Домашняя / Книга мятежный дух

Книга мятежный дух

Глава 11. Реабилитация.

Как порой приятно проснуться под шум дождя, монотонно бьющего по крыше. Особенно, если торопиться особо некуда, да и не зачем. Хотя, самое приятное — это пробуждение в родной постели, рядом с любимым человеком. С тем самым, которого так часто рисовала в своем воображении и искала в реальности. Разыскивала, словно кладоискатель, перелопачивая тонны грязи, глины и песка, в надежде найти одну единственную золотую крупицу. Сейчас я очнулась одна, на родной теплой печке. Завернувшись в старенькое цветастое одеяло, я ощущала себя счастливой. Это был мой дом – маленький, неказистый, но в тоже время самый лучший на свете! За окошком вовсю светило солнце, а дома под столом настойчиво мяукал Тимофей. Неохотно встав с печи, я подошла к столу. Как же я была счастлива, обнаружив на нем полный кувшин парного молока и укрытые полотенцем, еще теплые мамины пирожки. Усевшись за стол, я принялась завтракать. Молоко оказалось наивкуснейшем, а уж выпечка просто райской. Наливая кружку за кружкой, я никак не могла напиться. Голод меня мучил до тех пор, пока я не съела всё, что лежало на столе. Допивая последний глоток молока, я вдруг вспомнила про кота. Обиженно посмотрев на меня, Тимка шмыгнул в другую комнату.
— Тимка, стоять! — окликнула я его, но кота и след простыл. Зато послышался голос брата. Радостно вбежав в комнату, я увидела Сашку.
Брат раскладывал на диване свои рыболовные принадлежности. Тем временем, Тимка, уже успел стащить из открытого рюкзака небольшую плотву. Рыбка отчаянно била хвостом и плавниками, прежде чем наш котяра впился в нее своими остренькими зубишками.
— Тима, сколько раз тебе говорить — жрать надо на улице! – рассмеялся Сашка.
— Опять пол в грязи, мать будет бурчать.
— Мать? – несколько испуганно произнёс Сашка и, посмотрев на меня, продолжил. — Кристина, прошло уже пять лет как ее не стало…
Я села на диван, ошарашено глядя на брата. Слёзы катились по моим щекам. Всё вокруг стало мутным. Комната словно расплывалась, преобразуясь в нечто совершенно иное. Исчез Сашка, кот, распотрошенная на полу рыба. Медленно появлялась другая мебель, на месте прежней. Первое, что я чётко увидела – это мерцающий экран монитора. Несмотря на то, что всё вокруг было другим, я поняла, что я опять оказалась дома. Точнее, в другой своей реинкарнации. Я не понимала что происходит. Почему мои воспоминания вдруг оживают, становясь такими реальными? Быть может это сон? Но у бестелесного духа не может быть сна. Если только эта не сама смерть духа. В любом случае, я должна бороться. Раскрыв жалюзи, я открыла пластиковое окно. Двадцатый этаж. Машины кажутся игрушечными, а люди и того меньше. Вокруг кипела жизнь. Все, как обычно, куда — то спешили. Сплошная суета, одним словом – Москва. Вдохнув полной грудью, я закашлялась. Деревенский воздух куда лучше городского. Я уже было хотела закрыть окно, как вдруг все вновь зарябило. Дома, трассы, машины – все слилось воедино. Меня быстро затянуло в этот всеобщий поток, но на этот раз все сложилось несколько иначе. Воспоминания прошлых реек меня больше не преследовали, более того, я даже ощутила некий прилив сил. Но, для того чтобы вернуться, мне требовалось больше энергии. Мой дух находился в неком пограничном состоянии, между жизнью и смертью. Медленное угасание божественной искры. Это и есть сон души. Сейчас у меня одно единственное желание – проснуться! Вскоре и этого не будет… Что воля, что неволя – безразличие… Пустота… Я превращусь в одну из тех мерзких тварей, на которых сама недавно охотилась. Энерговампир астральный, обыкновенный. Проще говоря — лярва.
-Правильно. – Послышался отдаленный знакомый голос.
— Нет, я этого не хочу!
— Ты все делаешь правильно. Мысли, рассуждай, борись!
— Устала…
— Только так ты сохранишь душу. Труд из обезьяны сделал человека, помнишь?
-Какой бред, человека создал Бог!
— Вот видишь, не все так плохо. Продолжай думать…
Кажется, я узнала голос.
-Квест!!!! – прокричала я, но мой собеседник молчал.
Попытка – не пытка. Стоит попробовать. Иногда хочется, чтобы земной сон длился вечность. Обычно так происходит, если грезится что-то приятное, любимое. К примеру, сладковатый запах нарциссов, дружно распустившихся в клумбе под окном. Утро в деревне… Пирог с картошкой и щавелем на завтрак. Вонючее, но жутко полезное козье молоко. Лес, грибы, ягоды, огород и грядки. Грядки, грядки…Роддом, ясли, детский сад, школа, вуз или гап. Дальше работа, работа и работа, а затем земля. Возвращаемся все к тем же грядкам. Схема жизни проста. Что же потом? Небо, астрал, очищение и роддом. Круг. Основу вспомнила, осталось узнать главное – кто я? Дух, вышедший за пределы цикла. Мятежник? Нет, уже нечто другое… Дух, убивающий враждебных сущностей. Святой дух?! Нет, помнится, название было совсем не благозвучное. Внезапно тьма, окружившая меня, стала потихоньку рассеиваться. Первое, что я увидела, открыв глаза — нарциссы в пол-литровой банке.
— Даруй свет и темнота сойдет, на нет! – поприветствовал меня знакомый голос. Я лежала на диване. В кресле напротив тихо посапывал Вепрь. Прямо у его ног, на коврике, свернувшись калачиком спал Рыжий. Кабинет, в котором мы оказались, выглядел весьма солидно. Темно-коричневая кожаная мебель, высокий подвесной потолок, огромный стол, окружённый офисными креслами. У окна две огромные пальмы, множество полочек, заполненных всевозможными статуэтками, кубками и прочими сувенирами. Среди всего этого офисного многообразия, я не сразу заметила Квеста. Будучи маленьким мальчиком, он занимал слишком несоразмерное со своим ростом кресло, в котором буквально тонул. Перешагнув через Рыжего, я заметила, что чистильщик начинает пробуждаться. Вепрь тоже перестал храпеть. Не успела я приблизиться к боссу, как за спиной послышался шум.
-Смотри куда прешь! – заорал вдруг Рыжий, вскочив как ошпаренный. Вепрь стоял рядом, потирая глаза.
— С возвращением, герои!- громко произнес Квест, раскачиваясь в своем громадном кресле.
— Вот кошмар приснился. Голубые лярвы! — воскликнул Рыжий, усевшись за стол напротив Квеста.
— Я бы многое отдал, чтобы это было действительно сном, – произнес Вепрь, рассматривая одну из картин, сделанную в виде мозаики. На ней была изображена схватка двух маленьких собачек.
— Что может быть интересного в этих бульдогах? – усмехнулся Рыжий.
-Это мопсы! – поправил его Квест.
-Мопсы, шмопсы… Псина – она и в Африке псина! – воскликнул чистильщик.
— За что я тебя люблю, Рыжий, так это за искренность! – произнес Квест, направляясь к выходу.
— Наверно именно поэтому Верзиле и Красношапке VIP места, а мне пыльный коврик достался.
— Повторяю в сотый раз, я – Кристина!!!
— Банально. Сама посуди — Рыжий, Вепрь и Красношапка звучит куда круче! От такого боевого комплекта мятежники сразу в штаны наложат!
— Ага, прямо как ты, при виде новых лярв!
Глаза чистильщика засверкали, и в руке загорелся файербол. Схватив банку с нарциссами, я уже было хотела метнуть этим во взбесившегося чистильщика, как вдруг его заслонил Вепрь.
— Браво, друзья мои, браво! Рад, что вы не впадаете в уныние, учитывая то, что сами без пяти минут лярвы! – произнес Квест.
Все резко замолчали. Слова, сказанные им, повергли нас в шок. Несколько минут мы внимательно рассматривали друг друга. Сначала с ужасом, а затем с интересом. Накачавшись в кресле, босс вырубил комп и направился к выходу.
-Не может быть!- воскликнула я, встав у выхода.
-Конечно, не может, пока… – улыбнулся Квест.
— Ну и шуточки у тебя! – облегченно вздохнул Рыжий.
— Новые сущности нанесли вам серьёзные повреждения, вплоть до второго энергетического слоя. Так что пока не высовываться. Планерка через пять …минут! – произнес Квест, взглянув на большие настенные часы, висевшие над его креслом.
-Раз уж мы на больничном, явка обязательна? – хитро улыбаясь, спросил Рыжий.
Погрозив пальцем, мальчик вышел из кабинета.
-Значит, да. – С грустью произнес Рыжий.
-А ты как думал? Вся эта заваруха в нашу смену произошла, – уточнил Вепрь.
— Как вспомню, так дурно! – ответил чистильщик и, схватившись руками за голову, рухнул в кресло.
-Болит? – поинтересовался Вепрь.
-Ломает всего, будто всю ночь вагоны разгружал, а потом пил. Или наоборот…- пробурчал Рыжий.
-Сильно они нас, долго восстанавливаться придется…
-А ты где сохранился? – спросил вдруг его Рыжий.
-В смысле? – удивился чистильщик.
-Ну что последнее помнишь?
-Появление Квеста.
— Вот и я там же застрял. Ну а ты? – спросил Рыжий, развернувшись ко мне.
Внимательно рассматривая предметы на столе, я раскачивалась в кресле Квеста. Среди уймы мелких статуэток, рядом с кипой каких-то документов, лежал кинжал. Тот самый, которым Квест так ловко справлялся с лярвами.
-Эй, Барби, что уши отвалились? – крикнул мне Рыжий.
-Я сохранилась на хранителях, — спокойно произнесла я, незаметно сунув оружие в карман.

Вернуться к оглавлению

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *