Домашняя / Фэнтези / Александра Лисина всадник для дракона читать онлайн

Александра Лисина всадник для дракона читать онлайн

Я послушно нырнула обратно, посмотрела на мрачную темноту вокруг, после чего махнула рукой и решила:
— Буду рисовать. Все равно делать больше нечего.
«Как твои успехи? — с нескрываемым любопытством спросил Рэн, когда я наконец перестала себя мучить и вернулась к реальности. — Что-нибудь получилось?»
Я ответила не сразу — сперва попыталась понять, где нахожусь, какое сейчас время суток, потому что вокруг темно, и почему меня все еще укачивает, ведь времени, если верить внутренним часам, прошло немало. Однако причина стала ясна почти сразу. Как выяснилось, я лежала не на земле, а в плотном, покрытом тонкими прожилками вен коконе, словно готовящаяся к перерождению гусеница. А несущий меня завернутой в крыло дракон размеренно шагал в неизвестном направлении. От этого-то и укачивало.
«Рэн… — протянула я, чувствуя, что пропустила что-то важное. — Что ты делаешь?»
«Домой тебя несу. Ты слишком долго спала, и мое время почти вышло. Но лететь я не рискнул — побоялся, что тебе опять станет плохо, а пешком идти долго, так что я не стал ждать, когда ты проснешься».
«Сколько же я спала?» — пораженно привстала я, слыша, как гулко отзывается земля на каждый шаг тяжелого ящера.
«Четыре с половиной часа. У тебя что-нибудь получилось?»
Я почесала затылок. Ничего себе время пролетело!
«Не то чтобы очень, но часть задней лапы… самую нижнюю… я все-таки нарисовала».
«Что? — поразился Рэн, на мгновение сбившись с шага. — Так мало? Хейли, неужели ты настолько плохо рисуешь?!»
«Я вообще этого не умею, — с мрачным видом отозвалась я. — Сегодня первый раз попробовала и должна тебе сказать, что это гораздо тяжелее, чем поднимать в воздух гальку. У меня твоя лапа раз двадцать самопроизвольно стиралась! Я замучилась ее переделывать, пока не стало похоже на настоящую. И то пока готов только контур — я ее даже не раскрашивала».
Дракон озадаченно крякнул.
«Беда-то какая… Устала?»
«Еще бы. Мы же в натуральную величину договорились. Вот я и старалась».
«Извини, я не подумал».
Я отмахнулась.
«Уговор есть уговор. Буду рисовать по чуть-чуть. Главное, чтобы рисунок не растаял. Что будет завтра, не знаю, но за последние полчаса лапа вроде исчезать перестала. И когти больше не расплываются».
«Только ты меня лежащим рисуй, — отчего-то забеспокоился дракон. — А то до спины не дотянешься».
«Я и так не дотянусь. Но пока мне внизу работы хватит — завтра бедро попробую, потом за вторую лапу возьмусь, а после надо будет чешуйки на пузе обводить и за хвост браться. А там так много шипов… Кстати, все забываю спросить: ты, когда исчезаешь, куда прячешь свое тело?»
Рэн поперхнулся.
«Что?»
«Ну ты же не заново его каждый раз создаешь, — пояснила я, задумчиво водя пальцем по кожистой перепонке. — А уходишь полностью — даже чешуйки после себя не оставляешь. Значит, тело должно где-то храниться, чтобы при необходимости — р-раз — и ты снова живой».
«Ах это… — с облегчением хмыкнул дракон. — Ничего особенного — я просто его убираю».
Я удивленно вскинула брови.
«Куда?»
«Помнишь место, куда ты попала, прежде чем ступить за Звездную тропу? Темное, холодное и совершенно пустое пространство, где даже говорить страшно? Там нет времени, Хейли. Там вообще ничего нет, поэтому лучшего места для хранения хрупкого материала и придумать нельзя. Так вот, я, прежде чем снова стать духом, создаю короткую тропу… в никуда. И забрасываю туда все, что мне не нужно в данный момент. А при необходимости забираю обратно, только и всего».
Я прокашлялась.
«Хочешь сказать, там, где нет времени, оно не испортится?»
«Без духа любое тело — лишь кусок плоти, быстро теряющий свои свойства».
«Наверное, на него уходит много энергии?» — задумчиво предположила я.
Дракон усмехнулся.
«Конечно. Думаешь, я просто так возвращаюсь к Каю?»
«Как он вообще согласился тебя выпустить? И почему делает это так часто? Насколько я понимаю, для милорда это довольно трудоемкий процесс».
Дракон тяжело вздохнул.
«Ты даже не представляешь, насколько. И не потому, что ему сложно отдавать. Просто на то время, что живу я, ему приходится превращаться в простого наблюдателя. Он, можно сказать, на это время лишается всего: сил, воли и способности контролировать происходящее. А для инкуба это подобно смерти. Пусть и на два часа в день, но все же…»
Ого! Неужто все настолько сложно? Я и понятия не имела, о чем собралась просить лорда-директора за одну-единственную крохотную услугу!
Я беспокойно заерзала.
«Все настолько плохо?»
«Увы. Когда я забираю у Кая силы, он впадает в некое подобие сна. Хотя может следить за тем, что происходит вокруг, и в какой-то степени влиять на события. Но степень его вмешательства настолько мала, что… одним словом, в этом состоянии он крайне уязвим. Ошибка при выборе источника, — я тебе говорил».
«А кто определяет, когда тебе нужно вернуться?» — нахмурилась я.
Дракон невесело хмыкнул.
«Я, конечно. И мне же приходится следить за уровнем сил инкуба — Кай просто не в состоянии этого сделать».
«Он что, становится совсем беспомощным?» — встревожилась я.
«Можно и так сказать».
«А если ты не уследишь за временем и лорд Эреной истощится раньше срока?»
«Он умрет. Но следом и меня утянет — с каждым днем наша связь становится все крепче. И чем чаще я становлюсь живым, тем прочнее мы друг к другу привязываемся».
У меня дрогнули руки, а по спине пробежался мороз.
«Рэн, это что же получается? На что мы вас обрекли?!»
«На доверие, — тихо уронил дракон, замедлив шаг. — Если Кай нарушит данное тебе слово, он перестанет быть самим собой. А если я воспользуюсь его слабостью, то погибнем мы оба. Так что ты была права, в каком-то роде мы действительно заключили сделку».
Я внутренне сжалась, вспомнив, как легко лорд-директор сказал тогда «да».
«Как он только согласился?»
«А как могла согласиться ты? — печально спросил Рэн. — Маленькое, нежное мое Пламя, которое каждый день отдает свои силы ради того, чтобы мы могли жить».
Мне стало совсем плохо.
«Рэн, а нельзя как-то сделать, чтобы лорд Эреной не рисковал так сильно?» — спросила я, тщетно пытаясь найти выход.
«Нет, Хейли. Или он, или я».
«А если я стану отдавать ему больше сил? Это поможет?»
«Тогда ослабнешь ты, а мы на это не пойдем».
«Но он даже обычную свою меру не забирает! — воскликнула я. — У меня индикатор ниже красного ни разу за эти дни не опускался! Я могу отдавать больше!»
«А толку? — спросил дракон. — Ну отдашь ты немного больше сил. Ну смогу я чуть дольше здесь находиться… В корне это ничего не изменит. Единственное, что ты можешь, это поддерживать баланс. А я — бережно расходовать энергию Кая, чтобы он не истощился раньше времени».
«Если он откажется от кирилона, то сможет восполнить потраченное, и риск для него сведется к минимуму, — упрямо возразила я. — Это будет, по крайней мере, честно».
Рэн неожиданно остановился, осторожно развернул крыло, позволив мне соскользнуть на землю, и внимательно посмотрел в мое расстроенное лицо.
«Несколько дней назад ты спасла ему жизнь. И Кай отдает тебе этот долг так, как считает нужным. Не думай, что заключенная сделка несправедлива или в чем-то ущемляет его достоинство. Напротив, именно сейчас мы трое находимся в равных условиях. Прошу, не бери на себя слишком много, Хейли. В сравнении с нами именно ты — самая уязвимая. И именно тебя мы должны оберегать со всем тщанием. Пожалуй, это — один из немногих пунктов, где наши с Каем мнения полностью совпадают».
Я изумленно замерла.
«Он так сказал?»
«Он так делает, Хейли, — ласково улыбнулся дракон. — Прости, мне опять пора — время на исходе. До дома осталось недалеко — за полчаса, надеюсь, доберешься. Сая не бойся, он тебя не тронет, а на глупые шутки не обращай внимания — отстанет, когда надоест. До встречи, мое Пламя. Я скоро вернусь».
— До встречи, Рэн, — прошептала я, на мгновение прикоснувшись к теплой чешуе на громадном носу. — Я буду тебя ждать.
Дракон тихо заурчал, прежде чем отойти и расправить крылья, а я улыбнулась и, проследив за тем, как исчезает в небесах далекая серебристая точка, поплелась вдоль берега к виднеющимся вдалеке скалам.
Как и обещал Рэн, до цели я добралась где-то через полчаса и, хвала Творцу, никого по дороге не встретила — назойливый гость лорда Эреноя или отправился гулять по острову, или же вовсе его покинул в поисках новых впечатлений. Что он убрался насовсем, почему-то не верилось. Тем более последние несколько минут мне упорно казалось, что за мной внимательно следят из леса. Спеша избавиться от мерзкого ощущения, я почти взлетела на крыльцо, торопливо распахнула дверь и… буквально нос к носу столкнулась с наставником, как раз поднесшим ко рту бокал с киринолом.
Затормозить я не успела, да еще и споткнулась на пороге, поэтому с разбегу налетела на милорда, умудрившись толкнуть его под локоть. От толчка наполненный на две трети бокал качнулся, рубиновый напиток выплеснулся на камзол, украсив его живописными пятнами. Сам лорд-инкуб пошатнулся, но, выбирая между опрокинутой посудой и мной, почему-то сделал выбор в мою пользу. Поэтому я, подхваченная сильной и подозрительно теплой рукой, упасть не успела, а вот бокалу не повезло — ударившись об пол и расплескав остатки напитка, хрусталь с жалобным звоном разлетелся на куски. После чего в комнате воцарилась зловещая тишина, нарушаемая только моим тяжелым дыханием и звяканьем укатившегося куда-то под стол крупного осколка.
— Арре, вы специально это делаете? — сухо спросил инкуб, отпуская мою руку.
Я вспыхнула.
— Простите, милорд. Я не хотела.
У лорда Эреноя опасно потемнели глаза.
— Вы в этом уверены?
— Милорд, вы на что-то намекаете? — мгновенно ощетинилась я. — Или предпочли бы, чтобы мы с бокалом поменялись местами?
Взгляд инкуба упал на осколки, в изобилии усеявшие пол, задержался на багровой луже под ногами, после чего чуть дрогнул. Неуловимо изменился. И прямо на моих глазах остатки киринола с шипением испарились, а осколки осели горстками белесоватой пыли.
Когда этот взгляд остановился на мне, я вдруг почувствовала, что хочу оказаться как можно дальше от обозленного инкуба, его странных привычек и непонятного упрямства, которое не приносит ничего, кроме вреда. А еще мне как никогда не хватало Рэна и даруемого им чувства защищенности. Настолько, что я машинально ухватилась за тяжелый, до краев налитый силой амулет, а затем крепко сжала, черпая в нем опору и надежду.
Помогало слабо, но звенящая, как натянутая струна, тишина все никак не могла взорваться. Инкуб все так же молча стоял напротив, испепеляя меня взглядом. А я, парализованная его волей, невольно таращилась в ответ, лишь чудом держась на ногах.
Когда напряжение в комнате сгустилось до опасного предела, я уже решила — все, пора заказывать заупокойную. Мысленно попрощалась с соседями по классу. Закрыла глаза, разрывая зрительный контакт. Тихонько вздохнула, ощутив легкое дуновение ветерка на горле. И вздрогнула, услышав глухой, какой-то неживой голос над самым ухом:
— Я вас предупредил, арре. Больше повторять не буду.
Инкуб резко развернулся и, не добавив больше ни слова, исчез в ТУСе. А я, проводив его шальными глазами, буквально рухнула на первый попавшийся стул, стараясь не обращать внимания на то, как подрагивают колени.
Вот и поговорили. Вот и обсудили проблемы… Не знаю, что имел в виду Рэн, когда говорил, что меня будут беречь, но сейчас я хорошо понимала, что как никогда оказалась близка к грани: инкуб снова был голоден. Материализация дракона отняла у него много сил. Я видела его глаза. Чувствовала его жажду, больше похожую на безумие. И если кто-то сказал бы сейчас, что мне повезло, я бы ответила, что лорд Эреной лишь отсрочил неизбежное. На час, на день или два… на большее у него просто не хватит выдержки. И осторожные целомудренные поцелуи его уже не спасут — такое впечатление, что мы оба ходим но лезвию ножа. Всего одна ошибка или нелепая случайность вроде этой — и что-нибудь обязательно произойдет.
Сколько я так просидела, приходя в себя, не знаю. Минуту, две… Может, и больше могла бы, но тут взгляд упал на поблескивающий под столом одинокий осколок, и я бездумно наклонилась, чтобы его подобрать.
Хрусталь оказался холодным, как пальцы инкуба, и неестественно гладким. И лишь на сколе грани были острыми, словно острие ножа, а в кожу впивались с такой легкостью, будто их специально затачивали.
— Я гляжу, у вас тут весело, — вдруг хмыкнули у меня за спиной, и я невольно дернулась, роняя осколок. Но тут же скривилась, поспешно зажав кровоточащий палец, и с неудовольствием обернулась.
— Опять вы?
Лорд Сай дурашливо раскланялся.
— К сожалению, арре, в ближайшее время вам не удастся от меня избавиться, я намереваюсь пожить тут еще какое-то время. Так что придется вам смириться с моим существованием.
Я скисла.
— Всем нам придется с чем-то смириться, даже вам. Прошу прощения, милорд, но мне тоже пора.
— Жаль, — притворно огорчился инкуб, словно невзначай подходя ближе, но я уже пришла в себя и была начеку, поэтому поспешила встать и отступить ближе к ТУСу. — А я надеялся с вами пообщаться.
— Боюсь, мы не найдем общих тем для разговора, — огрызнулась я и, пока лорд с удивлением осматривал пол, поспешно юркнула к зеркалу. И с облегчением вывалилась в знакомом до боли кабинете, искренне надеясь, что он пуст и никто меня не увидит.
К огромному сожалению, лорд Эреной не успел его покинуть. Вернее, он даже не собирался этого делать, потому что в данный момент сидел на диване, опершись локтями на придвинутый вплотную столик, и медленно, устало массировал виски, будто их терзала немилосердная боль.
Выглядел он при этом скверно: кожа серая, как у покойника, упавшие на лицо волосы взъерошены, ворот на рубахе разорван, словно инкубу стало душно, испорченный камзол брошен на подлокотник… Моего появления лорд-директор, кажется, не заметил. Даже головы не поднял и не прервал размеренного движения рук. Но когда я увидела, как подрагивают его пальцы, то вдруг почувствовала, что мне его… жаль. Не знаю, что с ним происходило, но возрождение дракона явно давалось нелегко. Может, милорд чересчур сильно чувствовал эмоции Рэна. Может, для него оказалось трудно делиться силами. Или же тут было замешано что-то еще. Но я видела, что ему тяжело. А привитые с детства навыки не позволяли просто взять и пройти мимо. Я же ведунья. Мое дело — помогать и лечить. А кто ему поможет, кроме меня?
Тяжело вздохнув, я осторожно приблизилась к столу и, опустившись на корточки, негромко сказала:
— Простите, милорд… Я знаю, что вам неприятно об этом слышать, но вам очень нужен полноценный донор.
Руки инкуба замерли, а из-под низко упавшей челки страшновато сверкнули абсолютно черные глаза.
— Что вы здесь делаете? — хрипло спросил лорд Эреной, напрягшись так, что под рубахой проступили мышцы.
— Забыла перенастроить переход.
— Уходите, арре, — отвернулся инкуб. — Вам здесь не место.
Я бесстрашно положила ладонь на его руку. Прохладная. Как быстро… А потом крепко сжала чужие пальцы, чувствуя, как по коже пробежал знакомый холодок.
— Киринол стал помогать вам хуже, милорд, — совсем тихо заметила я, когда он дернулся и убрал руку. — Это — эффект привыкания к зелью. Вы слишком долго принимали большие дозы и не давали себе отдыха. А еще у вас появились побочные эффекты — повышенная раздражительность, ухудшение контроля над собой, слабость, головные боли. Еще день-два, и вы станете опасным не только для меня. В этой Школе есть кто-нибудь, кто в случае угрозы смог бы вас остановить?
Лорд Эреной угрюмо промолчал.
— Плохо, — печально заключила я. — Значит, у учеников и преподавателей не останется шансов.
— Что вам нужно, арре? — устало отозвался инкуб.
— Формула киринола, милорд. Я должна ее знать, чтобы сделать для вас нормальное зелье.
— Вы уверены, что сможете?
— Я — ведунья, милорд, — с достоинством напомнила я. — Зелья — это моя жизнь. Не волнуйтесь, превращать киринол в яд персонально для вас я не собираюсь — мне слишком дорога жизнь моего дракона.
— Надо же! — С губ инкуба слетел непонятный смешок. — Ваша настойчивость вызывает уважение, арре.
— А ваше упрямство, милорд, не вызывает ничего, кроме… — с чувством выдохнула я, но договорить не успела — инкуб неожиданно вскинул голову, впервые взглянув на меня прямо, и шумно втянул ноздрями воздух.
— В вас что-то изменилось, арре.
Под его тяжелым взглядом я замерла.
— Э-э-э… разве?
— Да, — повторил инкуб, снова задумчиво втянув ноздрями воздух и одним стремительным движением оказавшись рядом. — Ваш запах стал иным. Совсем ненамного, но все же…
Я растерянно моргнула, когда он так же стремительно наклонился и буквально провел носом по моей шее. С изумлением следила, как он, разочарованно отстранившись, взял мои руки и медленно поднес к губам, к чему-то напряженно прислушиваясь. Затем провел носом вдоль одной кисти, другой… Я даже испугалась, что укусит, — настолько странным стало его лицо. Но обошлось. Инкуб лишь раздул тонкие ноздри, вбирая в себя мой запах, а затем поднял глаза и совсем другим тоном произнес:
— Мне нравится.
И вот тогда я занервничала: что-то в его глазах в этот миг неуловимо изменилось. В голосе. В том, как он держал мои руки. Как придвинулся, хотя еще мгновение назад хотел оказаться как можно дальше. Во внезапно появившейся улыбке на губах. В так же неожиданно ожившем лице. И особенно в неестественном блеске резко расширившихся зрачков, в которых начало стремительно разгораться непонятное, но пугающее пламя.
— И-извините, милорд, мне пора, — пробормотала я, поднимаясь на ноги. — Я, пожалуй, пойду.
— Нет, — спокойно произнес инкуб и уверенно преградил мне дорогу к ТУСу. — Не сегодня, арре.
Мне стало совсем неуютно.
— Милорд?..
— Я голоден, — так же спокойно сообщил он, подходя ближе и привычным жестом прикоснувшись к моему подбородку. — А вы недавно предлагали свою помощь, не так ли?
Мне вдруг до ужаса захотелось отсюда сбежать. Куда угодно, можно даже обратно на Оруан. Потому что со стоящим рядом мужчиной определенно творилось что-то неладное. А потом лицо инкуба оказалось совсем близко. После чего его руки уверенно обвили мою талию, а тихий, наполнившийся незнакомыми бархатистыми, вызывающими дрожь нотками голос прошептал:
— Так помогите же, арре… мне без вас не справиться…
Какую магию он при этом использовал, я не знаю. Наверное, врожденное умение подчинять и очаровывать, потому что в этот момент я не просто растерялась, меня буквально парализовало. И я не смогла не то что отстраниться, — даже не сопротивлялась, когда лорд Эреной впился в мои губы жадным, мучительно долгим поцелуем, от которого подкосились ноги и куда-то исчезло желание противиться.
В мгновение ока меня повело, словно от трехдневного настоя пьянящей ягоды. В голове зашумело, а колени едва не подогнулись, когда меня окатило изнутри волной необъяснимого жара.
Краешком сознания я еще понимала, что что-то идет не так, но противиться чужим рукам не было сил. Нереальность происходящего сводила с ума. Нежные и очень настойчивые губы не давали сосредоточиться. Кожа на лице буквально горела, хотя, казалось бы, должна была замерзнуть. Но я уже ничего не видела и не понимала, кроме того, что не хочу останавливаться.
— Кай, нет! — как-то очень некстати раздался откуда-то издалека тревожный вскрик.
Я протестующе вцепилась в чужую рубаху, а склонившийся надо мной мужчина недовольно рыкнул. Но тем не менее оторвался, заставив меня разочарованно вздохнуть и бездумно потянуться следом. Мгновением позже резкий рывок привел меня в чувство. А затем кто-то бесцеремонно выдернул меня из теплых объятий и грубо оттолкнул к стене, о которую я ударилась плечом.
От внезапной боли перед глазами вспыхнули звезды. Но при этом заволокший мысли туман наконец рассеялся, и я в шоке уставилась на злого, как дракон, лорда Сая, который настойчиво оттеснял меня к полыхающему ТУСу и при этом упорно загораживал от мрачного, как грозовая туча, лорда-директора.
— Остановись, Кай, — повторил чужак, только что вернувший мне свободу. — Ты сам себя уважать перестанешь, если сейчас не удержишься.
— Не лезь, — хриплым голосом отозвался лорд Эреной, не отрывая от меня горящего взгляда. Растрепанный, с расстегнутой на груди рубашкой, с которой отлетела добрая треть пуговиц, с бурно вздымающейся грудью…
Вспомнив, что со мной было, я торопливо отвернулась, чувствуя, как пылают щеки и как стремительно поднимается в душе жгучая волна запоздалого стыда. Творец! Что я наделала? Что на меня вообще нашло?!
А лорд-директор вдруг хрипло рыкнул:
— Уведи ее… и закрой портал!
— Задержи дыхание, брат, — с невыразимым облегчением произнес лорд Сай, цапнув меня за локоть и бесцеремонно втолкнув в переход. Оказавшись в знакомом домике, грубо оттолкнул меня подальше от зеркала и, шарахнув по нему чем-то тяжелым, шумно перевел дух. — Хвала Творцу, успели! А вам, арре, в следующий раз стоит заранее думать, прежде чем соваться к инкубу без приглашения!
Я даже не сопротивлялась, когда меня оттащили в сторону и насильно усадили на диван. Меня ощутимо потряхивало. В голове царил полнейший сумбур. А перед внутренним взором все еще стояло лицо лорда-директора с возбужденно горящими глазами.
— Вам невероятно повезло, арре, — рассерженно проговорил лорд Сай, с грохотом придвинув стул и усевшись напротив. — Если бы я опоздал, вас бы уже испили досуха. А если бы я только заподозрил, что вы сделали это умышленно… поверьте, я бы вас убил.
Я подняла голову и, с трудом смирив нервную дрожь в руках, с недоумением уставилась на раздраженного инкуба.
— Что я сделала не так?
— Ни одна женщина не смеет прикасаться к киринолу без разрешения главы Дома, арре, — жестко сказал лорд Сай. — На Круоле за это положена смертная казнь. Вам ясно?
Я вздрогнула.
— Даже донорам?
— Доноры сами не рискнут к нему притронуться — они боятся киринола, как олени — дракона. Неужели вас не предупредили?
Я мотнула головой.
— Н-нет.
Инкуб впился в меня напряженным взглядом, но через какое-то время все же расслабился и с досадой отвернулся.
— Плохо, что вам не разъяснили сути, иначе мы не оказались бы в таком идиотском положении. С этого обычно начинается служение донора — с основ. И с объяснений элементарных правил безопасности, которыми вы, между прочим, сегодня пренебрегли.
Я, не сдержавшись, вскочила с места.
— Да не трогала я ваш киринол! О чем вы вообще говорите?!
— Вот об этом.
Мне в руки прилетел хрустальный осколок, на котором запеклась капелька крови. Тот самый, которым я совсем недавно оцарапалась.
— Раз Кай поленился просветить вас относительно наших особенностей, это придется сделать мне, — сухо сообщил лорд Сай, властным жестом велев мне сесть обратно. — Еще одна ошибка, арре, и вам никто не поможет. Поэтому слушайте очень внимательно.
Немного поколебавшись, я все-таки вернулась на диван и, пытаясь взять себя в руки, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. После чего решительно нырнула в состояние внутреннего покоя и подняла на инкуба совсем другой взгляд.
— Я готова вас выслушать, милорд.
— Хорошо. — Его взгляд стал не таким напряженным, но голос оставался все же колючим. — Тогда для начала запомните: никогда и ни при каких условиях не прикасайтесь к крови инкуба! Для вас это закончится быстрой и весьма неприглядной смертью.

Посмотрите также

Павел Бойко — Новая лирика современности

Павел Бойко — Новая лирика современности О авторе Обниму тебя сердцем и укрою душою Чтоб ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *