Домашняя / Фэнтези / Александра Лисина всадник для дракона читать онлайн

Александра Лисина всадник для дракона читать онлайн

«Сай не поверит в безупречный самоконтроль побратима, потому что сам видел, как вся его выдержка испарилась под действием приворота. И его не обманешь малой дозой киринола, потому что Сай прекрасно знает обо всех его свойствах. Чтобы объяснить сегодняшнюю оплошность, Каю придется или раскрывать свою связь со мной, или же ссылаться на твои возможности донора. И ни один из этих вариантов меня не устраивает».
Я мрачно посмотрела на дракона снизу вверх.
— Лучше мы пожертвуем моим инкогнито, чем вскроется, что один из высших инкубов стал полностью зависим от призрака.
«Нет, — возразил дракон, выпустив из ноздрей облачко белого дыма. — Тебя раскрывать нельзя. А обо мне верховные рано или поздно все равно догадаются».
— И после этого репутация лорда Эреноя рухнет в самую большую и глубокую пропасть на Круоле? — невесело хмыкнула я. — Знаешь, что будет, если станет известно, что один из высших проиграл поединок дракону, да еще и неживому?
«Если бы мы знали, насколько можно доверять Саю, проблема выбора не стояла бы так остро».
— Так спроси у лорда Эреноя, верит ли он своему побратиму! Если да, то проблемы не будет. А если нет, лорда Сая можно и…
Я споткнулась, недоговорив, а дракон оценивающе прищурился.
«Предлагаешь от него избавиться?»
— Нет, — буркнула я, отводя глаза. — Но все ТУСы на острове контролируются лордом Эреноем. Так что при необходимости, думаю, на лорда Сая можно повлиять.
«Мне нр-р-равится ход твоих мыслей, Хейли, — кровожадно оскалился Рэн. — На Кая это пр-р-роизвело бы впечатление… Ты сегодня останешься?»
— Прости, — с сожалением покачала головой я. — Лорд Эреной рискнул отдать мне расчеты по формуле киринола. Я хочу их посмотреть, а завтра, если получится, заняться зельем.
«У него закончились запасы?» — навострил уши дракон.
— Похоже на то.
«Тогда иди. Без дозы он больше седмицы не выдержит. Но если появятся вопросы, возвращайся — что смогу, подскажу. А если не смогу, будет повод задать Каю лишний вопрос».
— А почему вы общаетесь, только когда он тебя призывает? — полюбопытствовала я, уже собравшись вернуться в комнату.
«Так получается, — тут же помрачнел Рэн. — В другое время либо я его подавляю, либо он меня. А поговорить на равных можем только так, во время перехода, да и то очень недолго».
— Жаль, — вздохнула я и на мгновение прижалась к теплой драконьей чешуе. — Но я рада, что вы пытаетесь найти общий язык.
Рэн тихо заурчал.
«Если ты будешь подпитывать Кая так же хорошо, как сегодня, мы сможем видеться чаще. С тобой ему намного легче».
— Ты о чем?
«Помнишь, о чем говорилось в книге о таких, как ты? Доноры — это люди, умеющие отдавать свои силы…»
— Я их и так отдаю по первому требованию.
«Да, но раньше ты делала это по необходимости. А сегодня захотела. Сама. Поэтому Кай впервые за много лет вернул себе магию».
Я наморщила нос.
— Не знаю. Я ничего особенного не сделала.
«Ты перенесла близость инкуба намного легче, чем всегда, — подозрительно ласково пожурил меня дракон, и я неловко отвернулась. — Не так ли? А что это значит, ты поняла?»
— Сегодня я впервые не замерзла до полусмерти. И холод ощущался совсем иначе.
«Потому что на этот раз Каю не пришлось с тобой бороться. И не понадобилось забирать энергию силой. О чем ты думала перед тем, как он сделал глоток?»
— Я его пожалела, — неохотно призналась я.
«Вот именно, — утвердительно кивнул дракон. — Для инкуба такой дар сродни лечебному бальзаму для тяжело больного человека. Один глоток, и ты снова можешь дышать. Второй — и ты способен подняться на ноги. Если у тебя получится его излечить, Каю больше не понадобится делить силы между нами. Он сможет дать мне больше свободы. И это избавит нас от ненужного риска».
Я передернула плечами, представив, что мне придется заново это пережить, но потом все-таки кивнула:
— Я попробую, Рэн. Хотя не уверена, что меня хватит надолго.
В лабораторию я добралась ближе к ночи — после того как одолела записи лорда Эреноя до конца и просмотрела все формулы. Глаза, конечно, устали с непривычки, но жажда экспериментов не позволила просто так лечь и забыть обо всем до утра.
Оглядев абсолютно пустую лабораторию, в которой со времени прошлого моего визита ничего не изменилось, я удовлетворенно кивнула и, прижав к груди драгоценную тетрадку, с предвкушением промурлыкала:
— Отлично! Люблю, когда никто под руку не гавкает.
После чего по-хозяйски зашла, бросила тетрадь на стоящий в углу стол, с азартом покопалась на полках, доставая котелок и нужных размеров колбы. Отыскала необходимые ингредиенты, которые, как и обещал лорд-директор, нашлись в лаборатории в достаточном количестве, и, потерев руки, оглядела поле своей будущей деятельности.
— Ну-с, с чего бы начать?
— Как всегда, с основы, — ответили мне из-за спины, заставив суматошно обернуться. Лорд Эреной с невозмутимым видом стоял на пороге и вопросительно смотрел на меня. — У вас есть вопросы по формуле, арре?
Я тревожно воззрилась на невесть откуда взявшегося инкуба. Что ему опять нужно? И как он меня нашел? Вопрос не праздный — в столь поздний час меня тут быть не должно, даже с учетом любопытства и того, что я давно напрашивалась на урок зельеварения. Так откуда милорд узнал, куда идти? Неужели следил? А из меня киринол до конца не выветрился…
— Нет, милорд, — настороженно ответила я, не зная, как реагировать на поздний визит. Но лорд-директор выглядел абсолютно спокойным. Ни малейшего признака жажды. Ни единого намека на недавнее безумие. Собранный, подтянутый и хладнокровный как всегда.
— Как вы себя чувствуете? — на всякий случай осведомилась я.
— Прекрасно.
— А лорд Сай?
— Злится, — кратко ответил директор, заставив меня сперва успокоиться, а затем огорчиться. Видимо, скоро мне предстоит пережить крайне неприятный разговор. — Как ваш индикатор?
Порывшись в кармане, я достала заветный шарик.
— Неплохо, — с некоторой долей удивления оценил мои резервы инкуб. — Всего лишь насыщенно-розовый. Кажется, киринол сослужил вам хорошую службу, арре, — инактивировал остатки противоядия, так что скоро вы сможете вернуться к занятиям.
— Когда? — встрепенулась я.
— Когда закончите с зельем. Сколько у вас уйдет на это времени?
— В общей сложности сутки, — почти не задумалась с ответом я. — Но если вы поможете…
Инкуб усмехнулся и наконец зашел внутрь.
— Что от меня требуется?
— Кровь, — деликатно кашлянула я, отступив на шажок. — Но позже. Я была бы вам благодарна, если бы вы просто поприсутствовали, пока я колдую. И подсказали последовательность действий, если у меня что-то не получится.
Лорд Эреной невозмутимо кивнул:
— Я в вашем полном распоряжении, арре.
— Спасибо, — несмело улыбнулась я и, дождавшись, пока он отступит в сторону, с энтузиазмом взялась за работу.
Создавать сложное зелье всегда интересно, особенно когда варишь его в первый раз. По мне, чем сложнее зелье, тем больше азарт и тем увлекательнее процесс, не говоря о желании получить результат. А тут я и травы незнакомые использовала, да и зелье непроверенное. Было от чего заволноваться.
На протяжении почти полутора часов в лаборатории все пыхтело, булькало, толклось, варилось и смешивалось в строго определенных пропорциях, пока я торопливо сверялась с записями в тетрадях и подливала в котел нужные ингредиенты. Лорд Эреной не вмешивался, с неослабевающим любопытством следя за моими метаниями от стола к полкам и обратно. И поправил меня лишь однажды, когда я замешкалась, едва не опоздав с последним компонентом. А когда долгожданная основа была наконец готова, вопросительно обернулся и вытащил откуда-то острый нож.
— Не сейчас, милорд, — поспешила я остановить инкуба. — Сперва пусть остынет.
— В рецептуре не указана температура, — нахмурился он.
— Да. Но при нагреве кровь меняет свои свойства, поэтому такого рода зелья смешиваются в холодном состоянии.
— Я не травник, арре, — бесстрастно заметил лорд-директор, но нож все-таки убрал. — Сколько нам ждать?
— Лучше до утра. Смесь должна быть комнатной температуры.
— А не будет поздно? Зелье довольно нестойкое.
— Я добавила туда несколько травок, так что теперь оно будет стойким. А количество крови мы будем менять в зависимости от ваших потребностей.
Лорд Эреной поморщился.
— Это неудобно, арре.
— Напротив, — живо возразила я, снимая котелок с огня. — Я уже рассчитала, сколько понадобится крови при условии, что вы будете подпитываться постоянно. Имейте в виду: с моими травками зелье будет действовать намного дольше, но при этом вы не лишитесь способности усваивать ману. А если получится так, как я хочу, вы в несколько раз сократите ее отток. Правда, для этого придется немного поэкспериментировать, поскольку это только в теории. Но, думаю, за пару-тройку дней управимся и дальше вы сможете самостоятельно регулировать дозу.
Инкуб ненадолго задумался.
— А как ваше зелье будет действовать при другом уровне магического фона? Я смогу его использовать, скажем, на Круоле? Или в Троемирье?
— Основа от этого не зависит, — улыбнулась я, накрывая котел крышкой. — А как рассчитать количество крови в зависимости от фона, я вам потом покажу.
Инкуб помолчал, рассеянно разглядывая дымящийся котелок, а потом снова спросил:
— Вы уверены, что ваши травки не испортят качество напитка?
— Да, милорд. Они относятся к группе нейтральных, поэтому влиять на само зелье не должны. Но в крайнем случае мы можем вернуться к исходному рецепту, много времени для этого не требуется. Собственно, я могу сварить его даже сегодня — на случай, если завтра у нас ничего не получится.
— Варите, — непреклонным тоном велел инкуб, и мне ничего не оставалось, как потянуться за вторым котлом. А потом еще полтора часа увязнуть в колбах, пробирках и лотках с ингредиентами.
— Уф! — выдохнула я через некоторое время, стаскивая с огня второй котел. — Тяжелый!
— Позвольте мне. — Инкуб стремительным движением оказался рядом и перехватил мою ношу, собственноручно поставив ее на стол рядом с первым зельем. При этом он неосторожно коснулся моей руки, отчего я вздрогнула, а затем мгновенно вскинулась.
— Милорд… почему у вас руки снова теплые?!
У него ведь больше нет киринола! Не должно было остаться! Он обещал!
Лорд Эреной, перехватив мой испуганный взгляд, успокаивающе улыбнулся.
— Все в порядке, арре. Я просто-напросто сыт.
— Ч-что? — растерялась я.
— Я практически сыт, — спокойно повторил инкуб и осторожно взял меня за руку. — Это не значит, что я полностью восстановил способности к магии, но их отсутствие больше не доставляет мне дискомфорта. И мне не нужно забирать силы извне. По крайней мере какое-то время.
Я недоверчиво посмотрела на его ладонь, в которой почти утонули мои пальцы, а потом слегка коснулась ее и осторожно погладила. Я привыкла, что он всегда холодный, как ледышка, а тут — тепло. Живое, настоящее. Будто и не было никакого голода, и не было той иссушающей метели, что едва не выморозила меня заживо.
Но неужто такое возможно? И неужели для того, чтобы стать нормальным, ему всего-навсего нужно полноценно питаться?
Словно во сне, я медленно подняла руку и приложила тыльной стороной к его лбу. Лорд Эреной вопросительно приподнял брови, а я в полнейшем недоумении провела ладонью по его щеке. Затем проверила шею, снова подержала его руку, все еще сомневаясь, что это правда. И только потом подняла ошарашенный взгляд.
Лорд Эреной едва заметно улыбнулся.
— Теперь вы мне верите, арре?
Я, спохватившись, отступила на шаг.
— Простите, милорд. Но это так… необычно. Насколько этого хватит?
Он пожал плечами.
— Скорее всего, на день. Может, чуть больше. Когда уровень силы опустится до нуля, голод вернется.
— А если вас покормить до того, как вы снова проголодаетесь?
Инкуб внимательно посмотрел мне в глаза.
— Мой способ питания чем-то похож на тот, каким пользуются люди. В том смысле, что слишком много за один раз усвоить невозможно — требуется время на «переваривание». На Круоле процесс поглощения энергии протекает почти непрерывно и не требует особых усилий. Здесь, на Атолле, мои потери значительно превышают возможности среднего донора, поэтому наесться впрок мне пока не удавалось. Но с вашими способностями, думаю, можно попробовать. Если, конечно, вас это не пугает.
Я на мгновение задумалась.
Если верить Рэну, инкуб сыт лишь потому, что в последний раз я «накормила» его от души. И этого хватило, чтобы лорд Эреной впервые за долгое время почувствовал себя хорошо.
А что будет, если он насытится полностью? Насколько изменится потребность инкуба в кириноле? Имеет ли смысл делать перерасчет по формуле, учитывая, что кормить его в таком режиме у меня получится и дальше? А если милорд со временем восстановит весь магический потенциал? И если кормить его можно будет гораздо реже и в меньших количествах? Нежных чувств ко мне милорд, судя по всему, испытывать уже не будет, от голода тоже не сорвется, так что, наверное, можно попробовать?
— Только мне надо подготовиться, милорд, — наконец решилась я. — Подождите пару минут.
Нервно сцепив руки в замок, я отвернулась и постаралась вспомнить, какие чувства испытывала вчера и в тот день, когда нашла его умирающим.
Чужой мир… мрачная торжественность ночи… беззвездное небо и холодный ветер, гоняющий по выжженной земле многовековую пыль. Склонивший голову инкуб, на плечи которого обрушилась неимоверная тяжесть… его помертвевшее лицо, в котором больше не чувствовалось жизни… неподвижный взгляд, устремленный в пустоту… изуродованная рука, покрытая глубокими ожогами…
Мне снова стало его жаль. До слез, до закушенной в кровь губы. И снова захотелось помочь. Не как инкубу, ставшему от меня зависимым, но как человеку, который сделал для нас с Рэном так много.
Глубоко вздохнув, я повернулась и, не поднимая глаз, подошла к терпеливо дожидающемуся наставнику.
— Я готова, милорд.
И он больше не стал ничего говорить — просто припал к моим губами, с легкостью вытягивая бушующий в моей груди пожар. Вбирая в себя его болезненный жар, избавляя меня от обжигающей жалости и оставляя после себя лишь приятную, восхитительную прохладу, к которой я, сама того не понимая, потянулась всем существом.
Не знаю почему, но у меня снова закружилась голова. Если бы не лорд Эреной, я бы, может, даже упала, но он не позволил. В какой-то момент на моей талии сомкнулись крепкие мужские руки, осторожно придерживая и одновременно заключая в надежный плен. Горячие губы из настойчивых стали нежными, заставив меня затрепетать и издать едва слышный стон. Прохладное дыхание потеплело, и я жадно дышала им, будучи не в силах остановиться…
А потом все неожиданно закончилось — лорд-директор без предупреждения отстранился и быстро выпрямился.
— Благодарю вас, арре.
Я недоуменно моргнула, машинально потянувшись следом, но почти сразу спохватилась. Так, в чем дело? Почему я опять чувствую столько всего лишнего? Я же больше не должна поддаваться! Разве нет?
— Как вы, арре?
— Нормально, жить буду, — настороженно ответила я, не понимая, что со мной творится. — Вам стало лучше?
— Я еще не понял, — задумчиво ответил лорд Эреной, по-прежнему придерживая меня за талию. Его руки стали совсем горячими, но я не сразу сообразила потребовать, чтобы он разжал объятия. Более того, в какой-то момент я вдруг ощутила, что мне… хорошо. Стоять вот так, рядом, чувствуя на своей коже ровное дыхание инкуба и слыша, как бьется под моими руками его сердце. Оно было так близко, такое сильное и удивительно беззащитное, что это невольно напомнило день, когда я впервые увидела Рэна. И когда он наглядно показал, что же это такое — наше с ним Пламя.
Мысль о драконе привела меня в чувство, заставив отодвинуться от лорда-директора. Ощущение тепла мгновенно пропало. Внутри стало пусто и как-то тоскливо. Я попятилась, а инкуб, словно спохватившись, коротко поклонился.
— Доброй ночи, арре.
— Доброй, — сглотнула я и как можно скорее покинула лабораторию, чтобы вихрем промчаться к открывшемуся ТУСу и, ворвавшись в свою комнату, с ходу кинуться к картине.
— Рэн, что происходит?! — требовательно уставилась я на сонного, неохотно приоткрывшего один глаз дракона. — Я думала, что больше не поддаюсь магии инкубов!
Рэн широко зевнул.
«Пока киринол не выветрится полностью, ты будешь ее чувствовать. На это уйдет какое-то время».
— Но лорд Сай сказал, что хватит всего нескольких часов!
«Для инкуба — да. К утру Кай выработает противоядие в нужном количестве и успокоится окончательно. Однако из твоего тела яд будет выводиться дольше, поэтому эффект сохранится на протяжении нескольких дней. Будь готова в это время испытывать некоторый… мм… дискомфорт в присутствии инкуба. И, кстати, имей в виду: на Сая последствия твоей ошибки не распространяются, так что если тебя случайно угораздит выпить его киринол, лучше сразу подумай, куда спрятать труп».
Я передернулась, в красках представив, что сделает с обезумевшим инкубом дракон, и с трудом удержалась, чтобы не осенить себя охранным знаком.
Дракон снова закрыл веки.
«Избегать его не получится. А вот не брать из его рук еду и не пить поднесенную им воду — вполне реально».
— Думаешь, он посмеет…
«Нет. Но это не последний инкуб в твоей жизни, так что привыкай вести себя осторожно».
— По поводу лорда Эреноя ты не посчитал нужным меня предупредить, — сказала не в упрек, а, скорее, просто констатировала факт.
«Умышленно он бы на это не пошел. У Кая особое отношение к нам. А Сай ограничен только словом, и я бы не хотел проверять его на прочность».
Вернувшись поутру в лабораторию, я пережила несколько крайне неприятных минут, обнаружив, что драгоценное зелье исчезло. И только спустя какое-то время, передумав обо всем на свете, вспомнила, что уходила вчера одна, тогда как лорд Эреной остался, и, вероятно, именно он забрал оба котелка, чтобы держать все под контролем.
Вытерев со лба испарину, я перевела дух и вышла, намереваясь наведаться к кабинет директора для завершения эксперимента, но, уже открыв ТУС, вдруг услышала за спиной коридора неясный шум и передумала уходить. А затем обнаружила, что возле зала с живыми картинами появилась новая дверь, которой еще вчера не было, и заинтересовалась.
Ого! Неужто лорд-директор открыл мне доступ еще в одно помещение? А может, он там и мне не нужно искать его по всей Школе?
Каково же было мое удивление, когда, тихонечко отворив дверь, я обнаружила внутри не лорда Эреноя, а юного лорда Риера. Который, вооружившись мечом, метался по пустому помещению, исполняя какой-то дикий танец с оружием.
Причем «танцевал» он один и довольно давно, если судить по пропитавшейся потом рубахе. Иногда низко приседал, делая внезапный выпад снизу, ни с того ни с сего вдруг подпрыгивал, а приземлившись на ноги, разражался целым градом ударов по невидимому противнику.
Словом, я впечатлилась. Наши мужики ничего подобного не вытворяли, в Приозерье считалось, чем ты проще, тем лучше. Кулаком в нос да по ребрам, кровавая юшка на три шага в стороны — вот, почитай, и все сражение. Наши охотники все больше ножи уважали да луки, ежели на зверя ходить, меч на три ближайших деревни был всего один, да и тот в сундуке у старосты пылился. А тут — целая наука. Искусство. Поэтому некоторое время я просто стояла в дверях, с изумлением наблюдая за тренирующимся парнем, пока наконец он не повернулся ко мне лицом и не остолбенел еще чище, чем я недавно.
— Ты что тут делаешь?!
Я почувствовала некоторую неловкость. Некрасиво вышло, наверняка благородный лорд решил, что я за ним подглядывала.
— Извини… те… — Ох, я же не знаю его полного имени! И титула, если уж на то пошло. Как к нему обращаться-то? Благородный ведь…
Риер поморщился и опустил меч.
— Можно на «ты» и по имени. Всадники между собой равны, если верить наставнику, так что титулы здесь неуместны.
— А у тебя есть наставник? — встрепенулась я, сделав в памяти отметку насчет равенства.
Риер фыркнул:
— Конечно. Кто бы меня так просто сюда пустил?
— А… кто он?
Неужто лорд-директор в свободное время еще и парня в воинском деле натаскивает?
— Мастер Дирас, если тебе это о чем-то говорит.
Я покачала головой:
— Никогда не слышала. Он тебя сражаться учит?
— Не только, — усмехнулся молодой лорд, после чего подошел к приютившейся около двери стойке с оружием и, воткнув меч в специальное углубление, отряхнул руки. — Вообще-то мастер Дирас — ворф. Он много чему учит, но девушкам эта наука не пригодится, поэтому я и удивился, увидев тебя здесь. Как ты попала внутрь?
— Ну… — озадачилась я. — Что за вопрос? Через дверь, конечно.
Риер очень внимательно на меня посмотрел.
— Какую?
— Как это — какую? Ты что, слепой?
Молодой лорд подошел вплотную, задумчиво вглядываясь в мое лицо, затем прошел вдоль стены, видимо сомневаясь в том, что дверь там действительно есть. Придирчиво осмотрел стену от пола до потолка. Даже потрогал зачем-то. После чего снова повернулся ко мне и совершенно спокойно заметил:
— Не знаю, что ты здесь видишь, а для меня никакого прохода нет. Голая стена без малейших признаков выхода.
Вот уж когда я удивилась и даже обернулась, чтобы удостовериться, что парень шутит. Но если дверь была на том же месте, что и минуту назад, то Риер выглядел серьезным. Это что же, получается, иллюзия? А зачем? Почему для меня здесь один вход, а для Риера, судя по всему, другой? Мне казалось, у лорда Эреноя только зеркала личные, а выходит, есть еще и двери?
— Сам-то ты как сюда попадаешь? — спросила я у Риера. Тот небрежно махнул рукой в дальний угол, где я с опозданием разглядела сливающуюся со стеной каменную арку.
— Через ТУС, разумеется. Координаты этого зала мне показал наставник. Но, учитывая, что с момента поступления я никого из наших не встретил, а ты здесь каким-то образом появилась, полагаю, всем нам расширили доступ?
— Вряд ли, — качнула головой я, напряженно размышляя. — Я тоже отыскала способ выходить из комнаты, но, как и ты, никого из наших в Школе за это время не заметила.
— Да? — внезапно оживился лорд. — А когда ты научилась открывать свой ТУС?
— На второй день.
— Молодец. Я только к концу недели сообразил, что к чему. Где именно ты была?
— Да везде, где открылась карта. В библиотеке, тренировочном зале — но не в этом, а в том, что побольше. В лаборатории…
— Ого! — Риер как-то странно посмотрел на меня. — Значит, тебе позволили увидеть больше, чем мне: на моей карте тренировочного зала и лаборатории нет. Да и в библиотеке до книг не дотянешься… Кстати, ты дракона своего нашла?
Я, изумившись до невозможности, едва не брякнула про Рэна, но вовремя прикусила язык. Лорд Эреной не велел делиться этими сведениями, но неужто Риер знает?
— Про какого дракона ты говоришь? — небрежно спросила я, внимательно следя, чтобы не сболтнуть лишнего.
— Того, что на крыше, — ощутимо напрягся Риер. — Ты своего отыскала, или же…
— Конечно, — с облегчением выдохнула я. — Со второго дня к нему хожу. Сперва забегала погреться, а потом — просто отдохнуть. Твой тоже теплый или у меня одной такая аномалия?
Риер, расслабившись, опустил плечи.

Посмотрите также

Павел Бойко — Новая лирика современности

Павел Бойко — Новая лирика современности О авторе Обниму тебя сердцем и укрою душою Чтоб ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *