, мятежников, множество локаций, так как нам приходиться постоянно менять место жительства. Эдакий цыганский табор. Не смотря на это, все локации имеют свои особенности. В этой, к примеру, время распределено весьма интересно. Утро и день тянуться почти двое земных суток, а вечер и ночь несколько часов. Я пришел на свою площадь уже вечером. Отобрав две сотни опытных мятежников, половине из которых, лично вручив клинки чистого света, я зашел в небольшую мастерскую. Она представляла собой небольшое дежурное помещение. Двое сонных охранников при моем появлении тут же удалились. Я присел в мягкое кожаное кресло и, достав из кармана самый большой мухомор, незамедлительно направил его в рот. Потом второй, третий, ну прям как семечки. Немного соленоватые, они чем-то напоминали сушеную воблу. Еще одно преимущество нашего кочевого дома – любые травы, грибы и даже звери в нашем лесу обладают энергией! Поглощая их, мы прибавляем свою силу. Лавр все не появлялся и у меня уже закрались черные мыслишки, что он сдался чистильщикам. Нет, он все же на это не способен, успокаивал я сам себя. Во всяком случае, он слишком горд, чтобы вот так просто сдастся. Ночь сменила вечер, и я вновь вышел на площадь. Мятежники ожидали меня с факелами. Медлить было нельзя. Вне зависимости от того, что произошло с Лавром и его командой, теперь я должен ввести свою кавалерию в бой. Утром на ковер к шефу, а у меня в запасе лишь несколько часов.
-Время поджимает, друзья! – обратился я к взволнованной толпе. — Дадим Лаврентию еще несколько мгновений, прежде чем…
Резкая вспышка света заставила меня замолчать. Из открывшегося огромного портала, на площадь вывалились два чистильщика – рыжая девчонка и белобрысый парень. Мы сомкнули ряды так, что двое наших нежданных гостей, оказались в круге. Рыжая, шипя, словно загнанная тигрица, кидалась из стороны в сторону. Парень вел себя скромнее –молча стоял в центре. Вскоре из портала появился Лавр. Мятежники, подняв факелы, стали радостно его приветствовать. Палыч был изрядно потрепан, местами его кожа была подкопченной… Наш заумный врач поставил бы диагноз – тепловые повреждения первого слоя астросферы. Проще говоря, нашего мятежника изрядно закидали файерболами. Вслед за Лаврентием из портала появились остальные мятежники и проход закрылся. Из двухсот ушедших, вернулись около половины. Неплохо, весьма неплохо!
-Первые три поста полостью очищены! Доброй дороги, Велес! – поклонившись, произнес Лавр.
-Молодчина, старина! – сказал я и, крепко пожав мятежнику руку, добавил. — Пойманных чистильщиков к Трояну.
Теперь дело за мной. Пешки прошли, в игру вступают кони. Я уже было собрался открыть портал, как заметил на шее чистильщика знакомый амулет.
— Лавр позволь взглянуть поближе на эту рыжую лису! – указал я на девчонку.
Мятежник, схватив пленницу за шею, бросил ее ко мне в ноги.
-Откуда это у тебя? – приблизил я ее, схватив за крестик.
-А.. а..а.. Ничего не скажу! – прошипела она в ответ.
-А так? – зарычал я, обернувшись в медведя и, ударил ее лапой. Чистильщик с диким воплем повалилась на землю.
-Сорвала с мятежника, ваш телепорт! – заорала она.
Схватив ее за шею, я сорвал крест. Портал мгновенно открылся. Девчонка завизжала еще больше, но я отбросил ее в сторону.
-Лавр, разберись, откуда у простых мятежников атрибут вожака! – зарычал я, прежде чем шагнул в портал.

Вернуться к оглавлению

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *